Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 мая 2010, источник: FashionTime

Дополнительный заработок знаменитостей

Когда наступает лето, актриса Кейт Хадсон (Kate Hudson) пакует вещи и отправляется в свою нью-йоркскую квартиру. В Малибу, где она живет постоянно, летом чудовищная жара – не спасают даже кондиционеры.

Поэтому Кейт уезжает на север, а чтобы дом не простаивал, она его сдает – тем, кто более расположен к почти африканскому солнцу. Вынужденная мера в итоге обернулась неплохим приработком к основному доходу с кино: за месячную аренду особняка Хадсон просит $90 тысяч. Умножив на три летних месяца, получаем почти три сотни. Неплохо, правда?

Спасибо, мама

Бизнес Кейт Хадсон – один из множества примеров того, как знаменитости зарабатывают «на стороне», не своим основным ремеслом. Казалось бы, зачем? Деньги у них и так есть, и очень приличные. Но, во-первых, и расходы у звезд под стать их заработкам, а во-вторых, долларов много не бывает. Существует еще и третий фактор – это интерес: когда знаменитость хочет попробовать себя в чем-то новом. Правда, чтобы начать бизнес, как правило, нужно вложиться. Инвестировать. Рискнуть.

В этой ситуации самый простой способ «левого» дохода – торговля собственной популярностью: рекламные контракты или роль свадебного генерала в настоящем бизнесе (то есть все дают деньги на проект, а звезда «дарит» свое громкое имя, которое привлечет клиентов). И участие в рекламе, и «генеральство» в худшем случае чреваты подмоченной репутацией. Что, конечно, тоже не фонтан, но, по крайней мере, не связано с потерей вложенных средств. Нет, бывают приятные исключения и некоторым везет заработать на том, что они не покупали, но это скорее исключение, нежели правило. Среди таких счастливцев – та же Кейт Хадсон, сдающая свой калифорнийский дом стоимостью $10 млн, который достался ей бесплатно. Мама, актриса Голди Хоун (Goldie Hawn), подарила ей его на свадьбу. 

Боно попал

Большая часть звезд, желающих дополнительно наварить деньжат, вкладывает имеющееся – в надежде на то, что дельце выгорит. Кое-кому, бывает, не везет, и дело не выгорает, а наоборот, – горит синим пламенем. Вот, например, Пол Дэвид Хьюсон, он же Боно (Bono). Мистер Хьюсон вложил в свое время чудовищную, громадную просто-таки сумму – $460 миллионов – в развитие компании Palm. Было это три года назад, и тогда бизнес Palm – выпуск смартфонов – шел в гору.

Однако на дворе 2010-й, и то ли смартфоны никому уже не нужны, то ли еще что, но факт остается фактом: контора накрылась медным тазом. Кончилось все покупкой Palm конкурентом – HP – и не было бы нам до этих тонкостей никакого дела, если бы не тот факт, что поглощение Palm более успешным игроком на рынке обернулось для Боно потерей целых $140 миллионов! То есть вложил известный борец за мир почти полмиллиарда, став держателем 30% акций, и не только не заработал ни цента, так еще и «похудел» на полторы сотни тысяч. Круто. Учитывая, что ансамбль U2 на четверых заработал в прошлом году $108 миллионов, отбивать потери Полу Хьюсону-Боно придется в поте лица.

Сам не пью, но другим советую

История эта – наглядное подтверждение бабушкиного тезиса «денежки надо по разным карманам пихать, а не в одном месте складывать». Лучше всех эту формулу усвоил Брюс Уиллис (Bruce Willis). Судите сами. Еще в девяностых он стал совладельцем сети ресторанов Planet Hollywood, в которой имели долю и Арнольд Шварценеггер (Arnold Schwarzenegger), и Сильвестр Сталлоне (Sylvester Stallone) – все, в общем, наши любимые парни. Дела «Планеты» шли ни шатко ни валко в том смысле, что особых доходов она не приносила. Зато стала хорошим дебютом звезд первой величины на бизнес-сцене.

Затем пути трех монстров Голливуда разошлись. Слай решил инвестировать в искусство – покупает живопись; Арни пошел в политику (там, правда, больше нервотрепки, чем денег, зато амбиции удовлетворены). И лишь Брюс, как и положено крепкому орешку, не сдался, и пошел напролом, окунувшись в бизнес с головой.

С недавних пор он – владелец акций французско-польской Вelvedere Group, компании, владеющей на Украине самым настоящим водочным заводом. Кроме того, Уиллис работает лицом водки Sobieska и совсем-совсем недавно подписал контракт с немецкой косметической компанией LR Health & Beauty Systems. Сделка сулит фанатам Брюса особенную радость – пахнуть как их кумир. Да-да, актер разработает парфюм под своим именем. Ждать осталось недолго: уже 1 июля заветные флаконы оккупируют прилавки парфюмерных магазинов Нового Света, Китая, Индии, Японии. Вот так. Молодец. И там успел, и здесь заработал.

Молодец – или правильно будет сказать «молодка» (хотя, при всем уважении, это не совсем так в силу возраста) – и Памела Андерсон (Pamela Anderson). Вот уж от кого не ожидали бизнес-прыти, так это от нее. Памела занимается тем, что инвестирует в сеть отелей, расположенных в… Черногории. А что? Мудро и дальновидно. Черногория – это почти Италия, но не так дорого, и вообще, перспективное туристическое направление. Вот на благо туристов и трудится Андерсон. Причем, как нынче положено, отели, что собирается построить звезда за собственный счет, не простые, а экологичные. Оказывается, это ее давняя мечта – «экологичный отель со спа, здоровым питанием, хорошей музыкой, современным дизайном и качественными развлечениями». Можно подумать, Памела в таких никогда не была. Но в любом случае приятно, когда мечты сбываются. 

