Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 мая 2010, источник: Росбалт - Петербург

Дороги Финляндии — гладко и без аврала

Автомобильный Петербург впал в состояние широкомасштабного аврала. Дорожники начали освоение выделенных губернатором средств, парализовав транспортную систему мегаполиса. Чиновники снова просят водителей потерпеть. Между тем, в соседней стране со схожим климатом дороги выдержали тяжелую зиму – о колейности и ухабах финны узнают сразу после надписи «Торфяновка».

Чуть-чуть не доезжая до российско-финской границы, на трассе «Скандинавия» стоит экскурсионный автобус с проколотым колесом. Водитель Андрей с напарником, чертыхаясь, пытается устранить поломку. Туристы молча столпились у обочины и ожидают своей участи. «Это какое-то наказание! Вместо того чтобы отремонтировать полотно, они понаставили знаков, предупреждающих о дорожных неровностях, но не спасают и они, — возмущается водитель, — Мне просто стыдно за родную страну – ведь это федеральная трасса!»

Водитель автобуса прав: каждый, кто отважится проехать от Петербурга до «Торфяновки», не единожды упомянет всуе фамилии чиновников, ответственных за состояние полотна – по ходу движения не проходит и минуты без резкого нажатия на тормоз перед очередным препятствием. Полный спектр подстерегающих опасностей обозначить трудно. Где-то водителя ждут жуткие колеи, на которых удержать машину даже на сухом асфальте бывает трудно, где-то авто подпрыгивает на кустарно выполненных стыках из старого и нового асфальта. Особую опасность представляют мосты, на которых дорога покрыта рытвинами и ухабами. За 2,5 часа мучений корреспондент «Росбалта» насчитал не менее 10 аварийных ситуаций, которые могли привести к ДТП – водители, объезжая ямы, частенько попадают на встречную полосу, а большегрузные фуры резко тормозят на неровностях, опасаясь выронить ценный груз.

Все злоключения водителей заканчиваются на границе. После «Торфяновки» до Хамины и Котки идет обычная ровная дорога с ограничением скорости 100 и 80. Никакого аврала на дороге нет – полотно и разметка полностью сохранились в первозданном виде после снежной зимы. Скорость автомобиля соответствует максимально допустимой, поэтому до ближайшего населенного пункта едешь столько, сколько и прогнозировал GPS-навигатор.

 

Далее до Хельсинки начинается красивая автострада с ограничением 120 км/час. Здесь опять же все спокойно – дорожные работы ведутся в двух местах уже под Хельсинки, и они почти не мешают движению транспорта. За время поездки от границы с Россией до столицы Суоми машина подпрыгнула на неровностях два раза. Именно поэтому сами финны считают, что трасса Хельсинки — Котка сделана хуже, чем Хельсинки – Турку.

В самом Хельсинки рабочие, ремонтирующие дороги, встречались часто, иногда из-за этого даже возникали небольшие 5-10-минутные заторы. Колейности в Хельсинки нет в принципе, ям и ухабов – тоже. Исколесив весь центр, мы пришли к выводу, что зима в этом городе аномальной оказалась лишь для дотошных синоптиков. Ее последствия не сказались даже на обычно проблемных в Петербурге перекрестках с проложенными трамвайными путями.

Дороги здесь сделаны настолько хорошо, что хочется ехать еще и еще. Вспоминаешь, с каким неудовольствием петербургский водитель, не заподозренный в мазохизме, обычно воспринимает необходимость дальней поездки по Ленобласти. И ловишь себя на мысли, что здесь — у северного соседа — единственным разумным ограничением для владельца авто является лишь бензин по цене 1,5 евро за литр.

Приехав обратно в Петербург, мы узнали, что в дорожной отрасли северной столицы произошли революционные изменения. Дорожникам дали несколько миллиардов рублей, и они, радостно засучив рукава, перегородили город, для того, чтобы освоить средства и покрыть центр очередным слоем «временного» асфальта. К концу мая Петербург превратился в одну большую и нервную пробку.

Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко даже лично попросила водителей потерпеть три месяца. «Нужно использовать каждый погожий летний день, чтобы к осени большинство петербургских дорог было отремонтировано. Конечно, это будет создавать проблемы с движением. Но ГИБДД поставлена задача отработать варианты перекрытия дорог и маршруты объезда», – заявила она

С Валентиной Ивановной вроде бы трудно не согласиться. С другой стороны, просьбы чиновников и трудовой порыв дорожных служб вызывает лишь чувство досады – из горожан в очередной раз делают дураков. При грамотном подходе к ведению городского хозяйства терпеть никому не нужно. Это доказывает финский опыт и опыт одной магистрали Петербурга, сделанной в образцово-показательном порядке – Невского проспекта. Как ранее сообщали специалисты дорожной отрасли, его покрытие простояло без ремонта 10 лет.

Особенно грустно становится от того, что на ремонт городских дорог в 2010 году город потратит рекордную сумму – 8 млрд рублей. На эти деньги должно быть обновлено 10% всех городских улиц. Нетрудно подсчитать, насколько занижен этот процент, если, согласно оценкам экспертов, на данный момент средняя стоимость ремонта и строительства дорог в России выше по сравнению со странами Евросоюза в 2,6 раза, с США – в 3 раза, с Китаем – в 7,3 раза. За региональным примером дорожной расточительности ходить далеко не надо. Вспомним, как еще в 2004 году финская компания Metsaliitto капитально отремонтировала 6,5 км дороги в Подпорожском районе. Эту дорогу строили финские рабочие, и обошелся этот ремонт вдвое дешевле, чем в среднем по области.

Думается, нынешний дорожный аврал не принесет городу ничего хорошего. Во-первых, дорожников торопят чиновники, опасающиеся общественного протеста в связи с массовым закрытием дорог. Во-вторых, нужно успеть отремонтировать огромное количество магистралей и освоить все выделенные средства. Получается, что класть асфальт по совести необходимости нет – лучше сделать, как всегда, а следующей весной снова попросить у чиновников деньги. В этой связи обмен старой «Нивы» на новую, запланированный Валентиной Матвиенко, выглядит глубоко продуманным и символичным шагом.

Филипп Мостоцкий, фото автора