Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Причина небыстрого роста числа лагерей — для этого нужны основательные капиталовложения.

Как живет наследник пионерлагеря? От чего больше всего болит голова у современных вожатых — от глубокого погружения детей в гаджеты или от необходимости охранять их от слишком раннего секса? На эти и другие острые вопросы отвечают эксперты «РГ».

Свой среди чужих.

На рубеже 90-х пионерлагерь был обсмеян как навязанная форма коллективного отдыха, предпочтение отдавалось всему индивидуальному. Сегодня эта мода устарела. О лагерях мечтают и дети, и родители (и не только потому, что хотят отдохнуть от ребенка.

Владимир Кудрявцев, доктор психологических наук: Мотив «избавиться от ребенка», сдать его в летний загородный лагерь, как в камеру хранения, потому что в городской квартире нужен ремонт и т. п., — не должен быть определяющим. Ребенка надо отправлять в лагерь не потому, что нам тесно, скучно и т.п, а потому, что ему полезно там побывать.

Главная же польза от реабилитирующихся в общественном сознании летних детских лагерей — это великолепная школа социализации ребенка.

Все-таки семья, дом — при всех преимуществах домашней жизни — это большое, расширенное «я». Школа — это тоже знакомые люди, твой ближний круг. А вот коллектив в летнем лагере — это не то чтобы «чужие» люди, но, безусловно, люди «далекие». И ты должен с этими далекими людьми войти в живое общение.

Лагерь учит детей человеческому сближению, позволяет ребенку по-другому проявить себя и неожиданно раскрыться.

В начале 90-х годов ко мне привели школьника, во всех сюжетах коллективной школьной жизни забивавшегося, как мышка, под веник, и в конце концов превратившегося в записную жертву буллинга и моббинга. Привела его мама, мы поговорили и вместе решили отправить его в пионерлагерь.

Решение оправдало себя на 100 процентов. Там он попал в новый коллектив и начал строить отношения с ребятами с чистого листа. В лагере было много интересных игр, он стал лучшим игроком, приобрел опыт, привез часть игр своим одноклассникам и вскоре из аутсайдера превратился в лидера. Это действительно реальный опыт социализации. И его не просто социализировали, но и индивидуализировали, он там нашел себя, увидел себя с необычной стороны… Именно коллектив помогает найти и развить твою индивидуальность.

Елизавета Чернова, вожатая дружины «Океанская эскадра» Всероссийского детского центра «Океан» в Приморье: Летний лагерь не просто социализирует детей. Наш, например, занят их психологической реабилитацией. В «Океан» присылают детей после чрезвычайных ситуаций. Сейчас, например, мы ждем детей, переживших наводнение в Иркутской области.

К нам приезжали дети и после пожаров, у кого-то из них сгорел дом, у кого-то погибли родители… У такого ребенка шаткие эмоции, с ним нужно очень осторожно… Дети эти закрытые, иногда плачут, иногда молчат… Но, я думаю, им было бы гораздо труднее, не попади они в летний лагерь.

Вожатый как зов души.

Летний лагерь только тогда может стать «счастливой практикой» для детей, когда он настоящий. Когда его «взрослая часть» — директор лагеря, работники, и особенно вожатые, — прекрасные педагоги и хорошие люди. По данным минобрнауки, сегодня в стране свыше 97 000 вожатых. Большая часть из них — студенты. То есть не профессионалы, а волонтеры. Так что такое вожатый — профессия или зов души?

Алексей Каспржак, экс-гендиректор «Артека»: Я принципиально против противопоставления волонтерства и профессионализма. В вожатстве волонтерство — норма жизни. Мне, например, приятно быть волонтером. И зарабатывание денег тут, конечно, не главное. В лагере, хоть это и не классическая педагогическая практика, ты можешь приобрести те компетенции, которые, скорее всего, не получишь в учебной аудитории вуза. Я думаю, что всем, кто собирается стать педагогом, обязательна вожатская практика. Мы вот сейчас ностальгируем по уровню ответственности советского учителя по отношению к детям, но давайте не забывать, что все они проходили «школу вожатых», а это ответственность за ребенка до конца.

Кудрявцев: Но к волонтерской деятельности людей тоже надо готовить. Многие проходят волонтерские курсы, уже окончив университет.

Педагогическое же мастерство вожатых не исчерпывается компетентностью или знакомством с методиками. Перед ним нешуточный «вызов» — с чистого листа, за одну смену (если повезет, за две или три) заново создать детский коллектив. Молодые люди вожатского возраста сами часто не могут объединиться в коллектив. А как создать детский? Из чего? И не просто создать, а поддерживать его… Понимая, что сегодня очень важна дозировка активного участия в жизни детей и — это принципиально — «недавления» на них. Потому что давление может разрушить все лучшее из созданного. А там ведь не каждый Макаренко.

