Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Getty Images

Польская писательница и поэтесса Ольга Токарчук и австрийский писатель и сценарист Петер Хандке стали лауреатами Нобелевской премии по литературе.

Премию по литературе присудили сразу двум людям из-за того, что в прошлом году из-за секс-скандала в Шведской королевской академии наук объявление лауреата было отложено. В итоге Токарчук получила премию за 2018 год, а Хандке — за 2019 год.

Психология и воображение

Ольга Токарчук издала свой первый роман в 1993 году. Помимо романов она выпустила несколько сборников стихов и рассказов. По образованию она психолог — и в своих работах следует традициям аналитической психологии Карла-Густава Юнга.

Токарчук получила несколько престижных литературных премий, в том числе Букеровскую — она стала первым польским писателем, который был ее удостоен.

При этом на родине Токарчук, которая входит в Партию зеленых и редколлегию леволиберального журнала, недолюбливают многие политические оппоненты — в частности, общество патриотов города Нова-Руда требовало лишить писательницу звания почетного гражданина, утверждая, что она позорит Польшу.

Писатель и журналист Энн Эпплбаум отметила, что буквально на днях министр культуры Польши хвастался, что не читал ни одной книги Токарчук.

https://twitter.com/anneapplebaum/status/1182255034463072256.

Токарчук стала пятым польским писателем, удостоенным Нобелевской премии. До нее премию присуждали Генрику Сенкевичу, Владиславу Реймонту, Чеславу Милошу и Виславе Шимборской. В своем решении нобелевский комитет отметил характерное работам Токарчук «воображение, с энциклопедической страстью показывающее нарушение границ как способ жить».

Наталия Ананьева, полонист, лингвист, доктор филологических наук, профессор кафедры славянской филологии МГУ.

Тема произведений Токарчук — взаимоотношения между людьми и между народами в разные исторические времена. Например, в «Книгах Иакова» описывается история Средневековья, XVI века, и моменты, связанные с историей еврейского народа.

Ее проза сложная, многоплановая, в экскурсами в историю взаимоотношений между как славянскими, так и другими народами, в ней много философских размышлений. В качестве героев есть реально существовавшие исторические персонажи.

Думаю, ее проза способствует сближению народов и культур, пониманию, установлению контактов между ними. Токарчук — ярый противник национализма, в том числе в своих выступлениях.

Язык как средство восприятия действительности

Петер Хандке родился в 1942 году. В литературе он дебютировал в 1960-е годы, еще будучи студентом. Он начинал как авангардист, впоследствии начал писать в более традиционном стиле, но при этом ключевым в его работах был и остался язык как средство восприятия действительности.

«Рецензенты всегда пишут, что мои книги прекрасны, но им не хватает сюжета или интриги. Мне не нравится интрига. Это не мое… Язык — это язык, и он нужен не для того, чтобы выражать мнение. Язык существует для того, чтобы стать языком великих книг», — говорил он в интервью New York Times.

Помимо романов, рассказов, стихов и пьес Хандке известен киносценариями. Он много работал с немецким режиссером Вимом Вендерсом, один из первых полнометражных фильмов которого — «Страх вратаря перед одиннадцатиметровым» — был снят по одноименному роману Хандке.

Следующим плодом сотрудничества Хандке и Вендерса стал фильм «Ложное движение», а самым известным — «Небо над Берлином». Кроме того, Хандке и сам снял два фильма по собственным сценариям — «Женщина-левша» и «Отсутствие».

За пределами литературного мира Хандке также известен тем, что во время войны в Югославии поддерживал Слободана Милошевича (как и еще один нобелевский лауреат — британец Гарольд Пинтер). За эту поддержку писатель резко критиковался прессой.

Среди тех, кто уже выступил с критикой в адрес решения Нобелевского комитета, оказался словенский философ Славой Жижек. «Премию получил человек, защищающий военные преступления», — цитирует его слова газета Guardian.

Сам Хандке еще в 2006 году говорил в интервью New York Times, что в молодости мечтал о Нобелевской премии, но считает, что из-за своей поддержки коммунистической Югославии никогда ее не получит. И даже теперь, уже комментируя присуждение премии, писатель сказал, что очень удивлен смелости комитета.

Хандке удостоен премии с формулировкой «за влиятельные работы, в которых с лингвистической одаренностью исследуются периферия и своеобразие человеческого существования». До Хандке лауреатом Нобелевской премии формально была лишь одна австрийская писательница — Эльфрида Елинек.

