Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 мая 2010, источник: Вести.Ru

Русский мир Аргентины

Во вторник в Буэнос-Айресе с размахом отметили 200-летие так называемой Майской революции, с которой «есть пошла» и сама Аргентина, и, по сути, вся Латинская Америка. Хотя латинская-то латинской, но и наша. Сегодня, вместе с фондом «Русский мир» Вячеслава Никонова, «Вести в субботу» покажут такую Аргентину, которую у нас мало, кто знает.

Потому что хотя от России это — одна из самых дальних стран, солидное пятое место по числу переселенцев занимают там выходцы из Российской империи. И что самое удивительное: будь они русскими, украинцами или даже поляками — многие до сих пор называют себя именно «русос».

Маевка по аргентински — это когда шампур в человеческий рост, а кусок мяса — на пятерых.

«В честь праздника мы приготовили традиционное асадо. Это, естественно, говядина, но чуть дальше есть и свинина. Цены очень низкие для окрестных жителей», — говорит Ромоно Кампо.

Если минуты три красноречиво поторговаться, на мясо хватит и 15 песо — чуть больше ста рублей. Ощущение первобытности происходящего растворяется, как только осмотришься.

Аргентинские праздники немыслимы без футбола. Футбол здесь — борьба индивидуальностей. Иногда кажется, что каждый в команде сам за себя. Мяч даже партнеру аргентинец отдает неохотно. Вероятно, так исторически сложилось, ведь на одном поле в Южной Америке, названном Аргентина, десятки народов живут вместе относительно недавно.

Небольшую северную провинцию Мисьонес на границе с Бразилией населяют представители 75 национальностей. Поднятие флага региона несведущего россиянина заставляет всмотреться в полотнище. Флаг России здесь перевернули и в таком виде уже более полувека считают своим.

Среди нескончаемых плантаций чая и мате, без изрядного запаса которого, иные жители на улице не появятся, стоит кабанья сибириана. В переводе с испанского — сибирская хижина. Ее, как принято, без единого гвоздя построил сеньор Василий Мельник — один из первых эмигрантов.

«Очень трудно понять, почему он так делал. Наверное, думал, что зима придет суровая, а она так и не пришла», — смеется почетный консул России в городе Обера провинции Мисьонес Сенона Забозюк.

В русской избе по-русски говорят редко. И даже на агитплакатах времен Великой Отечественной войны, лозунги переведены на испанский.

«Это платье русской красавицы. Все вышивки здесь сделаны вручную», — рассказывает экскурсовод.

Русскими в Мисьонесе нередко себя называют потомки украинцев и поляков. Причем, даже те, чьи предки уезжали в Аргентину уже после распада Российской империи. Мать почетного консула России Сеноны Забозюк родилась на территории нынешней Белоруссии, а отец — на западе Украины.

Аргентинка с украинской фамилией Нина Сабчук по-испански, говорит, что русскость ей помогает выжить. Традиционные узоры, вышитые вручную, в Мисьонесе охотно покупают.

«Я точно не знаю, из какой части России приехал мой папа. Он оказался здесь маленьким ребенком, а мать родилась в Бразилии. Папа не рассказывал историю семьи. Он всегда боялся чего-то. Я думаю, что это как-то связано с революцией и коммунизмом», — предполагает Нина Сабчук.

200-летие Майской революции Аргентина празднует, как будто только вчера здесь свергли власть испанской короны. Выходные — четыре дня. На трибунах в Буэнос-Айресе — лидеры Боливии, Бразилии, Эквадора, Чили, Парагвая, Уругвая. Уго Чавес приветствует Кристину Фернандес де Киршнер.

На параде перед ними — в ярких образах кривая аргентинской истории. Экспорт мяса и пшеницы в середине прошлого века выводят страну в мировые экономические лидеры. Рост усиливает модернизация. Этот Peugeot-404 тоже собран в Аргентине, но уже с 1976 года рушатся крупнейшие банки, а инфляция зашкаливает за 300 процентов. В стране — военная диктатура, конституция сожжена, тысячи людей пропадают без вести. Их матери тоже проходят по площади.

Майская революция 1810 года ознаменовала лишь начало пути испанской колонии или вице-королевства к независимости. Ведь далеко не вся хунта созданная здесь в ратуше Кабильдо и пришедшая к власти 25 мая жаждала суверенитета. Независимой страна стала только через шесть лет. Нынешнее название — Аргентина — появилось много позже.

Своим рождением революция обязана Наполеону. Произошла она после того, как Бонапарт захватил Испанию и сверг короля Фердинанда VII. Фактически тогда же началась и эмиграция в Южную Америку. Правда, первый пароход с переселенцами из России причалил к пристани Буэнос-Айреса на 85 лет позже.

«Очень много русских приехали в конце XIX начале XX века. В основном они обосновались в крупных городах и эмигрировали по политическим мотивам. Это были образованные, интеллигентные люди — потому многие добились здесь больших успехов», — поясняет профессор истории университета Буэнос-Айреса Луис Беласса.

За сто с лишним лет здесь почти ничего не изменилось: карантинная комната для людей, только прибывших в Аргентину, миграционная служба в этом здании на берегу Атлантики действует до сих пор.

«Приехал пароход, и был отель “Миграсьон”. Там могли жить 15 дней», — рассказал Димитрий Нащокин.

Димитрий Нащокин уже с трудом читает приказ о награждении своего деда полковника лейб-гвардии Измайловского полка Сергея Нащокина императорским орденом святого Станислава. В 1917 году полковник бежит от революции в Югославию. Во время Второй мировой войны уже его потомки перебираются в Аргентину. О своем самом знаменитом родственнике Димитрий почти ничего не знает. Есть только вырезка из газеты в семейном архиве. А ведь Афанасий Ордин-Нащокин — в XVII веке приближенный великого князя Алексея Михайловича, глава посольского приказа и воевода, вернувший России Смоленск, бывший во власти Речи Посполитой.

История Григория Паншина куда современней, хотя ему самому уже 90 лет. Он единственный в Аргентине ветеран Великой Отечественной войны. Паншин больше известен как команданте Гришка. Бежав из немецкого плена в 1943 году, он руководил одним из первых партизанских отрядов в Италии. В 1945 году его схватили агенты гестапо. Он снова бежал и вместе с партизанами освобождал Геную. После победы итальянцы прятали Гришку, побывавшего в плену дважды, уже от НКВД.

«40 дней я в тюрьме сидел. Они сделали все: нашли пароход и отправили меня в Аргентину», — вспоминает Григорий Паншин.

Откуда только ни приходили в Буэнос-Айрес корабли и пароходы за последние 200 лет. В основном, конечно, из Италии и Испании. И все-таки на пятом месте среди въехавших — выходцы из Российской империи. И это, похоже, самый удивительный «русский мир», который сегодня разобщен. Здесь танцуют вприсядку, говоря, при этом на испанском.