Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Ураган «Офелия» окрасил небо над Англией в красный цветДо Великобритании добрался ураган «Офелия», принеся с собой песок из Сахары и дым от лесных пожаров в Португалии
14 мая 2010, источник: Вести.Ru

Скульптуры Церетели «убежали» из музея на улицу

Новый музей появился в центре Москвы на Большой Грузинской улице. Из мастерской скульптора Зураба Церетели вынесли на улицу памятники, не поместившиеся, видимо, внутри дома. Скульптурам теперь просторно, а прохожим тесно.

Тротуар возле сквера на Большой Грузинской улице уже давно плотно заставлен экспонатами. Известный, наверное, каждому москвичу скульптор просто не в состоянии удержать свои произведения за забором мастерской. Там они уже давно перестали помещаться. Поклонникам творчества ничто не мешает насладиться прекрасным на улице.

«Во-первых, всё, что он делает, это красиво, — считает москвич Вячеслав Мочалин. — Во-вторых, он нашу русскую историю поддерживает — наших царей, например. И не только наших: вот Чарли Чаплин, американские президенты».

Американскими президентами запутавшийся почитатель назвал любимых художников маэстро. Концентрация искусства такова, что запутаться немудрено. Лицом к лицу здесь встретились множество членов царской фамилии, которых по каким-то причинам не установили в другом месте, деятели литературы, искусства – и все это под пристальным взглядом клоунов, не поместившихся на Цветном бульваре. Все масштабно, все по заветам скульптора Коненкова, первым разглядевшим в мастере талант, и за это увековеченным тут же, на тротуаре.

«С той стороны вообще тротуар отсутствует, мы вынуждены ходить либо по проезжей части, либо обходить по парку. Я же иду с ребёнком, вынуждена оглядываться и постоянно контролировать ситуацию», — жалуется Марина Иванова.

Купец Василий Горбунов вряд ли предполагал такую судьбу собственного особняка. В советское время здесь располагалось посольство ФРГ, затем московские власти отдали здание скульптору.

«Мало ли кто что хочет, — говорит Сергей Петров, заместитель председателя комиссии по монументальному искусству при Московской городской думе. — Например, я хочу поставить себе памятник под окном, но это непозволительно. Если вы частник, имеете купленную территорию, глухой забор высотой не менее трех метров, то там вы можете делать, что угодно».

С помощью статуи Надежды Константиновны Крупской (жена Владимира Ильича Ленина, участница революционного движения, один из создателей советской системы народного образования – прим. Вести.Ru) мы решили выяснить опытным путем, кому и где можно стоять. Скульптуру установили прямо у входа в управу района Пресненский, чей комментарий получить до этого не удавалось. Представители автора не возражали.

— Мало ли, что автор хочет. Он что — Церетели? Или что? – спрашивает у нас внезапно возникший милиционер. — Он хочет ее здесь поставить. Это запрещено? — Да. — Кем? Где это написано? — Значит, сейчас придут дворники и поставят ее в другом месте. Вон — на Шелепихе.

Пока ждали дворников, сотрудники милиции пояснили: масштаб мелковат.

— Да кто она такая — Надежда Константиновна? – не успокаивается милиционер. — Жена Владимира Ильича Ленина. — Да кто вам сказал, что она жена? — А они не расписаны? — Нет, конечно! – победно восклицает страж порядка.

На этом исторический диспут прервался появлением заместителя главы управы, который все-таки вынужден был дать пояснения.

— Для вас неожиданность, что на Большой Грузинской стоят скульптуры? – спрашивает представитель местной власти. — Для меня это неожиданность. У вас не возникло никаких мыслей, что что-то не так? — Нет. — Что они стоят на тротуаре на стороне сквера? — Правда, не возникало.

«Это мой творческий труд, творческий процесс. Каждый день я работаю. Скульптуры никому не мешают. Это все временно стоит», — заявил сам Зураб Церетели, народный художник СССР, президент Российской академии художеств.

Пока лишь детали головного убора Александра III позволяют предположить, что императора в принципе собираются куда-то перемещать с помощью крана. В остальных произведениях ничто не выдает недовольство автора их существующим местоположением.