Михаил Рудницкий, литературовед, переводчик произведений Хандке.

Он глубокий человек, он, конечно, хороший писатель. Но он давно уже перестал писать для читателя и пишет в основном для себя, а читателю позволяет соучаствовать в своих тонких размышлениях. У него образ анахорета — человека, который сам для себя достаточен и которому больше никто не нужен.

Хандке очень бурно и интересно начинал — на волне 68-го, на волне революционных волнений (хотя Германии они коснулись меньше всего). Он пошел опрокидывать общепризнанные авторитеты немецкой литературы — Группу 47. Главный тезис его был таков, что недостаточно критиковать капитализм, а надо тщательно разбираться, как современное общество оглупляет и ограничивает человеческое сознание. Вот его тема.

Почтенные, добропорядочные коллеги по ремеслу, пожилые писатели, относились к нему с недоуменно-сдержанным уважением: «Пусть молодежь поговорит».

Участие в политических кампаниях всегда было несколько экзальтированным и странным, но очень соответствует репутации скандалиста, которую он себе сперва завоевал себе на литературном пути.

Хандке родом из Каринтии, словенской провинции Австрии, и считает себя причастным славянскому миру. Когда он был в Москве в 1980-м или 79-м году, мы с ним говорили, и он даже кичился тем, что что-то по-русски понимает.

Некоторые его вещи в Советском Союзе решились издать. Одна из них с очень труднопереводимым названием Wunschloses Unglück- это перевернутая идиома от выражения, означающего счастлив так, что больше нечего желать. Его название получилось: несчастлив от того, что в жизни не было желаний — наши переводчики долго бились над названием [итоговый вариант перевода — «Нет желаний — нет счастья» — Би-би-си].

Это пронзительная повесть о его матери, которая вот так прожила жизнь. О том, как жизнь пропадает за счет банальностей, пропадает в стандартах, как человек не может реализоваться, потому вокруг нет ничего, где он мог бы проявить свою индивидуальность. Перефразируя Николая Островского, это повесть о том, как ему, сыну, мучительно больно за бесцельно прожитую жизнь матери.

По этому пути пошли потом многие писатели: выяснилось, что конкретный жизненный материал, взятый непосредственно из собственной живой биографии, оказывается сильнее пресловутой типизации и художественного вымысла.

Для германоязычного мира премия Хандке, конечно, будет предметом гордости. Есть некоторая литературная ревность между Германией, Австрией и Швейцарией, и она больше исходит от меньших стран. Австрийцы и швейцарцы очень ревностно относятся к тому, чтобы самобытность их литературы и национальную принадлежность их авторов не забывали.

А немцы предпочитают — поскольку у них страна большая и сильная, и все издательства в основном у них — иногда сделать вид, что для них это не так уже и важно. Хотя Хандке сам очень критично относится и к состоянию дел в Австрии, и к австрийскому менталитету.

Как повлиял на премию скандал в комитете

В прошлом году несколько членов комиссии, выбирающей победителя среди писателей и поэтов, были вынуждены уйти в отставку после того как сразу множество женщин обвинили мужа одной из членов комиссии, Катарины Фростенсон, в сексуальных домогательствах.

Нобелевскую премию по литературе решили не вручать
из-за 
секс-скандала
Нобелевская премия по литературе: история и статистика

Супруг Фростенсон, известный фотограф и галерист Жан-Клод Арно, также был обвинен в том, что «сливал» имена будущих победителей премии, а также проводил культурные и светские мероприятия в своем клубе, используя связи с нобелевскими лауреатами.

После этого король Швеции Карл Густав XVI своим указом изменил статус членов Нобелевского комитета Шведской академии, поскольку по старым правилам они оставались в комитете пожизненно.

Анастасия Завозова, главный редактор книжного сервиса Storytel.

После скандала в комиссии Нобелевского комитета премия оказалась в странной ситуации.

В прошлые годы с премией стали, скажем так, экспериментировать, давая ее не только за классический литературный текст, но и, например, Светлане Алексиевич за ее документальные произведения или Бобу Дилану за его песенные произведения.

В этом году ходили слухи, что премию, устыдившись скандала с поведением членов комитета, дадут кому-то очень «правильному», возможно, женщинам или меньшинствам. Все ставили на [французскую писательницу из Гваделупы] Мариз Конде, которая очень положительна со всех сторон. Был риск, что премию дадут за то, что «человек хороший».

