Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 мая 2010, источник: Вести.Ru

Безмолвный театр

В Москве состоится вечер памяти Гедрюса Мацкявичуса, посвященный 65-летию со дня его рождения. Он создал в Москве уникальный Театр пластической драмы, который с огромным успехом выступал не только в России, но и гастролировал по всему миру.

В 70-е труппа из двенадцати актеров, затянутых в трико, больше похожих на хиппи, кочевала по московским домам культуры. Ни собственной сцены, никакого бюджета, а замысел грандиозный – рассказать о жизни Микеланджело без единого слова, только языком тела. По тому времени — верх эпатажа. По чьему-то недосмотру труппу Гедрюса Мацкявичуса в 1976 году на один день пустили в Театр эстрады. В городе не было ни одной афиши. И, тем не менее, очередь за билетами тянулась от самой Ленинской библиотеки.

В спектакле «Преодоление» ожили не только картины и скульптуры великого Микеланджело, ожил сам процесс творчества и метания души мастера. Все это только движениями актеров, светом и музыкой. Такого искушенная Москва еще не видела.

Ученик Гедрюса Павел Брюн — сегодня известный хореограф, 20 лет проработавший в знаменитом канадском Cirque du Soleil, а тогда 14-летний мальчишка, впервые ступивший на подмостки, вспоминает, как проходили репетиции.

«Он не приходил на репетицию и не говорил: “Так, Паша, ты сделай четыре шага вправо, Толя сделай четыре шага влево, а потом мы включим вот эту музыку”. Такого не было. Когда мы разрабатывали какую-то сцену, Гедрюс давал нам какую-то очень провокационную тему для спонтанной импровизации. Иногда с музыкой, но чаще в тишине, потому что нужно было найти правду тела и правду взаимоотношений», — рассказывает Павел Брюн.

Начинал Мацкявичус в родной Литве. В Вильнюсе закончил химфак университета, но карьере ученого предпочел карьеру артиста. А вскоре уже был признан лучшим мимом Прибалтики. Отказаться от слова в пользу движения для Гедрюса Мацкявичуса было решением принципиальным. Он считал, что именно молчание, а не вопли, стоны и стенания, сопровождает все истинно значимые моменты жизни.

Он переводил на язык пантомимы авангардную живопись и поэзию. Спектакль «Желтый звук», который Мацкявичюс создавал вместе с Альфредом Шнитке, — по картинам Василия Кандинского. «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» — на стихи Пабло Неруды, «Глазами слышать — высший ум любви» — по сонетам Шекспира.

«Как на сцене пластическими средствами сделать сотворение стихов? Я сделал вот так: он становится на колени, раскрывает руки, муза около него пристраивается вот здесь — его душа, Психея. И перед ним сидит тот человек, о котором он пишет», — рассказывал Мацкявичус.

«У него было главное, у него был адрес – сердце, — говорит народный артист СССР Владимир Васильев. — Мы с вами много видим спектаклей, в которых полно “примочек”. Там есть все — лазеры, валяния на полу, обливание водой. А до сердца почему-то это не доходит».

До 90-х годов уникальный Театр пластической драмы регулярно ездил на гастроли, был хорошо известен за рубежом, а имя его создателя даже занесли во французскую энциклопедию.

Видеозаписи в семье Гедрюса Мацкявичуса годами собирали в разных архивах. Сегодня эти кадры — единственная возможность пусть и не в лучшем качестве, но все-таки увидеть, что представлял собой Театр пластической драмы. А чтобы с ними могли познакомиться не только театроведы, решено было сделать из них фильм и в качестве видеоприложения поместить в книгу о режиссере. Она называется, как и его первый спектакль, — «Преодоление».