Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Сюрприз для Рамзана»: как живут русские в ЧечнеКак живут русские, которые там остались, и что мотивирует людей из других регионов приезжать сюда жить.
21 мая 2010, источник: Фонтанка, (новости источника)

Судебный компромат

Российские судьи считают, что принцип гласности и открытости превыше прав граждан на защиту персональных данных. Они настаивают на публикации всех принимаемых решений с указанием имен, фамилий, адресов и иных сведений об участниках спора.

Российские судьи считают, что принцип гласности и открытости превыше прав граждан на защиту персональных данных. Они настаивают на публикации всех принимаемых решений с указанием имен, фамилий, адресов и иных сведений об участниках спора. Скорее всего, уже через полтора месяца любой желающих сможет вполне официально узнать подробности всех трудовых, бытовых и прочих конфликтов, проверить наличие у соседей или недругов судимостей и административных проступков и даже получать данные об усыновителях.

Действующей редакцией закона предусмотрено, что из размещаемых на сайтах решений исключаются персональные данные – вместо фамилий используются инициалы, псевдонимы или другие не позволяющие идентифицировать гражданина обозначения. Однако на Совете судей России, который на этой неделе проходил в Москве, служители Фемиды решили публиковать выносимые решения без купюр. Соответствующие поправки в федеральный закон уже разработаны. Вряд ли они будут приняты в ближайшие 40 дней, хотя, по мнению экспертов, и действующий закон разрешает не исключать фамилии сторон.

Если кто-то кое-где у нас порой…

Принцип транспаретности (доступности) принимаемых служителями Фемиды решений буквально со дня инаугурации отстаивал президент России Дмитрий Медведев. Федеральный закон, предусматривающий публикацию всех судебных актов в интернете, был принят еще в конце 2008 года. Но создать объединяющую более двух тысяч российских судов единую автоматизированную систему (ГАС «Правосудие») не успели, а потому вступить в силу новый закон должен будет только 1 июля 2010 года.

В тестовом режиме публиковать решения, исключая из них персональные данные, начали некоторые районные суды Санкт-Петербурга (в частности – Пушкинский и Приморский). Например, в опубликованном 19 мая решении журналист «Фонтанки» насчитал больше семи десятков «звездочек» – удаленных слов и фрагментов (адресов, дат, номеров документов и пр., не считая аббревиатур, вроде ЗАО «Ч», «БА» или «муж БН – БС»). В другом решении фамилии участников спора зашифровали в вводной части, но из мотивировочной изъять забыли.

С идеей публиковать решения в полном объеме еще несколько месяцев назад выступил председатель Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда Юрий Козлов. С начала марта этого года он стал размещать на сайте суда тексты решений и приговоров без купюр, а изымать персональные данные суд намерен только по обоснованному заявлению какой-либо стороны. «За прошедшие месяцы были только две обоснованных просьбы от работников спецслужбы, которые не хотели бы оглашать их принадлежность к этому ведомству, – рассказывает Юрий Козлов. – Еще один гражданин заявил, что факт его службы в конкретной воинской части якобы является секретом. Многие участники возражали против публикации, но не могли объяснить, почему. При этом они желали иметь возможность знакомиться со всеми судебными решениями, кроме своего дела». Члены Совета судей России поддержали эту идею. «Решения судов должны публиковаться без купюр, с полным указанием имен участников процесса, – заявил председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев. – Замена имен и фамилий на инициалы может создать для пользователей интернета трудности при поиске конкретного дела и даже сделать его невозможным. А ведь само решение выносится публично, оно доступно значительной аудитории. Какой же смысл скрывать информацию от общества? Закон четко описывает категории дел, которые должны рассматриваться закрыто, и нет оснований этот перечень расширять», – констатирует Вячеслав Лебедев.

Арбитражные суды уже почти десять лет публикуют судебные акты без каких-либо сокращений, а иногда даже в виде скана (расположенный в Санкт-Петербурге Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа был первым). Причем зачастую в размещаемые на сайтах документы попадают даже паспортные данные представителей сторон. По словам Антона Иванова, главы Высшего арбитражного суда России, никто из участников претензий не предъявляет. Тогда как Роскомнадзор, который контролирует соблюдение законодательства о персональных данных, по его словам, потребовал брать расписки о неразглашении от всех, кто знакомится с делом (представителей истца, ответчика и т.д.). «Это ни в какие рамки не лезет!», – заявил Антон Иванов на заседании Совета судей.

