Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 мая 2010, источник: Вести.Ru

По России прокатилась первая волна ЕГЭ

Аббревиатура ЕГЭ с этого дня касается более миллиона семей. Все одиннадцатиклассники накануне сдавали самый важный экзамен. От результата ЕГЭ зависят шансы на поступление. Как это было? Впечатления участников общегосударственной экзаменационной эпопеи выслушала корреспондент «Вести ФМ» Людмила Шаулина.

Две гелевые ручки черного цвета — вот и все, что позволено было взять с собой на экзамен. Атмосфера нервозности накрывала школьников еще в коридорах экзаменационного пункта — именно так на время ЕГЭ называют школу. Стол регистрации, на котором, по описанию Насти, сдававшей биологию, как на избирательном участке, по паспорту и пропуску фиксируют явку.

«По спискам искали, кто в какой кабинет идет. Разбивали всех на группы, регистрировали, провожали каждого в свой кабинет. В кабинете было мало народу, наверное, человек пять. Двое взрослых-сопровождающих. Давали нам инструктаж, как заполнять, как вести себя, правила», — рассказывает Настя..

Перед входом в кабинет — еще один контроль, добавляет школьница Ксения.

«Просили положить сумку рядом на стул, смотрели, что ученики берут из сумок. Мобильный телефон нужно было при них отключить и положить в сумку. Можно было вставать и выходить только с провожающим — в туалет и в медицинский кабинет. У нас одной девочке стало плохо, она не успела закончить работу — и даже начать ее — и поехала домой», — вспоминает Ксения.

В ходе инструктажа обращали внимание экзаменуемых, что бланки можно заполнять строго оговоренным шрифтом, добавляет Кирилл, сдававший литературу. Ответ, почему судьба благосклоннее к Гринёву, чем к Швабрину, у Кирилла в поле бланка не вместился.

«Образцы букв были понятны, единственно, были сложности с пропусками строчек. И, например, у меня возникла проблема, что не уместился ответ в клетки и организаторы не знали, что делать. Они пытались меня сократить, но я не знаю правильно это или нет», — поясняет Кирилл.

То, что в этом году контроль над соблюдением правил ЕГЭ будет тотальным, предупредили всех. Родителям пригрозили денежным штрафом. За найденную шпаргалку или работающий мобильный телефон у их чада пришлось бы заплатить от 3 до 5 тысяч рублей. Школьнику тоже не поздоровится, заверяет Сергей Шатунов, помощник руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования.

«На экзамен человеку можно взять четко прописанные, определенные предметы. Шариковую ручку, линейку, непрограммируемый калькулятор на ряд экзаменов и не более того. Все остальное с собой иметь запрещено. Если обнаруживается, что он каким-то образом использует мобильную связь, то его обязаны удалить с экзамена», — рассказывает Шатунов.

Штрафовать пообещали и сердобольных педагогов. За помощь ученику учитель может заплатить от 20 до 40 тысяч рублей. Однако, по мнению члена-корреспондента Российской академии образования Александра Абрамова, такие строгости носят исключительно внешний характер.

«Неделю назад появилось решение Минюста, признающее отъем мобильных телефонов нарушением прав человека. Понимаете, это такое прямое приглашение всех сдающих к использованию мобильных телефонов. Абсолютно все участники этого процесса — ученики, учителя, работники министерства, которые отстаивают эту систему, — они все заинтересованы в как можно более высоких результатах любой ценой», — считает Абрамов.

Действительно, выворачивать карманы и отдавать мобильники школьников не заставляли, рассказал Кирилл.

«Они говорили положить их на парту, но многие не выкладывали, оставляли их в кармане. Просто был выключен звук и все», — вспоминает ученик.

«Купить» результат по ЕГЭ, рассказал заместитель председателя комитета по образованию Госдумы Олег Смолин, можно было еще в прошлом году. В Москве пятерка по одному предмету стоила 60 тысяч рублей, в регионах — 30 тысяч.

«Возможно, в этом году цены и упадут, возможно, предложение будет больше. Когда вводили ЕГЭ, говорили, мол, мы отберем деньги у этих проклятых коррупционеров в вузах. На самом деле ситуация другая: уже в этом году, город не называю, люди с хорошими экономическими доходами знают, к кому из государственных чиновников нужно обратиться, чтобы получить искомый балл. Произошло перераспределение от недобросовестных членов приемных комиссий в вузах к государственным чиновникам, которые торгуют информацией по ЕГЭ», — утверждает Смолин.

Данные департамента экономической безопасности МВД Российской Федерации за прошлый год нерадостны. 5,5 миллиарда долларов за один учебный год получили нечистые на руку преподаватели вузов и школ, а также деканы и ректоры. 1,5 миллиарда из этой суммы — это «откаты» за поступление в вузы. Цифры объясняются тем, что к проблеме стали более внимательно относится, уверен представитель Рособрнадзора.

«Стало удобнее следить, появились некие правила, несоблюдение которых обнаруживает, что вот здесь что-то не в порядке. И второе — наши правоохранительные органы тоже более внимательно стали за этим смотреть. Уровень выявленных правонарушений в этой сфере вырос», — говорит Шатунов.

То, что ошибки прошлого учтены, дает надежду на лучший результат по итогам. Однако лучшее, как подтвердили итоги прошлогоднего ЕГЭ, враг хорошего. Удивительным образом в некоторых школах, а иногда и регионах, экзаменовались исключительно гении, способные сдавать все тесты на 100 баллов.