Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 апреля 2010, источник: Фонтанка

Присяжные: людоедам не место среди людей

В Горсуде завершились слушания по громкому процессу, получившему название «дело каннибалов». Двое 20-летних молодых людей виновны в совершении убийства по предварительному сговору 16-летней школьницы, расчленении ее тела и частичном употреблении в пищу, а также в похищении ее вещей, — такой вердикт единогласно вынесли присяжные.

В Горсуде завершились слушания по громкому процессу, получившему название «дело каннибалов». Двое 20-летних молодых людей виновны в совершении убийства по предварительному сговору 16-летней школьницы, расчленении ее тела и частичном употреблении в пищу, а также в похищении ее вещей, — такой вердикт единогласно вынесли присяжные. Подсудимые на суде на неформалов не были похожи.

В Горсуде завершились слушания по громкому процессу, получившему название «дело каннибалов». Подсудимые Юрий Можнов и Максим Главатских признаны виновными в совершении убийства по предварительному сговору 16-летней школьницы Карины Будучьян, расчленении ее тела и частичном употреблении в пищу, а также в похищении вещей принадлежавших девушке. Такой вердикт единогласно вынесли присяжные. Толика сомнений закралась в ряды присяжных лишь по вопросу, заслуживает ли Можнов снисхождения: четыре человека посчитали, что «ведомому» соучастнику преступления некоторые «шалости» простить все же можно. Однако 8 заседателей высказались против.

Эмоции после оглашения вердикта зашкаливали: родственники Карины плакали от радости — справедливость, считают они, восторжествовала, «группа поддержки» со стороны Можнова, возглавляемая его матерью, сначала молилась, затем возмущалась, а в заключение обвинила бабушку убитой в «жажде крови».

Подсудимые, напротив, вели себя довольно сдержанно: Можнов вертел в руках свою бейсболку, Главатских смотрел в пол. Однако последний решил, судя по всему, напомнить о своем статусе начинающей рок-звезды и, проходя под конвоем мимо журналистов, прикрывал лицо листом формата А4 с надписью «F*k Malahov». Так молодой человек пытался выразить свой протест в связи с эфиром программы «Пусть говорят», посвященного скандальному делу, в котором подсудимых, не дожидаясь вердикта присяжных, назвали убийцами.

Судья выступил перед присяжными с наставительной речью, кратко, напомнив об обстоятельствах дела, озвучив позицию обвинения, протокол проведения опознания и доводы защиты. Он призвал заседателей руководствоваться конкретными фактами, отметив, что «речь сторон в прениях не является доказательством», после чего озвучил вопросы, на которые предстояло ответить присяжным: доказана ли вина подсудимых в совершении убийства и кражи, и заслуживают ли они снисхождения.

Присяжные удалились в совещательную комнату на три с половиной часа. Тем временем в коридорах Горсуда толпились многочисленные подростки с характерными для готов чертами: выкрашенными в черный цвет волосами, густо накрашенными глазами, однако после инцидента на прениях (молодых людей с ярко-выраженной готической атрибутикой не пустили в зал заседаний), «группа поддержки» не рискнула появиться в стенах Горсуда в черных одеяниях, предпочтя деловой стиль одежды. Впрочем, как говорится, из песни слов не выкинешь — готы не смогли затеряться в толпе студентов юрфака, чья речь в большей степени соответствовала нормам русского языка. В ожидании вердикта мама Можнова рассуждала о том, что появление девушки в мини-юбке и декольтированной кофте в компании 10 пьяных молодых людей является ничем иным, как провокацией действий сексуального характера. Очевидно, намекая на убитую Карину, которая была влюблена в Главатских, и в день убийства, купив по его просьбе 4 бутылки слабоалкогольного напитка и чипсы, зашла в гости в квартиру, где жил молодой человек. Оттуда она, напомним, уже не вышла — ее утопили в ванной и частично съели. «Зачем она, маленькая девочка, пришла в квартиру в пьяным мальчикам?», — спрашивала она свою младшую дочь, которая с долей иронии отвечала: «Ну, тебе же сказали, погреться. Она объявления расклеивала, на улице было холодно». Когда мимо «честной» компании прошла бабушка убитой, сестра Можнова посмотрела ей вслед, сделав рукой символичный жест.

Впрочем, при оглашении вердикта пафоса у родственников подсудимого поубавилось. Перед началом подруга Можнова, нервно сжимающего в руках бейсболку, перекрестилась, его мать тяжело вздохнула. Однако судья нарушил нервную обстановку, обратившись к присяжным — в документе, поданном судье, по семи вопросам напротив обвинительного вердикта, под которым подписались все 12 заседателей, не было необходимого слова «единодушно». Те в очередной раз удалились в совещательную комнату. Обстановка накалялась. Прокуроры перешептывались, пытаясь понять: единогласно виновны или не виновны.

«Всякое бывает. Все же от настроения присяжных зависит», — отмечали они. Ответ не заставил себя ждать.

Оглашение вердикта заняло 10 минут. Тетя Карины расплакалась. Мать убитой вела себя сдержанно, эмоций не проявляла. Слезы выступили на лице матери Можнова, до последнего, казалось, надеявшейся на оправдательный вердикт. Сестра подсудимого начала громко материться. Между матерями жертвы и убийцы завязалась перепалка. Стороны обвиняли друг друга и сыпали проклятьями.

«Я желаю, чтобы ваш ребенок попал в ад!», — крикнула Будучьян Можновой.

«Вся ваша семейка жаждет крови», — ответила та.

«Радуйтесь, что им еще изнасилование сошло с рук», — заметил кто-то в толпе.

Меж тем, на лице Надежды Будучьян впервые появилась спокойная улыбка.

«Мы даже в самых смелых мечтах не могли надеяться на такой вердикт, — устало сказала она, — Теперь мы можем рассчитывать на пожизненный срок для убийц моей дочери».

Напомним, 20-летние флорист ООО «Николь» Максим Главатских и неработающий Юрий Можнов обвинялись в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «ж» части 2 статьи 105 (убийство), п.п. «а, в» части 2 статьи 158 УК РФ (кража).

Следствие установило, что молодые люди, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ночь с 19 на 20 января 2009 года в квартире дома 66 по проспекту Космонавтов в Петербурге утопили в ванной знакомую им 16-летнюю девушку.

Убедившись в том, что потерпевшая мертва, обвиняемые, по версии обвинения, расчленили ее труп, после чего часть тела и нижних конечностей съели, а остальное вынесли из квартиры и выбросили на территории Московского района. У одного из обвиняемых было изъято имущество жертвы: фотоаппарат, мобильный телефон, плеер с наушниками, 2 цепочки и одежда.

Александра Гармажапова, «Фонтанка.ру»