Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Reuters

Профессия социального работника — малопрестижная и невероятно сложная, работать приходится с людьми, страдающими расстройствами памяти, постоянными перепадами настроения, не говоря уже о серьезных недугах, немощи, одиночестве. Особенно тяжело приходится на селе, где исполнение профессиональных обязанностей требует большой физической силы и выносливости, учитывая, что большинство соцработников — женщины. Поэтому случайные люди в этой сфере не задерживаются, а профессионалы остаются на своем посту долгие годы. Накануне Дня социального работника, который отмечается в России 8 июня, «Известия» поговорили о трудностях профессии с сотрудниками тамбовского государственного бюджетного учреждения «Забота».

Ежедневный марш-бросок

В Тамбовской области социальная защита стоит на втором месте по объему финансирования после образования.

В 2018 году на эту сферу было выделено более 6,8 млрд рублей, а в бюджете этого года предусмотрено 7,6 млрд.

Социальным обеспечением и социальным обслуживанием в области занимается порядка 40 госучреждений. Около 17 тыс. человек получают свыше 100 видов социальных услуг на дому и в стационарных учреждениях. В этой сфере занято более 5 тыс. человек, из них 1,5 тыс. — это соцработники.

За всеми этими цифрами и объемами стоит очень непростая работа людей, действительно увлеченных своим делом. Особенно в сельской местности и особенно учитывая, что большинство соцработников — женщины. Купить и доставить продукты, лекарства, убраться в доме, приготовить еду, принести воду, наколоть дров, помочь в госпитализации, проследить за состоянием здоровья — эти и многие другие услуги входят в их обязанности социального работника.

При этом транспортное сообщение между селами оставляет желать лучшего, а график у социального работника плотный, расписан буквально по часам. Чтобы преодолевать по 10−15 км в день, некоторые летом садятся на велосипеды, а зимой встают на лыжи. Правда, таким образом много не увезешь, а лошадь в своем распоряжении имеют единицы, ее наличие здесь можно считать роскошью.

Еще одна проблема, с которой сталкиваются соцработники, — это непонимание и неприятие со стороны окружающих.

Они признаются, что их редко пропускают без очереди и удостоверение не помогает. Поэтому приходится простаивать по несколько часов в поликлиниках, в госучреждениях, в банках при оплате коммунальных услуг. В многоквартирных домах часто не работают лифты, а, бывает, что добросердечный работник несет не 7 допустимых килограммов, а больше, потому что клиент решил запастись продуктами впрок либо в одном доме проживает несколько подопечных.

Как говорят сами соцработники, трудности профессии компенсирует осознание того, что они приносят людям радость и дарят душевное тепло. Компенсация за такой тяжелый труд небольшая, хотя на фоне средней заработной платы по области выглядит неплохо. В 2018 году среднемесячная зарплата по Тамбовской области составила 26,3 тыс. рублей, в 2019-м, по прогнозу регионального управления труда и занятости населения, она увеличится до 27,6 тыс. рублей. В «Заботе» за свой труд социальный работник получает от 16 тыс. до 30 тыс. рублей в месяц, в зависимости от стажа и объема оказываемых услуг. Каждый месяц он должен отработать 280 условных единиц (1 у.е. = 30 мин. рабочего времени). Это, по сути, и есть его ставка. Если имеются переработки, значит, и зарплата выше, оказал дополнительные платные услуги — половина их стоимости также пойдёт в заработок. У работника на надомном обслуживании может быть один подопечный, к примеру, лежачий клиент, нуждающийся во всех видах услуг. А может 15 пенсионеров, которым необходима одна услуга — приобретение продуктов, и посетить их надо 2−3 раза в неделю.

Подопечные соцработников — это люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, граждане пожилого возраста, ветераны и инвалиды, многодетные семьи и дети, оставшиеся без попечения родителей.
Анна Орехова
начальник управления социальной защиты и семейной политики Тамбовской области

Заслужить их доверие и благодарность порой очень непросто, но людям, которые приходят в эту профессию, удается подобрать ключик к сердцу всех и каждого, это дорогого стоит, — говорит Анна Орехова, начальник управления социальной защиты и семейной политики Тамбовской области.