Но то, что лауреатами стали Ольга Токарчук и Петер Хандке, — очень хорошие новости. Принципы вручения премии остались прежними — ее вручают за литературу в первую очередь. Хандке с политической точки зрения довольно противоречивая фигура — он в числе сочувствующих Слободану Милошевичу.

Но с точки зрения литературы оба они прекрасные писатели и мастера слова. Токарчук в прошлом году удостоилась международной Букеровской премии. Она пишет в классической, но при этом свежей манере, у нее хороший осязаемый текст, она хорошо передает атмосферу, движения души, тонкие чувства людей. Ее романы связаны хорошей историей. Она хороший стилист и рассказчик. Читать ее просто, и чтобы понять, не нужно специальное образование.

Хандке — скорее пример литературноцентричной классики, ему интересен язык, эксперименты со словом, зрительность текста. Его нужно читать с определенной внутренней подготовкой, это медленное, но несложное чтение.

Это классическая в хорошем смысле Нобелевская премия, и литература здесь победила все.

Источник: GETTY IMAGES
Getty Images Русские писатели против советских

Ранее скандалы вокруг Нобелевской премии по литературе были связаны все-таки с авторами, а не жюри.

Добровольно отказывались от премии двое лауреатов: экзистенциалист Жан-Поль Сартр (по философским причинам) и Боб Дилан. Однако рокер, награждение которого премией за тексты к песням стало уникальным случаем в истории, вскоре после отказа передумал и все же принял приз.

В СССР и постсоветских странах присуждение Нобелевской премии писателям, пишущим на русском языке, чаще всего воспринималось болезненно: власти видели в награждении «провокацию» и стремление «унизить» советскую литературу в сравнении с «эмигрантской».

Светлана Алексиевич: демократия беззащитна перед «маленьким человеком»

Из шести премий, присужденных русскоязычным писателям (Иван Бунин, Борис Пастернак, Михаил Шолохов, Александр Солженицын, Иосиф Бродский, Светлана Алексиевич) только Шолохов чествовался правительством.

Борис Пастернак, удостоенный Нобелевской премии за «Доктора Живаго» и поэзию, подвергся массированной травле и был вынужден объявить, что не примет премию.

Светлана Алексиевич: Чернобыль и Фукусима повторятся

Награждение белорусской писательницы Светланы Алексиевич, автора документальной прозы о войне и Чернобыле, переведенной почти на все языки мира, в 2015 году вызвало на постсоветском пространстве множество споров.

Нобелевская премия по литературе: история и статистика Тайна выдвижения

Выдвинуть претендентов на Нобелевскую премию мира могут только люди, получившие такое право от Нобелевского комитета. Это писатели, поэты, Нобелевские лауреаты, профессора словесности и литературные критики, а также творческие профессиональные сообщества.

В мае формируется короткий лист претендентов, и у членов академии есть пять месяцев на чтение их произведений.

Шорт-листы и документы, связанные с выдвижением кандидатов, держатся в тайне в течение 50 лет.

Раскрытые недавно архивы Нобелевского фонда показали, что среди русских писателей на Нобелевскую премию в середине прошлого века выдвигали Анну Ахматову, Константина Паустовского, Владимира Набокова, Евгения Евтушенко и других.

Как видно из рассекреченных данных, кандидатуру Бориса Пастернака выдвинул сразу после выхода на Западе романа «Доктор Живаго» член Шведской академии наук поэт Харри Мартинсон (впоследствии он и сам был удостоен Нобелевки).

Через год Пастернака вновь номинировали (Мартинсон и еще трое профессоров-славистов Стэнфорда и Кембриджа), и тогда он уже стал лауреатом.

Архив показал, что тогда же в номинанты был выдвинут автор «Тихого Дона». Его выдвигали норвежские слависты.

Интересно, что после присуждения Нобелевки Борису Пастернаку и травли, которой поэт и писатель подвергся в СССР за это достижение, Мартинсон на следующий же год выдвинул на Нобелевку лояльного советского писателя Шолохова.

Но премию автор «Тихого Дона» получил лишь восемь лет спустя, когда его лоббировала целая группа советских писателей: Федин, Твардовский, Леонов и другие.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "BBC News Русская служба" не несет ответственности за их содержимое.