Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Сюрприз для Рамзана»: как живут русские в ЧечнеКак живут русские, которые там остались, и что мотивирует людей из других регионов приезжать сюда жить.
5 мая 2010, источник: АиФ Волгоград, (новости источника)

ГЭС вместо Родины-матери?

Волжская гидроэлектростанция могла стать памятником Победе

Памятник-ансамбль на Мамаевом кургане давно стал символом Волгограда и, пожалуй, главным военным мемориалом страны. И трудно сейчас представить, что наша область могла бы прославиться совсем другим монументальным сооружением в честь победы в Великой Отечественной. Однако недавно в архиве Волгоградгидростроя – организации, возводившей Волжскую ГЭС, – был найден любопытнейший документ.

Называется он «Архитектурное решение сооружений Сталинградской гидроэлектростанции на р. Волга» и датирован 1951 годом. Это альбом рисунков и чертежей, утверждённый начальником института Гидропроект академиком С. Я. Жуком. Документ свидетельствует, что в начале пятидесятых, когда Родины-матери Вучетича ещё не было в проекте, московские ар­хитекто­ры-гидростроители видели Сталинградскую ГЭС не то­ль­ко как сугубо утилитарное сооружение: «Учитывая расположение гидроузла в непосредственной близости от Сталинграда, в комплексе сооружений архитектурно-художественными средствами отображается военная сла­ва советского народа, рождённая у стен Сталинграда и Царицына».

– Архитектура и монументальная скульптура играли огромную пропагандистскую роль, – говорит писатель Александр Рогозин, обнаруживший раритет, – особое значение это имело на тех объектах, которые могли служить демонстрацией реальных достижений советской власти: крупные гидростанции, каналы, шлюзы.

Итак, Сталинградская ГЭС должна была не просто вырабатывать электроэнергию, ей надлежало стать памятником «героизму советского народа, руководимого великим Сталиным». А, следовательно, «главным композиционным элементом» являлся монумент «товарища Сталина». Гигантскую фигуру вождя планировалось установить в районе Волжского порта, причём отец народов должен был играть роль маяка не только в переносном, но и в прямом смысле. Всё художественное оформление ГЭС было подчинено Сталинградской битве. Шлюзы должна была венчать триумфальная арка – чисто декоративный элемент, по фризу её располагались батальные сцены, а внизу – панно с победной символикой. А на нижнем бьефе предполагалось установить монументальную скульптуру во­ина-защитника с автоматом в руке. Ростом «воин» был бы не ниже, чем «Строитель коммунизма», стоящий ныне при въезде на плотину.

Что же помешало осуществлению грандиозного проекта?

Александр Рогозин полагает, что причина тому – постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О преодолении излишеств в архитектуре и строительстве», вышедшее в 1955 году. Новые тенденции в архитектуре предполагали максимальное упрощение и удешевление строительства. А уж в 1956-м, после ХХ съезда, и речи быть не могло о Ста­лине-маяке.

Бывший начальник Волгоградгидростроя Леонид Конин в своей книге «История Сталинградгидростроя 1951–1960 гг.» вспоминает такой эпизод: «11 июня 1956 года Никита Хрущёв, приехавший на стройку, коснулся темы архитектурных излишеств, имевших место при проектировании Сталинградского гидроузла. Он сослался на строительство Кременчугской ГЭС, где в целях экономии не строят даже машинного зала. Сопровождавший Хрущёва Степан Медведев открыто произнёс: “Это глупость, а не экономия”. “Кто это сказал?” – спросил Хрущёв. “Главный инженер стройки”, – услужливо подсказали ему и указали на Медведева. “Он не главный инженер, он ретроград”, – заявил Никита Сергеевич.

Впрочем, машинный зал на Волжской ГЭС всё-таки построили. А вот идея создать гидростанцию – памятник Победе так и осталась невоплощённой.