Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 мая 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

«Крузенштерновцы» работают капитанами крупнейших парусников

За 40 лет службы на учебном паруснике «Крузенштерн» его капитан-наставник Геннадий Коломенский воспитал не одно поколение моряков и прошел под парусами не одну тысячу морских миль.

За 40 лет службы на учебном паруснике «Крузенштерн» его капитан-наставник Геннадий Коломенский воспитал не одно поколение моряков и прошел под парусами не одну тысячу морских миль. О паруснике он может рассказывать часами, а его оценка работы судна профессиональна и компетентна. Об итогах недавно закончившейся экспедиции учебного барка Геннадий Коломенский рассказал в интервью РИА Новости:

— Геннадий Васильевич, руководство судовладельца – Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота – называет опыт последнего похода «Крузенштерна» уникальным. Согласны ли Вы с этой оценкой?

— Я бы разделил опыт, полученный постоянным экипажем нашего парусника и курсантами, проходившими на судне практику. Конечно, в экспедиции все мы – одна семья, один экипаж, однако задачи перед экипажем и курсантами стоят разные.

Если говорить о курсантах, то надо иметь в виду, что все они проходили практику на присвоение категории «матрос 2-го класса» – это была их первая практика в жизни. Разумеется, приобретенный опыт действительно богат и разнообразен: далеко не на всех курсантов, которые когда-либо проходили практику на «Крузенштерне», выпадало такое количество испытаний и впечатлений – чего стоит одна зимняя Олимпиада в Ванкувере!

А постоянный экипаж за последний поход пополнял и совершенствовал тот запас знаний и навыков, которым он уже владеет. Ведь у постоянного состава за плечами богатейший опыт походов: даже такой сложный маневр, как прохождение через Панамский канал, который парусник совершил впервые – это задача сложная, но для «крузенштерновцев» вполне посильная.

— А в чем уникальность полученного курсантами опыта?

— Оценить уникальность этого опыта нетрудно – достаточно взглянуть на карту маршрута экспедиции: он проходил в нескольких климатических зонах, а последний этап экспедиции пришелся на зиму.

Хождение под парусом в зимнее время в северных широтах Тихого океана всегда было делом нелегким – даже для таких парусников как «Крузенштерн». Достаточно сказать, что большинство парусных регат и круизных маршрутов коммерческих парусников в этих широтах проходят обычно весной и летом. Постоянное изменение парусной оснастки, холодные штормовые ветра и другие испытания заставляют экипаж выкладываться не на 100, а на все 200%.

И не забывайте про жесткие временные рамки: каждый этап и каждый переход были расписаны чуть ли не по секундам: время прибытия в Ванкувер четко обозначено, и ради нас Олимпиаду никто переносить не будет. А перед заходом в порт еще нужно привести судно в надлежащий вид, чтобы не стыдно было пригласить гостей.

В этих условиях ребята показали себя с самой лучшей стороны – действовали, в самом деле, как единый слаженный организм, можно было любоваться его работой. А ведь далеко не всем из них придется еще когда-нибудь ходить в этих широтах: выпускники нашей академии работают обычно в Атлантическом и Индийском океанах. Но если судьба снова забросит их в эти широты, да еще зимой, они будут готовы ко всем сюрпризам – то же самое можно сказать и о проходе через Панамский канал.

— Насколько полезен практический опыт, который получили курсанты в ходе экспедиции? Ведь им вряд ли придется ходить под парусами, а современные суда сильно отличаются от «Крузенштерна» по своему оснащению.

— Что касается оснащения, то я бы не стал преуменьшать технические возможности «Крузенштерна». Навигационное оборудование, которым оснащен парусник, самое современное – есть даже уникальные приборы, которых нет на других кораблях. Поэтому курсанты учатся владеть не только «устаревшими» парусами, но и передовой техникой. Кроме того, они получают опыт работы в экстремальных условиях – опыт, который невозможно обрести на современном корабле. Все это обязательно пригодится им в их дальнейшей деятельности.

Не соглашусь и я и с тем, что курсантам не придется в дальнейшем ходить под парусами. Коммерческих парусных судов в мире становится все больше – и  на крупнейших парусниках капитанами работают наши «крузенштерновцы». Капитаном круизного парусника «Royal Clipper» – четвертого в мире по величине – служит Сергей Утицын, который на «Крузенштерне» прошел службу от практиканта до старшего помощника.  Команду исторического четырехмачтового барка «Sea Cloud» возглавляет Владимир Пушкарев, а за капитанским штурвалом его современного двойника – барка «Sea Cloud II» — стоит Евгений Немержицкий. В свое время Евгений был четвертым помощником на «Крузенштерне» и даже совершил несколько самостоятельных выходов в капитанской должности. И этот список можно продолжить.

— Заметна ли разница между постоянным и переменным составами «Крузенштерна»?

— Такого разделения не существует: по выходе из калининградского порта мы становимся единым экипажем с едиными задачами, и какое-то деление по принадлежности к тому или иному учебному заведению, или на постоянный и переменный состав, в море просто невозможно.

Особенность хождения под парусами такова, что  индивидуальной работы на судне почти нет. Все моряки всегда работают в команде, а это очень сильно влияет на мировосприятие. На «Крузенштерне» невозможно делать что-то спустя рукава, «сфилонить» где-то – ведь это сразу видно. Но при том жестком отборе, который проходят курсанты в своих учебных заведениях, любители перекладывать ответственность на плечи товарищей просто не попадают на судно.

Условия на судне заставляют молодого человека изменить свой взгляд на себя и на свое место в жизни. Есть расхожее, но очень верное выражение: «В поход уходят мальчики, а возвращаются мужчины». Нередко мамы наших курсантов признаются, что не узнают своих детей после похода – да это и неудивительно. Практика на парусном учебном судне всегда считалась особенно сложной именно с психологической точки зрения. Человек должен преодолеть себя, свои страхи, свои слабости.

Представьте такую картину….Шквальный ветер в северных широтах Тихого океана, амплитуда колебаний верхушки мачты  доходит до 100 градусов – а молодой парень, еще вчера видевший паруса только в кино или на страницах учебника, должен взобраться более чем на 50 метров и работать там с парусами. Далеко не каждый взрослый человек способен на такое, но ребята это делали. Конечно, есть страх – его не может не быть – но есть и понимание того, что это нужно судну, нужно всем.

В такие моменты курсанты постигают две первые морские истины и два главных морских закона: первый – с морем и океаном никогда нельзя быть на «ты», они такого отношения не прощают, и второй – только в коллективе, только опираясь на плечо товарища, можно преодолеть любые невзгоды и выйти из любого затруднения. Одним словом, они учатся взаимовыручке и ответственному отношению к своей работе. В портах стоянки каждый из них с гордостью говорил: «Я крузенштерновец» – и это было правдой. По-другому они себя уже не мыслили.