По секрету всему свету

Наблюдатели отмечают, что служители Фемиды, скорее всего, больше озабочены не соблюдением принципа гласности, а объемом технической работы, которую с 1 июля предстоит выполнять работникам судов. По мнению члена профильной комиссии, на редактирование решений (исключение имен, дат, адресов и т.д.) уходит порой больше времени, чем на его вынесение. Причем делать это должны сами судьи за счет своего личного времени – никому другому поручить такую работу нельзя.

Вряд ли законодатели успеют принять поправки к закону за оставшиеся полтора месяца. Хотя судьи могут и не торопиться. Директор Института проблем информационного права Андрей Рихтер отмечает, что законом не определено, в какой срок после принятия решения должны размещаться на сайтах – через день, месяц или год? Поэтому не исключено, что служители Фемиды просто напросто «придержат» размещение решений до принятия столь необходимых им поправок. «Кроме того, закон обязывает исключать персональные данные только для обеспечения безопасности участников судебного процесса, – отмечает глава Гильдии судебных репортеров Сергей Чижков. – Публикация большинства судебных решений никакой опасности никому не представляет, а потому необходимости их как-либо урезать нет».

В то же время для простых граждан и частных компаний полная публикация решений может иметь и негативные последствия. Например, как будет защищена врачебная тайна женщины, которая судится с клиникой, проводящей лечение в интимной сфере? Она вправе требовать проведения закрытого судебного заседания, но сведения о самом факте ее обращения с иском в суд к конкретной организации будут размещены в сети и по закону не могут быть изъяты. Огласке придадут и иные сведения, которые многие россияне не хотели бы раскрывать – трудовые и квартирные конфликты, споры о возмещении причиненного здоровью вреда и т.д. Публичной станет информация и о судимостях, административных правонарушениях и пр.

То же касается тайны усыновления – на сайте городского суда еще в прошлом году появился список иностранных граждан, которые обратились с соответствующими заявлениями. По фамилии и возрасту ребенка впоследствии не так сложно будет идентифицировать факт усыновления и имя нового отца или матери.

Юрий Козлов убежден, что такие публикации никак не могут нарушить права граждан. Размещать решение с указанием адресов, фамилий несовершеннолетних и т.д. суд не намерен. А вот тексты приговоров, по его мнению, должны быть доступны: «Конечно, любому гражданину неприятно, что всем известно о его судимости. Но одно дело, когда, например, будущий работодатель узнает о самом факте вынесения приговора, другое – сможет ознакомиться с его текстом и понять ситуацию. Может быть человек был осужден за превышение пределов самообороны? А если совершил ДТП – пьяный несся по встречке и подавил кучу народа или трезвый не справился с управлением? Нужно читать весь приговор».

Вступающий в силу федеральный закон предусматривает, что из публикуемых решений исключаются положения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну (коммерческую, банковскую, врачебную и т.д.). Однако нет никакого механизма реализации этой нормы, т.к. она никак не связана с проведением открытого или закрытого заседания. В итоге уже возникают абсурдные ситуации. Например, по требованию оператора сотовой связи «Вымпелком» суд закрыл заседание, на котором рассматривается дело о нарушении компанией прав потребителей. Но полный текст принятого решения с подробным описанием ситуации вскоре появляется на сайте суда в открытом доступе.

Секретный приказ

Стремясь сократить объем технической работы, Совет судей России поддержал идею не публиковать судебные приказы. Такую поправку уже внес в Госдуму депутат федерального парламента Александр Москалец. По мнению служителей Фемиды, поскольку в приказах нет мотивировочной части, то они никому не будут интересны. А в такой форме сейчас выносится почти 60 процентов всех судебных решений по гражданским делам. Иную позицию отстаивает Гильдия судебных репортеров: «Санация рынка и гражданского оборота невозможна без полной прозрачности, то есть без публикации половины решений по конфликтым сферам, – убежден ее директор Сергей Чижков. – Невозможна нормальная социальная аналитика и понимание состояния общества, а также последствий тех или иных политических решений. Отказ от публикации судебных приказов не упростит ситуацию с массивом документов на сайтах судов – современные распределенные базы данных могут хранить многие миллиарды решений и работать без потери скорости работы», – убежден он.

Противники исключения судебных приказов из публикаций убеждены, что только полная прозрачность позволит реализовать и подписанный Дмитрием Медведевым план противодействия коррупции. К тому же, по закону судебные приказы выносятся без проведения заседаний, но в отношении этой процедуры никто не отменял конституционный принцип гласности судопроизводства. Сейчас он де-факто нарушается – решения выносятся кулуарно и не доступны для публики. А это прямо противоречит требованиям Европейского суда по правам человека.

Ранее по теме: «Судья на “мыле”»

Антон Одынец, «Фонтанка.ру»