Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 мая 2010, источник: Вести.Ru

Кирилл Серебренников поставил перформанс о войне

На сцене Московского художественного театра имени Чехова – грандиозное действо, задуманное в качестве антитезы формальным празднованиям Победы. Единственное, первое и последнее исполнение «Реквиема». Известные актеры, звезды не только российской, но и мировой сцены расскажут — что для каждого из них значит война.

«Реквием» его создатели называют симфоническим перформансом. В этих словах — определение и жанра, и стиля, и эстетики. Все начиналось с музыки — ее написал композитор Алексей Сюмак.

Полгода работы — и вот на сцене Московского художественного театра встретились артисты, хор, российский национальный оркестр под управлением Теодора Курентзиса. Режиссер «Реквиема» Кирилл Серебренников говорит: сегодня тот самый день, когда сбылась его мечта.

«Мы все здесь, чтобы помочь музыке прозвучать, а музыка это такое моление или слова, эмоциональная речь о тех, кого убила и убивает война», — рассуждает режиссер.

Играет оркестр. Вступает и затихает хор. Музыка, крики, странные звуки — все смешивается, а потом – тишина, и на авансцену выходят артисты — немка, поляк, еврей, француженка, японец, русский.

«Когда я пришел, мама не обняла меня, не поцеловала — просто взглянула. Совсем не седая еще была», — народный артист СССР, художественный руководитель МХТ имени Чехова Олег Табаков рассказывает о том, как 22 июня 1941 катался с друзьями на велосипедах и еще не понимал тогда, как много у него отнимет война.

Табаков этот «Реквием» называет делом корыстным, но корысть здесь иного толка — чтобы помнили дети и внуки.

«Сын – тинэйджер, 15 лет — позвонил мне и сказал: “Слушай, я хочу посмотреть”, — Олег Табаков. — Я так думаю ну с какого боку, само слово-то реквием должно отпугнуть – нет».

Исповедь — одна за другой. Великие артисты, для которых война — не просто воспоминание — кровавая рана. Японец Мин Танака родился 10 марта 1945 года — в день бомбардировки Токио военно-воздушными силами США. Тогда погибли 84 тысячи человек, а больше миллиона потеряли свои дома.

Ханна Шигулла. На свидетельстве о ее рождении — печать со свастикой. А на всей ее жизни — печать стыда оттого, что она — немка. Свербящая мысль — лучше быть на стороне жертв. Невозможность даже произнести вслух — откуда ты родом, где твои корни.

«Я прекрасно помню, как после войны прошел не один год, прежде чем я увидела своего отца улыбающимся, — говорит актриса Хана Шигулла. — Он вернулся из плена. Видел, как умирают мальчишки, а сам остался в живых каким то неведомым чудом. Он никогда не рассказывал о войне, а если и говорил — то только одно — “жизнь не стоит ни гроша”».

Этот «Реквием» — молитва об упокоении и о прощении. Слезы о тех, кто убит, и о тех, кто убивал. И на протяжении всего действа ярко-красными бегущими строчками — темноту сцены пронзают имена погибших.

В ту самую минуту, когда последние ноты оркестра растворятся в затаившем дыхании зале, «Реквием» станет историей. Этот симфонический перформанс исполняется один лишь раз. И эта неповторимость только подчеркивает уникальность проекта. А все средства, собранные от продажи билетов, пойдут на приобретение медицинского оборудования для реабилитационного центра ветеранов Вооруженных сил.

Серебренников поставил перформанс о войне
Во время загрузки произошла ошибка.
4 мая 2010© Ньюстюб