Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Ужасно великий: чем Стивен Кинг запугал все человечествоПопулярность Кинга у публики огромна, но академический литературный мир не может решить, причислять ли его к большим писателям
20 мая 2010, источник: Росбалт - Петербург

Финские чиновники против русской бабушки

Финские бюрократы пытаются выдворить из страны парализованную, абсолютно беспомощную 82-летнюю россиянку. Причины такого антигуманизма не могут понять даже официальные органы Финляндии. 

История 82-летней жительницы Выборга Ирины Антоновой шокирует. Ее участники утверждают, что по необъяснимой прихоти всего лишь одного чиновника — сотрудника миграционной службы Финляндии Олли Коскипиртти — беспомощную старуху фактически бросают на произвол судьбы. Даже сам факт перемещения парализованной женщины, перенесшей несколько микроинсультов, перелом шейки бедра, и с кардиостимулятором в сердце равносилен ее гибели. Кроме того, даже при удачной транспортировке Антонову ждет один конец: смерть в хосписе или доме престарелых, потому что в России ухаживать за ней некому. А с единственным родственником — родной дочерью Натальей, уже много лет живущей в Финляндии — ее насильно разлучают.

«Эта история тянется с февраля 2008 года, — рассказала “Росбалту” дочь Антоновой Наталья Кяярик. — Дома, в Выборге, у мамы случился инсульт, в больнице ее подержали положенные дни и выдворили восвояси. У нее парализовало половину тела, очевидно, что за ней должен быть постоянный уход. У мамы была действующая финская виза, мы с мужем смогли переправить ее к нам в Финляндию и одновременно подали документы на вид на жительство для мамы. Спустя несколько месяцев пришел отрицательный ответ с формулировкой: мама не является близким родственником собственной дочери, а потому никаких оснований для вида на жительство нет. Мы несколько раз пытались добиться продления визы, но все безрезультатно. Сейчас предпринимается уже четвертая попытка выдворить маму из страны. При этом Финляндия спокойно оставляет у себя людей, не имеющих воообще никаких родных в стране, не говоря уже о том, что выгонять тяжело больного человека и тем самым обрекать его фактически на смерть — бесчеловечно».

Наталья рассказывает, что сами финны в ужасе от этой ситуации. Наталья с мужем обращались практически во все властные структуры, дошли даже до премьер-министра, министра по миграционной политике, даже до митрополита всей Финляндии. Даже президент Суоми уже в курсе этой истории. Они однозначно говорят, что надо исходить из принципов гуманности.

«Все согласились, что да, маму можно и нужно оставить со мной, так как ей требуется постоянный уход. Но каким-то непостижимым образом получается, что один чиновник идет против мнения собственного начальства и президента и в четвертый раз упорно отказывает в виде на жительство», — говорит Наталья.

В защиту Антоновой собираются уже целые митинги, причем, там присутствуют не только «бывшие русские», но и финны, которым небезразлична судьба русской бабушки. Даже у полицейских буквально не поднимается рука насильно выдворить прализованного инвалида. Хотя однажды Наталье с мужем пришлось укрывать маму в ближайшей лютеранской церкви: полиция не решилась туда зайти и вытащить старуху.

Ирина Антонова, помимо первого, еще «российского» инсульта, перенесла уже в Финляндии еще два микро-инсульта, у нее сломана шейка бедра, тяжелейший ревматизм, астма, а сердце работает только благодаря кардиостимулятору. Наталье удалось получить заключение финских медиков, в котором написано, что Антоновой противопоказана транспортировка и что она полностью зависима от дочери.

«Вот эту формулировку — “полностью зависима” — нам тоже пришлось “выбивать”, даже врачи боялись идти поперек миграционной службы. Хотя совершенно очевидно, что мама не может себя самостоятельно обслуживать, — говорит Наталья Кяярик. — А именно такая формулировка была для нас принципиальной. Есть параграф закона, по которому, если гость страны полностью зависим от человека, являющегося гражданином этой страны (в данном случае Финляндии), то вид на жительство дается без всяких отговорок».

И подобное действительно происходит в самой Суоми: матери подруги Натальи без всяких проблем дали вид на жительство, хотя состояние той женщины было куда лучше, чем у Ирины Антоновой. И таких случаев достаточно много, причем не только в отношении россиян, но и других иностранцев.

Ни Наталья, ни ее семья — муж и уже взрослые дети, ни друзья, ни даже посторонние люди не могут объяснить, чем вызвана такая, мягко говоря, принципиальность чиновника.

В своих прошлых интервью он сначала объяснял свою позицию только одним — отсутствием уважительных причин (то есть родства) между матерью и дочерью. Он считал, что выдворение бабушки из страны «не будет слишком суровым наказанием для Антоновой» и что дочь сможет ухаживать за мамой и в России. Однако после того, как история с русской бабушкой приняла огласку, в том числе и в финских СМИ, миграционная служба отказалась вообще в каком бы то ни было виде комментировать эту историю.

В России же Ирине Антоновой деться совершенно некуда: ни одного родственника не осталось, нет даже жилья и прописки — дом пришлось продать, чтобы были деньги на лечение. Даже если Россия предложит свою помощь, женщину удастся перевезти в Россию, то ухаживать за ней будет все равно некому: ее единственная дочь Наталья живет и работает в Финляндии, там у нее дом и семья, а на бывшей родине она, финская гражданка, сама будет «на птичьих правах».

«По финскому законодательству об иностранцах близкими родственниками, действительно, являются только законные супруги и дети до 18 лет. То есть только для них может рассматриваться вопрос о виде на жительство, — прокомментировал “Росбалту” ситуацию руководитель Антифашистского комитета Финляндии, правозащитник Йохан Бекман. — Честно говоря, сначала я сам в историю Антоновой верил с трудом, она казалась дикой и абсурдной, но сегодня я был у них и сам во всем убедился. Я считаю, что финские чиновники просто хотят показать свою власть, а то, что происходит с Антоновой, — противозаконно и бесчеловечно. Ведь семьи должны, наоборот, воссоединяться, особенно в такой непростой ситуации, когда человек тяжело болен».

Сейчас паспорт Ирины Антоновой арестован, процесс депортации не прекращен. Теоретически в любой момент могут прийти другие, менее гуманные и более принципиальные полицейские, и увезти старуху.

«Я плакала, спрашивала: ну куда вы ее повезете, в мусор? Но она же — живой человек, моя мать, — говорит Наталья. — Никто не думает, ей-то самой каково? Да, она парализована, но разум еще сохранился, она все понимает. Но она только лежит или сидит у окна и молча плачет».

Финские правозащитники, да и обычные рядовые граждане Финляндии убеждены: вся эта история специально и сознательно раздута. Разумеется, букву закона надо уважать, но ведь существует еще и дух закона, и понятия гуманности, человечности. Кроме того, финские юристы считают, что интерпретация пресловутого закона «Об иностранцах» дает возможность в данной ситуации оставить женщину в Финляндии без всяких проблем.

«Мы не хотели раздувать нашу семейную трагедию, выносить ее на люди. В течение двух лет мы надеялись, что разумное решение будет принято. Но сейчас все возможности исчерпаны, нам ничего не остается, как обращаться за помощью к общественности, к России, — говорит Наталья Каарик. — Это крик вопиющего в пустыне». 

Марина Бойцова