Алексей Каспржак, экс-гендиректор «Артека»: Да, в модных, современных и востребованных лагерях сегодня ребенок всегда на равных со взрослым. Вообще, современная образовательная ситуация не предполагает умного и дурака.

Елизавета Чернова, вожатая: Мой вожатский стаж уже четыре года. Если выражаться высоко, я стала вожатой волею судьбы и душевного предпочтения. А если попросту, мама сказала: «Прыткая? Хваткая? Иди в вожатые!». И не ошиблась. Но сначала я пошла учиться в педагогический. Потому что без специального образования быть вожатой, может быть, и проще, но с ним, мне кажется, интереснее и практичнее: знания дают уверенность и методику. Ты знаешь, с какой стороны подойти к ребенку.

К детскому отдыху отношение должно быть, как к школе. Это полная игр и свободы школа социализации.

Вы строгий вожатый?

Елизавета Чернова: Ну я точно не плюшевый мишка. В какой-то момент могу обнять. Но «кнут и пряник» — это обо мне. Не то чтобы люблю наказывать, но считаю, справедливая строгость для вожатого — черта необходимая. Чтобы дети не сели на шею. У нас здесь другая задача. Не развлекать и ублажать, а научить чему-то полезному для жизни.

Поэтому роль «лучшего друга», с которым ребенок может обсудить даже интимные проблемы, неправильная. Тут важно не переступить тонкую грань между позициями старшего товарища и рубахи-парня. Другое дело, что с любым ребенком, маленьким или подростком, нужно разговаривать как со взрослым.

А со столичным мажором, избалованным и хамоватым, справитесь?

Лиза Чернова: Избалованный «сынуля» с навороченным гаджетом неожиданно может оказаться хорошим спортсменом. Или актером. Или художником… Главное, вовремя с ним поговорить и занять. Не так уж и сложно создать ему среду, где он будет чувствовать себя в своей тарелке.

Несколько лет назад продвинутая московская молодежь попыталась сделать фигуру вожатого модной. В лагерь «Камчатка» приглашали в качестве воспитателей музыкантов, писателей, дизайнеров.

Алексей Каспржак, экс-гендиректор «Артека»: И потихонечку она становится модной. Хватит думать, что в вожатые идут юноши и девушки, которым нечем заняться. Нет, они это делают осознанно, и им важны вожатские навыки. Кроме того, быть вожатым становится престижно с точки зрения будущей карьеры.

Мы совместно с Headhunter выяснили, что указание в своем портфолио вожатства в «Артеке» дает человеку дополнительные баллы при соискании того или иного места.

Лиза Чернова: Я тоже считаю, что это занятие абсолютно в стиле времени. Не зря же в вузах стали специально учить на вожатого. Это профессия, где человек может реализовать себя полностью, в нее можно уйти с головой, и ее стоит делать главным занятием жизни.

А какая у вас зарплата?

Лиза Чернова: Нормальная (с улыбкой). Но идут в вожатые не из-за денег, а для того, чтобы сделать дорогое для тебя увлечение профессией. Вожатым обычно важно заявить о себе, они артистичны и коммуникабельны. Вожатская работа достаточно многогранна.

Не выплывай на Сямозеро.

На первом месте по-прежнему остается проблема безопасности. После трагедии на карельском Сямозере, когда по вине взрослых утонули 14 детей, лагеря стали проверять и закрывать из-за нарушений правил безопасности. Как сейчас выглядит ситуация?

Надежда Перфилова, директор московской школы N 2098, депутат Мосгордумы, автор проекта «За безопасное детство»: Я очень рада возрождению интереса к вожатской работе, но наш проект справедливо рекомендует родителям настойчиво интересоваться у руководства выездных лагерей всех типов, каков статус их вожатых. У вожатого обязательно должен быть сертификат или диплом об окончании школы вожатых. Причем родители имеют полное право не доверять вожатому своего ребенка, если он учащийся колледжа и ему 15−16 лет.

Мы также напоминаем всем, что у инструкторов, которые водят детей в походы, должно быть удостоверение «инструктора детско-юношеского туризма».

По данным Росстата, на первом месте сезонных происшествий с детьми идут утопления, на втором — выпадения из окон и аварии в ДТП, на третьем — суициды подростков.

Армине Воронова, научный сотрудник Психологического института РАО: Когда я привожу эту статистику родителям, всегда говорю: «Вы должны помнить, что сдаете детей не к надсмотрщикам». К сожалению, у взрослых по отношению к детскому отдыху распространены две крайности. Первая — тяга к гиперсоциализации детей, когда их «сдают» на все три смены и часто «забывают» навестить чадо даже в «родительский день». Вторая — недоверие к педагогам. Дело дошло до того, что в Москве родители засудили и уволили педагога за то, что он… попросил ученика стереть с доски не им написанное.

