Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 мая 2010, источник: Вести.Ru

«Союз» у острова Дьявола

Российские специалисты заканчивают строительство стартового комплекса «Союз» на космодроме Куру во Французской Гвиане. Мобильная башня обслуживания — уникальное 50-метровое сооружение, в истории российской космонавтики такая конструкция используется впервые. Полным ходом идет сборка пакетов первой ракеты, которая стартует в декабре этого года и выведет на орбиту спутник.

Эту башню сначала целиком собрали в Подмосковье — проверили, подогнали. Затем в контейнеры и долгий путь через океан. Теперь она возвышается над тропиками — мобильная башня обслуживания ракеты-носителя «Союз» на космодроме Куру в Гвиане. Впервые в истории российской космонавтики головную часть вместе со спутником будут стыковать с ракетой в вертикальном положении.

«Суммарный вес металлоконструкций составляет 743 тонны», — сообщает представитель инженерного Управления ЦЭНКИ Борис Дубровин.

Борис Дубровин сухо рассказывает о технических параметрах башни — 53 метра в высоту, девять площадок обслуживания. Для него это очередная работа, какой была «Энергия-Буран», «Союз» на Байконуре и Плесецке, «Протон», шахтные комплексы. Но всё же работа — особенная.

«Эта конструкция отличается полностью оригинальным проектом, — поясняет Борис Дубровин. — И она вся собрана на пальцах, то есть на подвижных элементах. И когда это все собирается вместе, она приобретает необходимую жесткость, это новая методика расчета».

Всё с точностью до миллиметров — положение площадок обслуживания проверили лазером, чтобы зазоры между башней и ракетой были минимальными.

«Башня после того, как ракета будет уже стоять в вертикальном положении, наедет на стартовое сооружение, на стартовую систему, закроет полностью. И это позволит дальше работать в течение первого-второго стартовых дней, это позволит людям работать, защищенными от дождей, а вы сами видели, какие здесь дожди льют, мало не покажется, работать невозможно просто», — говорит генеральный конструктор КБ общего машиностроения Игорь Бармин.

У российских строителей космодрома порой пропадают целые недели из-за тропических ливней. Дожди, 100-процентная влажность солёного океанского воздуха — брошенный на землю болт разлагается за несколько месяцев. Потому все металлоконструкции сделаны из специальных материалов, защищены от коррозии. Мобильную башню делали методом горячего цинкования, гарантия на нее — десятки лет.

«Грандиозное сооружение, качественно новое. Конечно, оно отличается немного от Байконура, и это — несомненно. Внесены дополнительные доработки и особенно мобильная башня обслуживания, которой на Байконуре вообще нет. Но надо учесть вот этот опыт строительства нами всеми — российской стороной на Куру — практику, здания и сооружения. Вы видите, нет таких громоздких сооружений. Я думаю, что это надо учесть при строительстве космодрома Восточный», — говорит руководитель Федерального космического агентства Анатолий Перминов.

С капризами местной погоды смог познакомиться и первый вице-премьер Сергей Иванов, впервые посетивший Французскую Гвиану. Стартовый стол ему удалось увидеть лишь из окна автобуса. Первый вопрос вице-премьера специалистам в монтажно-испытательном корпусе: «Крыша не течёт?» Ответ: конечно, нет, с условиями и качеством работ здесь все в порядке.

«Такое сотрудничество, оно дает не только коммерческую выгоду, об этом тоже не надо забывать, иначе такой проект просто бессмысленный становится. Но оно дает взаимопроникновение технологий и идей», — уверен первый вице-премьер Сергей Иванов.

Визит высокой делегации не приостанавливает работу – в МИКе собирают ракету-носитель — первый «Союз», который стартует с экваториального космодрома.

К МИКу в сопровождении жандармов двигаются тягачи с новыми блоками ракеты. Во время транспортировки негабаритного груза на космодроме замирает все автомобильное движение. Россияне стараются успеть к намеченной дате запуска — 17 декабря, Дню ракетных войск стратегического назначения. Символично — ракета Р-7, к семейству которой относится нынешний «Союз», создавалась в 50-е именно как стратегическая.

«Мы полностью пересчитали все заново, все конструкции, — объясняет Игорь Бармин. — Причем с применением тех расчетных методик и программ, которыми сейчас пользуются. В общем, лишний раз подтвердили, что те стартовые системы, которые обеспечили 1756 запусков, они работоспособны».

Запуски спутников из Французской Гвианы расписаны на годы вперед. Европейцы все же надеются, что отсюда когда-нибудь при помощи российского «Союза» в космос отправится и человек, а Куру станет вторым, тропическим Байконуром.

«Проблемы в том, куда запускать астронавтов. Если мы запустим с помощью “Союза” капсулу с астронавтами, то я не уверен, что она достигнет нынешней орбиты МКС. А вот если когда-то мы будем иметь космическую станцию на экваториальной орбите, то почему бы и нет?» – полагает генеральный директор Европейского космического агентства Жан-Жак Дорден.

Ближайшая цель на космодроме — завершить строительство мобильной башни обслуживания. Уже готов, как здесь говорят, уровень 45 метров. С самого верха виден и океан, и непроходимые джунгли.

«На горизонте видим острова, известные острова Рояль, Сент-Джозеф и Дьявола, где базировались особенно опасные французские преступники, отбывали там наказание», — рассказывает Борис Дубровин.

Сегодня тюрьмы французских ссыльных — аттракцион для редких туристов. С появлением в Гвиане русских посетителей стало немного больше. Бизнес Солейги Кеннета даже пошел в гору — деревянную фигурку «Союза» спрашивают у него все чаще.

«На той ракете всего две боковые части, а здесь четыре. Эту ракету будет изготовить сложнее, чем “Ариан”. Я сделаю ее. Но русские точно не уедут отсюда?» — спрашивает ремесленник Солейга Кеннет.

Российские специалисты здесь надолго, они будут обеспечивать все пуски из Гвианы, таков договор. Куру, Синнамари, Кайенна — эти непривычные нашему уху географические названия вскоре окажутся на карте российской космонавтики.