Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 мая 2010, источник: Вести.Ru

В Гатчинском музее-заповеднике восстановлен павильон Венеры

Парадиз на острове Любви способен полностью вырвать посетителя из жесткого временного контекста. Ни в одном другом из сохранившихся творений Винченцо Бренны не чувствуется такой магии в обращении с архитектурными формами и способности обыграть преимущества пейзажного парка. Он очень мал снаружи, но войдя в павильон, вы все же ощущаете себя в полноценном дворцовом интерьере.

В конце XVIII века Павел I загорелся идеей создания павильона, увидев подобное строение во Франции в имении принца Кондэ. Бренна сотворил уголок Франции в императорской Гатчине еще не подозревая, что его европейский близнец будет уничтожен в ходе Французской революции.

Гатчинский павильон за 200 лет многократно находился под угрозой уничтожения — революция, гражданская война, немецкая оккупация, но в итоге, деревянная постройка сгорела от банально брошенной сигареты.

Произошло это в 2006 году, больше всего после заливки здания пострадал уникальный плафон Якоба Меттерлейтера «Триумф Венеры». Реставрация полотна эрмитажными специалистами закончилась осенью 2009 года, и тогда же дирекция музея приняла достаточно рискованное решение — вернуть плафон на родное место. Никто точно не знал насколько прочно экспериментальный клей схватит 80 квадратных метров холста.

В ходе реставрации специалистам удалось укрепить фундамент здания и сохранить все оригинальные несущие конструкции. Павильон Венеры одно из немногих деревянных дворцовых строений в окрестностях Петербурга.

В родном интерьере «Триумф Венеры» заиграл всеми красками куртуазного века. Здесь и 40 легкомысленных амуров, и барочный кролик-плейбой. С плафоном связана наиболее гламурная часть гатчинской мифологии.

Первые посетители павильона смотрятся как подтверждение легенды. Новорожденные гатчинцы Мариамма и Ариадна пришли навестить тетю Венеру. Их прадед после войны восстанавливал большой гатчинский дворец.

С открытием павильона у дирекции музея появится новая головная боль — как обезопасить парадиз на острове Любви. Надежды на сознательность гуляющей публики, как показал опыт 2006 года, не всегда себя оправдывают.