Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 мая 2010, источник: Росбалт

Битва за наследство Калмановича в разгаре

Пресненский суд Москвы назначил на 31 мая слушания по иску Лиат Калманович, дочери убитого в Москве известного бизнесмена Шабтая Калмановича.

Она пытается оспорить завещание отца, по которому все наследство должно перейти другой дочери коммерсанта — 12-летней Даниэль. Слушания, скорее всего, пройдут в закрытом режиме, поскольку во время них будет выясняться истинный размер капиталов погибшего коммерсанта. По данным «Росбалта», они оцениваются в $50-60 млн.

Шабтай Калманович был убит в Москве 2 ноября 2009 года. Киллеры открыли огонь по иномарке бизнесмена в Новодевичьем проезде. А вскоре состоялось оглашение завещания, составленного Калмановичем еще в 2001 году, что сделало 12-летнюю  Даниэль одной из самых богатых детей на постсоветском пространстве.

Имущество предпринимателя было разделено следующим образом. Согласно российскому законодательству, половина наследства должна перейти к третьей жене Калмановича, в прошлом известной баскетболистке Анне Архиповой. Дочь бизнесмена от первого брака Лиат, как следует из завещания, должна получить все средства и недвижимость предпринимателя, которые находятся в Израиле, – это лишь небольшая часть его состояния. А львиная часть наследства, согласно воле покойного, достается малышке Даниэль.

Вмиг фантастически разбогатев, девочка невольно стала заложницей борьбы за активы покойного. Когда бизнесмен разводился с мамой Даниэль Анастасией Калманович, по согласию супругов девочка осталась жить с отцом. Шабтай Калманович решил, что ребенку лучше будет учиться в Израиле, в котором он проводил значительную часть времени и где живет его другая дочь, 32-летняя Лиат.

Когда в ноябре 2009 года Анастасия прилетела в Израиль, чтобы забрать свою дочь, Даниэль ей просто не отдали. Лиат вызвали израильскую полицию, которая забрала девочку у Анастасии. Теперь в местном суде решается вопрос о том, с кем же должен остаться ребенок — с родной матерью или со сводной сестрой, требующей назначить ее официальным опекуном.

Второго мая 2010 года завещание должно было вступить в законную силу, но накануне адвокат Лиат Александр Добровинский оспорил его в суде. В своем иске защитник ставит под сомнение подлинность подписи Калмановича под документом, а также легитимность утвердившего завещание нотариуса. Более того, представители Лиат и Анны Архиповой составили опись имущества покойного, которое, по их мнению, и подлежит разделу. После этого адвокат Архиповой заявили, что все разговоры об огромном состоянии Калмановича являются «чепухой», оценив его в $7-10 млн. В описи упоминается про десять квартир в Москве, Санкт-Петербурге и Латвии, около десяти подержанных иномарок, а также коллекция фарфора, стоимостью 30 млн рублей, и предметов иудаики. При этом в бумаге говорится, что ни банковских вкладов, ни долей в бизнесе у Калмановича не было.

По данным «Росбалта», процесс может получиться более захватывающим, чем любой детективный роман, поскольку на его протяжении фактически будут вестись поиски всего остального капитала Калмановича, значительно превышает названные в описи суммы. «Мы тоже не сидели сложа руки, — сообщил “Росбалту” один из представителей Анастасии Калманович. — Нам известно, куда тайно была вывезена значительная часть антикварной коллекции Шабтая, не упомянутая в описи. Также мы знаем, в каких банках у Калмановича хранились крупные суммы. Эти деньги продолжают оставаться на счетах. Мы выяснили пакеты акций каких компаний принадлежали Шабтаю. Все эти данные, вместе с документами, будут приведены на суде. Попытки говорить о том, что речь идет только о подержанных иномарках и квартирах просто не убедительны. Реальный размер наследства в разы превышает сумму, названную другой стороной». По информации агентства, реально речь может идти о сумме порядка $ 50-60 млн.

Адвокат Анастасии Калманович Шота Горгадзе сообщил, что он будет доказывать в суде необоснованность претензий Александра Добровинского и «абсурдность» требований Лиат Калманович.  «И подлинность завещания, и легитимность нотариуса не вызывают никаких сомнений, —  отметил “Росбалту” Шота Горгадзе. — Заверивший завещание нотариус фактически являлся личным нотариусом Калмановича и вел большинство его дел. Уже полгода в Израиле идет вялотекущий процесс, в котором Лиат пытается убедить суд, что она безумно любит Даниэль и готова на все, что бы стать ее законным опекуном. В то же время в Москве она подала иск с целью отъема имущества у Даниэль. Все это очень странно».

Адвокат Александр Добровинский во вторник был недоступен для комментариев. 

Александр Шварев