Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Сколько на самом деле мартышек в Удаве из «38 попугаев»?Помните первую серию кукольного мультсериала, в которой животные думают, как измерить рост Удава?
27 мая 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Олег Смолин: чиновники торгуют информацией по ЕГЭ

Сегодня начались Единые госэкзамены. Кому-то помогут полученные знания или запасенные шпаргалки, а кто-то оплатит экзамен по прейскурантам. Как заявил сегодня депутат Госдумы Олег Смолин, в прошлом году купить один предмет ЕГЭ на «отлично» стоило 60 тысяч рублей, в регионах – 30 тысяч. В этом году цены, по его мнению, вырастут. И сейчас Олег Николаевич выходит на прямую связь со студией радио «Вести ФМ».

«Вести ФМ»: Олег Николаевич, здравствуйте! Прежде всего, вопрос закономерный: откуда у вас такие данные?

Смолин: Я начну с того, что я не являюсь специалистом в области коррупции при проведении ЕГЭ. Мои интересы лежат с другой стороны. Данные, которые я получил, естественно, были получены от очевидцев по прошлому году. Кстати, я говорил, что, на мой взгляд, возможно, в этом году цены и упадут, потому что, с моей точки зрения, возможно, предложений будет больше в этом году, чем в прошлом. Хотя в России происходит инфляция, и всякое возможно.

«Вести ФМ»: По этому году у вас нет данных пока?

Смолин: Нет, по этому году у меня пока никаких данных нет.

«Вести ФМ»: Олег Николаевич, как же так получается, в Рособрнадзоре неоднократно заявляли, что ЕГЭ – это как раз лучший способ борьбы с коррупцией. И вот, с введением этого Единого госэкзамена, когда мы его обкатаем, все будет нормально, коррупция уйдет из этой области совсем. И тут вдруг вы портите статистику!

Смолин: Да я не порчу статистику. Дело в том, что, повторяю, я не занимаюсь специально этой проблемой. Если кто-то хочет посмотреть более основательные данные, откройте пресс-конференцию, недавно проведенную с участием представителей МВД, и в материалах пресс-конференции вы прочитаете, что за 2009 год, когда ЕГЭ стал всеобщим экзаменом, количество зарегистрированных взяток в системе образования выросло вдвое. Это во-первых. По мнению участников пресс-конференции, на поступление в вузы посредством ЕГЭ было потрачено от 520 до 1,5 миллиардов долларов. Повторяю, я сам ничего не считаю. Это не сфера моих интересов. Просто крайне наивное представление, будто ЕГЭ избавит от коррупции, было одним из главных таранов его введения. Во многом, с моей точки зрения, с нарушением прав человека. Но дело очень простое. Когда вводили ЕГЭ, нам говорили: «Вот, мы отберем деньги у этих проклятых коррупционеров в ВУЗах, и поэтому коррупционеры вузовские против ЕГЭ».

На самом деле, ситуация другая. Уже в этом году — город не называю, фамилии не называю – слышу, что в таком-то городе люди с хорошими экономическими доходами уже знают, к кому нужно обратиться, чтобы заранее получить искомый балл по Единому государственному экзамену, к кому обратиться из государственных чиновников. Поэтому я думаю, что просто-напросто произошло перераспределение от недобросовестных членов приемных комиссий вузов к государственным чиновникам, которые торгуют информацией по ЕГЭ, они и продвигают этот проект.

«Вести ФМ»: Олег Николаевич, что же делать-то?

Смолин: Что делать-то? Мною был предложен, как мне кажется, паллиативный выход, я в Государственной думе давно предлагал, кстати, это было поддержано председателем Совета Федерации Сергеем Мироновым, зампредом Государственной думы Иваном Мельниковым, закон о добровольности ЕГЭ, который, с моей точки зрения, должен был избавить школу от многочисленных пороков ЕГЭ. Один из главных пороков, конечно, — это натаскивание на решение тестоподобных заданий. Кстати, пользуясь случаем, хочу заметить, что если ЕГЭ в России – это искаженная англо-американская модель, то недавно Барак Обама принял специальное решение – выделил 4 миллиарда долларов на свертывание системы тестоподобных заданий, которые активно распространял его предшественник Буш. Излишне говорить о том, что Обама намного более интеллектуальный президент, чем Буш-младший.

«Вести ФМ»: То есть вы считаете, что выход в том, чтобы дать альтернативу людям – сдавать ЕГЭ или как раньше?

Смолин: Я считаю, что выход – «как раньше» с одной оговоркой, я считаю, что обязательно в приеме экзаменов должны участвовать независимые эксперты, скажем, из других школ и из ВУЗов, то есть идею участия независимых экспертов в приеме экзаменов я поддерживаю, но это единственное, что я поддерживаю из ЕГЭ. Все остальное, на мой взгляд, вот эта вот система тестирования, тесты с выбором ответов, много еще чего другого, что умервщляет, в особенности литературу, историю, обществознание. Это вредно.

А что касается коррупции, когда-то Владимир Филиппов в бытность министром образования в России справедливо заметил: «Коррупцию в одной отдельно взятой сфере победить невозможно». Если по международным данным мы где-то на 147 месте в рейтинге коррупции, то люди всегда будут в такой ситуации искать и коррупционные схемы при проведении ЕГЭ, поскольку ответственность здесь, результат, очень значимы для человеческой жизни.