Дойти до каждого

Раиса Бетина живет в селе Иванково в 30 км от Тамбова. На работу в соседнюю Николаевку, где живут девять ее подопечных, муж возит ее на лошади. В родном селе социального работника ждет еще одна супружеская пара.

За плечами Раисы — более 35 лет трудового стажа. Всю жизнь она проработала дояркой в совхозе «Правда», который не раз менял формы собственности и названия, а в 2006 году закрылся. Несколько лет назад пенсионерка решила, что снова «в люди пойдет», к тем, кто одинок и нуждается в помощи.

У каждого подопечного соцработник бывает два раза в неделю.

Пятница — разъездной день, когда можно оплатить свет, газ, другие счета, купить лекарства, оформить документы.

С восьми утра Раиса на ногах: первым делом покупает продукты в своем селе, так как в соседнем магазина нет, и развозит их по закрепленным за ней адресам. В среднем на один визит уходит полтора-два часа, зимой больше — надо расчистить снег у каждого дома, а его здесь бывает много.

Подопечные Раисы Бетиной — люди в возрасте, самому молодому 58 лет. Есть среди них и инвалиды, и одинокие пенсионеры, и семейные пары.

— Здоровья ей, сил и терпения, мы на нее почти молимся, — говорит Антонина Хворова, считающая Раису родным человеком. — Она внимательная, душевная. Всё, что ни попросишь, сделает. По дому приберется, продукты привезет, воды принесет из колодца, зимой — с дровами справится, дорожку почистит, летом — с огородом поможет. Если надо, и жуков оберет. Цены ей нет! Нас тут, стариков, осталось немного, по пальцам сосчитать можно. Чуть больше 20 домов на Николаевку, причем половина из них пустует, и это вместе с дачниками.

Полгода назад умер муж Антонины Алексеевны, поэтому ей сейчас требуется особенное внимание — поддержать, помочь перенести утрату, привыкнуть к жизни в одиночестве.

— По Раисе Васильевне можно часы сверять, — говорит сосед-дачник Николай Вотановский, который живет здесь только летом. — В любую погоду завидим издалека лошадку — и душа радуется. Она уже и мне родной человек, а Антонина Алексеевна как мама.

Такая пунктуальность в сельской местности дается нелегко. Например, в прошлом году во время половодья сильно пострадал мост через плотину, а за ним есть дома, где Раису Васильевну ждут и не прийти она не может.

— Теперь до этого места мы с мужем едем на телеге, а дальше лошадке уже никак, приходится идти пешком, — говорит она. — Это, конечно, неудобно, ждем, что местная власть поможет его восстановить… Все они мои, эти бабушки и дедушки, даже вопроса не стояло тогда, пять лет назад, браться за эту работу или нет. Я местная, родилась в Иванково, работала, и вот уже на пенсии продолжаю помогать своим людям. Как же я их брошу?!

Но самые трудные моменты в работе, по словам Раисы, в основном связаны со здоровьем подопечных, когда нужно действовать незамедлительно — «скорую» срочно вызвать или самостоятельно первую помощь оказывать.

— Наверное, это моё призвание — быть социальным работником, — размышляет она.

Всю жизнь проработала в другой сфере, и вот только сейчас, видимо, поняла, для чего предназначена — чтобы помогать тем людям, которым тяжело себя обслуживать, чтобы они не чувствовали себя одинокими.

Социальный тандем

Принято считать, что в соцработники идут только женщины, однако всё чаще среди них стали встречаться и мужчины, что для сельской местности особенно ценно. Сильные руки здесь нужны — во многих домах нет центрального водоснабжения, есть большой огород и много тяжелой физической работы.