Одеться и покушать

А иногда выходит так, что непрофильный бизнес становится круче основной профессии. Так вышло с рэпером Пафф Дэдди, или P.Diddy. Все вроде бы знают, что Пафф – звезда шоу-бизнеса и хип-хопом занимается, но песни его мало кто слышал. Куда больше известна его линия одежды Sean John. Стартовавший в 1998 году выпуск широких штанов и безразмерных маек за десять лет раздулся до масштабов самой настоящей империи: рэпер выпускает не только шмотки (которые, кстати, давно уже не хип-хоперские, а вполне себе либерального толка), но и обувь, парфюм, заведует сетью ресторанов. Все это приносит ему $300 миллионов прибыли ежегодно. На этом фоне заработанные коллегой Дэдди по цеху Jay-Z $65 миллионов за прошлый год (рекорд среди рэперов) выглядят как-то бледно. Джей Зи, кстати говоря, тоже не дурак: мало того, что купил не последнюю в Штатах бейсбольную команду, так еще и на Beyonce женился, которая и сама зарабатывает кучу денег.

Собственно, вот она, любимая звездами территория – одежда, парфюм, рестораны. В этих сферах знаменитости реализуют свои бизнес-амбиции чаще и охотней всего. Оно понятно: в чем-чем, а в красивой жизни они разбираются лучше других. Камерон Диаз (Cameron Diaz) заведует рестораном в Майами-Бич. Заведение Bambu предлагает азиатские блюда. Ева Лонгория (Eva Longoria) держит Beso – ресторан латиноамериканской кухни, который пользуется большой популярностью. Бизнес Лонгории процветает – вслед за первой точкой актриса открыла вторую и сейчас запускает третью.

Впрочем, до Роберта Де Ниро (Robert De Niro) и его Nobu Еве далеко. Nobu, совладельцем которого является великий актер, – это разветвленная сеть, добравшаяся и до Москвы. Причем «Нобу» не единственный проект Де Ниро в области общепита: за ним числится также Tribeca Grill. Актер открыл ресторан двадцать лет назад, и Tribeca, получившая свое название в честь района Нью-Йорка, где живет сам Де Ниро, до сих пор процветает. Более того, заведение расположено там же, где и головной офис звезды, поэтому, как говорят, увидеть актера за соседним столиком Tribeca Grill вполне возможно. Еще Де Ниро руководит кинофестивалем, который также зовется Tribeca, но это все-таки профильный бизнес.

Истина в вине

Увы, не всем так везет. Подобно героям боевиков, открывшим «Планету Голливуд», четыре грации: Элль Макферсон (Elle Macpherson), Клаудиа Шиффер (Claudia Schiffer), Наоми Кэмпбелл (Naomi Campbell) и Кристи Терлингтон (Christy Turlington) – в свое время ввязались в предприятие под вывеской Fashion Cafe. Ввязались – и прогорели: не пошло. Также не пошло и у Бритни Спирс (Britney Spears), открывшей ресторан Nyla и потерявшей на этом почти полмиллиона. Продержавшись несколько месяцев, кабачок приказал долго жить, ибо снискал репутацию ниже плинтуса: несколько клиентов там натурально отравились, плюс посетители все время жаловались на дохлый сервис. Ну, значит, и поделом. Все-таки нужно хоть немного, но любить то, что ты делаешь, а не просто пытаться срубить лишний миллион. Пример тому – Антонио Бандерас (Antonio Banderas). Актер так любит вино, что подобно Жерару Депардье (Gerard Depardieu) или Френсису Форду Копполе (Francis Ford Coppola), рискнул и занялся виноградниками. И все у него получилось. Бандерас купил половину акций хозяйства, расположенного на берегу реки Дуэро, и стал наслаждаться «каберне совиньон», «мерло» и «темпранильо», разливающимися в 600 тысяч бутылок ежегодно. Планов у актера громадье: он хочет увеличить производство в три раза, выйти на европейский, а потом и американский рынки. Кроме того, Бандерас намерен построить рядом с виноградниками отель, чтобы там можно было собирать товарищей по ремеслу и проводить конференции виноделов.

Хочется верить, что страсть к вину не отобьет у Бандераса охоту работать в кино. Именно так случилось с Копполой, который, втянувшись в процесс производства прекрасного напитка, не снимал фильмы почти пятнадцать лет.

Купи себе немного Bowie

Впрочем, каждый волен поступать так, как считает нужным. Оригинальней всех в смысле дополнительного заработка оказался Дэвид Боуи (David Bowie). Он, давно уже потерявший интерес к музыке, занимается ценными бумагами, акциями. В качестве предмета этих акций Боуи предлагает… себя. Проще говоря, David Bowie – это бренд. У бренда есть рыночная стоимость, которая может расти, а может падать. Каждый, кто приобретает ценные бумаги David Bowie, становится акционером творчества, репутации, таланта звезды. Согласитесь, звучит как сказка – купить себе немного Боуи… Это все равно что покупка картин – ничем не отличается от инвестиций в произведения изобразительного искусства. Причем автор этих произведений в данном случае жив-здоров и теоретически может еще удивить мир. А если даже не соберется, то, что Боуи создал за сорок лет карьеры, – товар почти бесценный. «Почти» – ибо все имеет свою цену. Рыночную. Это же бизнес, ребята.

Запахи звезд

Парфюм Glow by JLo принес Дженнифер Лопес (Jennifer Lopez) $100 млн. Парфюм от Бритни Спирс под названием Curious в первый год продаж разошелся в количестве 10 млн флаконов. Кайли Миноуг (Kylie Minogue) выпустила четыре года назад духи Darling, которые в 2006-м продавались лучше остальных парфюмов.