Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 мая 2010, источник: Вести.Ru

В московских подземных реках живут рыбы-мутанты

Исследователи московских подземелий, видимо, под впечатлением от рассказов мэра о белых тараканах, решили проверить: кто же на самом деле обитает под столичными улицами и домами? Оказалось, немало интересного и в то же время опасного: рыбы-мутанты, кислотные грибы, токсичные реки и практически вся таблица Менделеева.

Химический коктейль, который течет в подземных реках Москвы, порождает сенсации и мутации. Сюда ведь стекаются бензин, машинное масло, вся бытовая химия, которой пользуется город. И появляются в вечной темноте флора и фауна, каких ученые никогда и не видели.

«Идут постоянные сбросы химии, которая попадает в эти системы водостока. Из-за этого здесь появляются различные рыбы совершенно другого окраса. И растут грибы, непосредственно питающиеся газами, сероводородом насыщающиеся», — рассказывает Михаил Савкин, руководитель центра подземных исследований «Остроб».

Мифологических гигантских крыс размером с кошку даже диггеры со стажем никогда не встречали. А вот рыба действительно попадается необычная. Людей не пугается. Окрас — мутно-белый. Мутант с рождения. Выпусти их в чистую воду — не выживут. И это не уникальное явление в каком-то одном, особо загрязненном районе. Химический состав в разных частях столицы примерно одинаков.

«Видишь, идет муть, вот это загрязнение идет. Массовые стоки. А она прижилась здесь. И не одна она плавает, тут много их», — показывает Михаил Савкин.

Самый прославленный подземный житель нашего времени — белый таракан. Кому-то даже удалось его сфотографировать. Говорят, живет в реке Неглинка. Но вживую последним его видел московский мэр.

«Крупные тараканы, которых мы в бытовой жизни даже не могли себе представить. Сантиметров под 10. Они беленькие, потому что там темно, и не хотят, чтобы человек трогал их руками. Я пробовал. Они сразу прыгают в воду. Они пловцы хорошие», — рассказал журналистам Юрий Лужков в апреле 2010 года.

Энтомологи утверждают, что белыми бывают только мадагаскарские тараканы. А они даже в столичном андеграунде не приживутся. Впрочем, это не означает, что мэр обознался. Просто застал насекомых в особый момент.

«Если кто-то и видел у нас белых тараканов, то это просто свежеперелинявшие особи, и поэтому они, так сказать, еще не успели потемнеть и остаются белыми», — объяснил Дмитрий Зужко, ведущий научный сотрудник кафедры энтомологии МГУ.

Вообще густонаселенных подземных рек, запертых в трубы, в Москве больше сотни. Но соваться туда опасно. В коллекторе легко можно потерять сознание — в некоторых местах стеной скапливается сероводород. Сверху — техногенные сталактиты. На дне — арматура, мусор, из-за встречных течений образуются воронки. Упадешь — искупаешься в таблице Менделеева.

«А сейчас внимательно — идите след в след! Ил очень опасен. Выходят газы», — предупреждает Михаил Савкин.

Здесь же внизу скрывается и ответ на вопрос, почему в Москве так часто проваливается грунт. Комья желтоватой грязи на стенах коллекторов в действительности — окислившаяся арматура. В трубах образуются пустоты. Если сверху трасса, то рано или поздно под давлением асфальт провалится. Так подземный мир напоминает соседям сверху о том, что он все-таки существует.