Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 мая 2010, источник: Росбалт - Петербург

Блокады памяти не будет

«Росбалт» в течение последней недели публиковал уникальную исповедь — блокадные дневники многодетной матери Ангелины Крупновой-Шамовой. Напомним, их нашли на помойке два петербуржца — Лев Михрютин и Александр Шишлов. Судьба дневника оказалась не менее уникальна, чем судьбы описанных в нем людей. Сегодня эти люди встретились…

«Левушка, это надо печатать!»

Александру Шишлову и Льву Михрютину, чьей дружбе почти полвека, уже самим за 80. Оба всю жизнь проработали инженерами-конструкторами в «ящиках», Михрютин чудом выжил в блокадном Ленинграде, Шишлов ребенком работал в колхозе в Ивановской области.

Дневник нашел Михрютин на помойке. Заглянул в красную тетрадку, и жизнь остановилась — дочитать он не смог… Потом снова и снова возвращался к страшной исповеди, потом они читали и плакали вместе с другом Потому что, как говорят, в одиночку это не осилить.

«Левушка, это надо донести до людей!» — сказал Шишлов и обратился в одну из петербургских газет. В газете задумались и сказали, что нужна экспертиза подлинности дневника. Друзья обиделись и пришли к журналистам, которые поверили в человеческую трагедию без всяких экспертиз. Так рукопись появилась в «Петербургском Часе пик», в «Росбалте» и в «Новой газете». Это полностью соответствовало пожеланию Шишлова и Михрютина: они мечтали, чтобы дневник прочитали как можно больше людей.

Дневник попал в Интернет, и естественной реакцией каждого читателя было узнать, что же произошло с этой семьей после 1954 года (на этом записи обрываются), живы ли 10 детей Ангелины Ефремовны, куда жизнь разбросала ее внуков и правнуков?.. Коллеги из «Новой газеты» разыскали родственников этой героической женщины и собрали всех за одним столом. Сегодня они рассказали свою «блокадную летопись».

«Мы не верили, что это будет опубликовано»

Полностью читала блокадный дневник только младшая дочь Анна, трагически погибшая 4 года назад — в 2006-м. Оказывается, она еще 10 лет назад, к 55-летнему юбилею Победы, отнесла мамину рукопись в одну из петербургских газет. Но тогда она не пригодилась. Рукопись, впрочем, тоже не вернули. Потом суета заела, и про дневник фактически забыли. Пока он 10 лет спустя не нашелся на помойке…

«Знаете, мы не верили, что когда-нибудь это будет опубликовано. Но я точно могу сказать, что никто из нашей семьи выкинуть его не мог, — говорит дочь Шамовой Ангелина. — Сначала мы ждали: вот-вот появится в печати… Потом, если честно, просто забылось… До последнего мама все вспоминала блокаду, своих умерших детей, Феденьку и Милетту. Постоянно рассказывала о блокаде. В этом дневнике я слышу ее голос, ее интонации… Умерла она у нас с дочерью на руках. Нам кажется, она просто устала жить, потому что со здоровьем особых проблем не было. Она до последнего плавала, загорала, делала зарядку, ходила в лес за грибами. И уговаривала нас никогда не унывать».

Ангелина Ефремовна была первой в Ленинграде женщиной — слесарем 3 разряда. Работала на «Адмиралтейских верфях», строила подводные лодки. Потом занялась детьми.

Ее муж Константин Шамов во время войны буксировал баржи на Дороге Жизни, затем почти полвека проработал в Балтийском морском пароходстве — нет места на земле, где он не побывал. А его жена «воевала» на берегу.

Свадьба Ангелины и Константина Шамовых

«Бабушка могла прийти к директору БМП и потребовать для кого-нибудь квартиру. Или путевку. Или какую-то другую помощь. В то время как семья из 10 человек ютилась в 2-комнатной квартире на проспекте Стачек, — рассказывает внучка Ангелины Ефремовны Романа Романова. — Зато только в нашем дворе дома № 73 был каток, где мы все катались, был цветник, скамеечки… Потом ей дали квартиру на улице Лени Голикова. И больше ничего кроме медали к 300-летию Санкт-Петербурга за всю жизнь у нее не было».

«Разве моя вина, что Федя умер?..»

Ангелина Крупнова-Шамова родила 10 детей. Но получить звание «Матери-героини» ей так и не удалось из-за чиновничьей бюрократии: один из ее детей, Федя, умер в блокадном Ленинграде на 81-й день жизни. А «должен был» дожить до года, и тогда было бы 10 детей, за которых и давали орден. Ребенок до года человеком не засчитывался, а за 9 детей героя не давали.

Ангелина Крупнова родилась в 1911 году в Петрограде. В 32-м году вышла замуж за Константина Шамова. К началу войны у 30-летней Ангелины было уже трое детей: Милетта, Кроня и Костя. «На подходе» был Феденька…

Константин Шамов с дочерью Милеттой

Милетту убила блокада. Как пишет мать в своем дневнике, «Милетта умерла в 1942 году, 8 лет, 9 месяцев, 15 дней». Потом от голода умер новорожденный Федя — в городе невозможно было достать молока. Чудом выживший в блокадном городе сын Кроня погиб по нелепой случайности в начале 50-х на Новой Земле.

В 1987-м умер сын Константин — единственный из детей, переживший всю блокаду. В 2001-м умерла дочь Люба, в 2006-м — самая младшая дочь Анна, родившаяся в 1960-м. Еще через год — сын Николай и дочь Вера. Все умерли преждевременно, не дожив и до 60-ти лет. В 88-м умер любимый муж Константин, с которым было прожито почти 60 лет. Из десяти детей сейчас живы лишь две сестры — Ангелина и Надежда. Ангелина названа в честь матери, а Надежде, родившейся и выжившей в блокаду, фактически и посвящен блокадный дневник. Остались 8 внуков и 4 правнука. Их судьбы сложились более благополучно. Все внуки получили высшее образование, дети Надежды — Артем, Елена и Людмила — работают за границей, внук Константин, названный в честь деда и отца, стал, как дед и отец, моряком. Внучка Романа закончила СПбГУ, экономист. Затерялись лишь те, кто уехал в 80-е в Таджикистан…

Ангелина Крупнова, 2007 год

Сама Ангелина Ефремовна умерла в ноябре 2008 года в возрасте 97 лет. Как говорят родные, практически до последнего она была в полном рассудке, обладала поразительной памятью и невероятной жаждой жизни. Только вот перед смертью все вспоминала, как она сама сдавала кровь, чтобы получить хоть какие-то крохи на еду детям… Как хоронили грудного Феденьку, как умирала в блокаду первая дочь…

Родные говорят, что всегда на семейных праздником первым тостом их мамы-бабушки был тост за то, чтобы никогда не было войны.

Марина Бойцова