К детскому отдыху у родителей должно быть отношение как к продолжению учебы. Только это учеба на социальное развитие ребенка. И обязательно через игры, так легко усваиваются и азы оказания первой медицинской помощи, и спасение на воде или в походе.

Гад же ты!

Режим отдыха во многих летних лагерях предписывает если не отбирать у детей гаджеты, то резко ограничивать время пользования ими. И не только потому, что видео любой конфликтной ситуации через несколько секунд может быть у родителей в телефоне.

Летние лагеря ставят перед собой благую цель заменить сидение в инете игрой в футбол, интересным чтением, пересказами прочитанного…

Лиза Чернова, вожатая: И это, в общем, легко. Потому что в лагере у детей телефоны действительно не постоянно на руках. «На штиле» (в переводе с лагерного сленга — во время отдыха) есть время, чтобы позвонить домой, посидеть в интернете, написать и загрузить фото в «Инстаграм». Но время это ограничено. У нас максимально загружен «график реальной жизни».

Владимир Кудрявцев, психолог: Но, к сожалению, современные дети с гаджетами почти в симбиозе. Родители подбрасывают им их буквально в коляску. А потом суют как удобную соску-пустышку, чтобы занять ребенка, а самому присесть к телевизору.

Поэтому забрать у ребенка гаджет, это как… руку оторвать, тут возможна и паническая, и псевдопаническая атака. Мне кажется, жестко, насильно и на весь день гаджеты в лагере отбирать не надо, но ограничивать пользование ими стоит.

И конечно, лучше не запрещать их, а замещать — играми, сказками, походами, самодеятельным театром. Высший пилотаж — добиться, чтобы ребенок сам, добровольно, в игре с самим собой ограничил свое гаджет-время. Пусть телефон лежит рядом и смотрит на тебя. А ты не берешь его, хотя и можешь взять в любой момент.

Досье «РГ’Типы организации летнего отдыха детей.

79,1 процента — оздоровительные лагеря с дневным пребыванием при школах и детских центрах.

9,5 процента — летние лагеря труда и отдыха.

5,5 процента — загородные стационарные лагеря отдыха.

3,8 процента — палаточные лагеря.

1,3 процента — санаторно-оздоровительные лагеря.

Источник — Минобрнауки России. Данные 2017 года.

Лайк для летнего лагеряЧто любят современные дети?

Алексей Каспржак, экс-директор «Артека»:

— Я на протяжении четырех с половиной лет занимался лучшим лагерем в стране, а может быть, и в мире, и ответственно заявляю: дети любят играть в то, чем занимаются взрослые. Снимать фильмы, делать ТВ, ходить в дальние походы, обожают готовить. Им интересно создавать настоящий, а не учебный, не школьный продукт, который останется макетом. Им важно, чтобы созданное ими было доступно в инете, собирало лайки, вызывало реакцию взрослых. У меня дети пели, танцевали, конструировали, выводили спутники на орбиту, открывали новые планеты… И иногда делали это эффективнее взрослых.

Кстати.

На вожатого сейчас учат в 145 вузах и 181 образовательной организации. В 2018 году эту профессию получили свыше 39 000 человек. Если учесть, что за год до этого подготовку прошли около 27 студентов, то популярность вожатского дела растет космическими темпами.

Федеральным координационным центром по подготовке и сопровождению вожатских кадров является Московский педагогический государственный университет.

Блицинтервью с вожатойМоре обаяния.

Вожатая должна быть красивой?

Лиза Чернова: Внешность играет роль. Дети встречают по одежке. Но красота — это только небольшой бонус. Важнее харизма. Если человек не обаятелен и не имеет внутреннего стержня, он детей не привлечет. Они быстро разбираются, что там внутри.

Дети привозят в лагерь дорогие украшения и такую же одежду?

Лиза Чернова: Да, приезжают самые разные дети, и по материальному положению родителей. Но в нашем лагере есть своя форма — и это облегчает ситуацию.

Сын подруги побывал в разрекламированном лагере на Черном море. Одно из главных впечатлений — секс среди подростков. Дочь другой рассказывает: чтобы ночью такого между мальчиками и девочками не вышло, им выдавали ведро для туалета и запирали на ключ в домиках…

Лиза Чернова: Если родителям не удается убедить детей, что к любви и сексу нужно относиться очень ответственно, то у нас выход один: контроль. У нас есть как дневные, так и ночные вожатые, и подобного удается избежать.

Чем современные вожатые отличаются от пионервожатых?

Лиза Чернова: Мы похожи на своих предшественников. Но нам, как и детям, знакомы видеоблогинг, робототехника.

Дети в лагере по-прежнему любят рассказывать страшилки?

Лиза Чернова: У нас есть своя страшная легенда — об океанском привидении, подкарауливающем ребят в подвале… Но это детское изобретение. Взрослым важнее найти подход к детям.