Олег Серёгин из тамбовского села Троицкая Дубрава — соцработник с почти 10-летним стажем и о своем выборе не жалеет. До 1997 года семья Серёгиных жила в Тульской области, затем перебрались на тамбовщину, поближе к родственникам супруги. С работой в селе было тяжело — первое время глава семейства, по образованию техник-технолог, был рабочим в школе. Когда узнал, что в сельсовете есть заявка на социального работника, решил сменить сферу деятельности, с ним вместе стала трудиться и жена. Он берёт на себя всю мужскую работу, супруга — женскую. Так легче, говорят они.

Супруги обслуживают 10 жителей Троицкой Дубравы. Каждого надо навестить три раза в неделю и выполнить необходимую работу: зимой — заготовить дрова, протопить печь, летом — полить огород, обработать землю. Но самое главное — поговорить. Одинокие старики ждут этого больше всего — выслушать последние новости, поделиться советом, почувствовать заботу. За разговором и давление померяют, и напомнят, какие таблетки выпить.

К каждому нужен свой подход, понимать их и чувствовать, что им нужно, ведь мы работаем с самыми уязвимыми и слабо защищенными людьми.
Олег
соцработник

Как только Олег Серёгин приступил к своим должностным обязанностям, первым делом помог подопечным с оформлением документов, дающих право на дополнительные льготы и пособия: удостоверений ветерана труда, труженика тыла, которые не у всех были.

Варвару Желудкову, которой было уже за 90, Олег убедил сделать операцию на глаза, и зрение ей частично было возвращено.

— Когда я первый раз пришел к ней после операции, она долго смотрела на меня, — вспоминает он. — Я как-то растерялся, а она мне говорит: «Дай-ка я тебя разгляжу, два года почти не видела…».

Успешная карьера

Наталия Ширшова из Тамбова — молодая, красивая, энергичная — социальный работник с 15-летним стажем. Ее пример разбивает стереотип, что в эту сферу идут исключительно женщины за 40, не нашедшие себя в более престижных сферах. Она работу свою любит и на другую не променяет, хотя имеет педагогическое образование и начинала свой трудовой путь воспитателем в детском саду.

У нее есть свой дом, семья — супруг и дочь Ирина. Но есть у нее и другие дома, где ее уже считают своей, и люди, ставшие родными.

Самый горячий трудовой день в ее пятидневном рабочем графике — это середина недели. По средам она спешит к своим подопечным, которые живут в селах Перикса и Покровка.

— С родными иногда не поделишься тем, что ей расскажешь, — признается Александра Константинова, которая всякий раз ждет, когда в дверь постучится улыбчивая помощница. — Нам ее, наверное, Бог послал — такую добрую, отзывчивую, душевную. Пересадку лишнюю сделает на автобусе, а копеечку нам сэкономит — купит продукты, где подешевле. Ты только не уходи от нас, Наташа!

Наташа, которая должна навещать стариков не реже двух раз в неделю, заходит и звонит им гораздо чаще. Под рукой у нее всегда телефоны их родственников — на всякий случай. Когда возникают вопросы по оформлению документов или необходимо получить консультацию, она звонит заведующему своим отделением.

Для Марии Матвеевой Наташа как дочь. Инсульт, сахарный диабет — с таким набором болезней тяжело делать даже элементарные вещи.

— За 10 с лишним лет она мне стала как родная, — говорит Мария Андреевна. — Всё, что прошу, выполняет. Внимательная, трудолюбивая, я очень Наташей довольна.

— Всякое было за годы работы — и радостей, и горя, — признается Наталия, отправляясь по следующему адресу. — Приятно видеть улыбки на лицах этих людей, когда понимаешь, что делаешь их жизнь светлее.

Но вместе с тем это и трудно — пропускать через себя их состояние, одиночество. Тяжело видеть, как они борются за жизнь, отправлять их в больницу, особенно если оказывается, что это в последний раз. Для меня это не просто работа, но и человеческий долг.

Пожилые и инвалиды нуждаются в помощи, поддержке или просто общении. Одни ждут от нас реальных дел, другие — простого человеческого участия, доброго слова, сопереживания в трудную минуту. И я всегда рада быть рядом, заниматься тем, что по душе, — помогать и быть нужной.

Софья Макеева