Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: РИА "Новости"

Сегодня 70 лет исполнилось бы Евгении Ювашевне Давиташвили, более известной всей стране под именем Джуна.

В 80-е годы это была одна из самых влиятельных женщин Советского Союза — о целительнице, переехавшей в 1980 году в Москву из Тбилиси по приглашению главы Госплана Николая Байбакова, ходили легенды.

Говорили, что одним движением руки она способна заставить розу распуститься, поставить правильный диагноз по фотографии, передвигать предметы. И что она лечила Леонида Брежнева, Федерико Феллини, Роберта Де Ниро и Марчелло Мастрояни. А также была обладательницей многочисленных наград вроде звания Героя Социалистического труда и медали ООН «За укрепление мира».

Что из этого было правдой — сказать сложно. Но известно, что при переезде в Москву она была принята на работу старшим научным сотрудником в Институт радиотехники и электроники имени В. А. Котельникова Российской академии наук, где была создана лаборатория «Физические поля биологических объектов», изучавшая «эффект Джуны».

В 1990 году Джуна создала Международную академию альтернативных наук, в 1997 году баллотировалась в Государственную думу, и все годы ее жизни — до 2015 года — у нее было огромное количество поклонников, которые ее боялись, уважали, любили.

Легенды и загадки окружают Евгению Давиташвили и после смерти — она скончалась от инсульта 8 июня 2015 года. Вскоре после ее кончины с наследством Джуны стали происходить странные вещи — хотя, если вдуматься, нет ничего удивительного в том, что так много претендентов оказалось на ее, как говорили, несметное богатство.

Источник: РИА "Новости"

Джуна закончила жизнь в возрасте 66 лет от инсульта — скорая отвезла потерявшую сознанию целительницу с Арбата, когда та шла за продуктами. Жила она в четырехэтажном доме в одном из переулков Арбата — в окружении картин (в том числе, и написанных ей самой), памятных фотографий, антиквариата и драгоценностей. Ее не стало 8 июня — а уже 11-го телеканал Lifenews сообщил, что родственники Джуны пожаловались: вскрыв ее сейф, они обнаружили, что в нем нет ни денег, ни документов на пять ее квартир. При этом вопросы к родственникам оказалась масса вопросов у друзей Джуны — в частности, их беспокоила судьба ее собаки Вики, которая тоже исчезла.

«Боюсь, что пес отправится на помойку вместе с архивами Джуны — вряд ли родственникам (и кубанским, и ассирийским) будут интересны в ближайшее время пыльные бумаги и тоскующее животное, у них сегодня проблемы помасштабнее — квартиры, огромная коллекция старинных икон, уникальные драгоценности… Если еще не усыпили или не выбросили, отдайте. Есть близкие Джуне люди, которых собака знает и к которым с радостью пойдет в руки», — написал тогда в своем блоге Садальский.

Несколько месяцев спустя, в октябре 2015-го, о судьбе дома рассказал «Собеседник» — корреспонденты издания побывали в четырехэтажном особняке, верхний этаж которого принадлежал лично Джуне, а три нижних — городу.

Они обнаружили полный разгром — разорванные фотографии, разбросанные туфли, плитки и книги, сейф, открытый и пустой.

Друзья целительницы уверяли, что все это дело рук борющихся за наследство ассирийских родственников Джуны (ее отец, Юваш Сардис, был выходцем из Ирана, а мать, Анна Григорьевна, казачкой).

«За три недели до того, как Джуна ушла из жизни, кстати, она точно знала дату смерти, мы много разговаривали по ночам, — вспоминал друг Евгении Давиташвили музыкант Александр Левшин. — У нее был такой распорядок дня, что поговорить нам удавалось лишь ночью. Она уже тогда практически ничего не ела, несмотря ни на какие уговоры. В те дни Джуна мне говорила о том, кто как себя будет вести после ее смерти. Рассказывала о том, сколько родственников вдруг объявится, которых она не принимала при жизни. Я за 30 лет дружбы с Джуной видел этих родственников, которые сейчас бьются за ее наследство, от силы раза четыре. Еще полгода, положенные по закону, после ухода человека не прошли, а они уже хозяйничают в ее доме!».

Впрочем, родственники Джуны — а у нее осталось 13 племянников и племянниц — рассказывали, что регулярно общались с тетушкой и жили в ее доме. На что Валерий Камшилов, казачий атаман и официальный представитель академии альтернативных наук, которая претендовала на четвертый этаж, принадлежавший Джуне, отвечал, что на недвижимость эту у них нет никаких прав.

Споры по поводу наследства так и не разрешились — в 2017 году телеканал НТВ сообщил, что в Германии живут внуки Джуны, якобы родившиеся у ее погибшего в автокатастрофе сына Вахо.

Однако и это всего лишь слухи и легенды. Да и наследовать, вероятно, уже нечего — шубы, драгоценности, антиквариат исчезли из арбатского особняка еще в 2015-м. Сегодня память об одной из самых влиятельных женщин СССР хранят ее последователи — экстрасенсы, целители, для которых она до сих пор остается царицей (так она назвала себя в 1997-м). Они приходят на могилу Джуны на Ваганьковское кладбище, где она покоится рядом с сыном Вахо. Легенда 80-х осталась жить в прошлом веке.