Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 июня 2010, источник: Росбалт - Петербург

Академия на положении цыганской лошади

Известный анекдот про то, как цыган не кормил лошадь, а только заставлял ее работать и все смотрел, что из этого получится вспомнили  в ИА «Росбалт» участники заседания клуба ученых и журналистов «Гость ученый». Тема была сформулирована деликатно: «Доживет ли Российская академия наук до своего 300-летия?». Но обсуждение получилось довольно резким. Хотя, и не без юмора, как принято среди физиков.

«Во всем виноват Петр I, который насильно притащил в Россию и ученых, и науку. С него и спрос. Надо было подождать еще несколько столетий…» — эта шутка одного из участников заседания — физика и лирика одновременно — не сняла серьезности разговора.

Говорили о проблемах актуальных. Конечно, о финансировании академических институтов и, особенно, фундаментальных исследований. Вспомнили, например, о том, что бюджет всей Российской академии наук сравним с бюджетом одного научного института в США. Что разговоры о том, будто финансирование РАН не уменьшается, — это полуправда, потому что растут тарифы, и на деле возникают критические ситуации.

Так, например, в Институте высокомолекулярных соединений РАН недавно объявлено о введении «Дня без экспериментов». Его будут устраивать раз в неделю, чтобы сократить расход электроэнергии и сэкономить средства на ее оплату. В противном случае, в октябре-ноябре этого года институт погрузится в темноту, поскольку у него не останется средств оплачивать коммунальные услуги. Об этом сообщил заведующий лабораторией института, доктор физико-математических наук Александр Филиппов.

Ученые говорили, что подобное положение грозит и другим академическим институтам, в числе которых, такие авторитетные, как Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе РАН и Петербургский институт ядерной физики РАН им. Б.П. Константинова. Здесь, с целью экономии, уже отключали реактор, на котором ведутся серьезные исследования, в том числе, и по международным проектам.

Зашла речь и о другой актуальной теме – «прорывных направлениях» в науке. Призыв Владимира Путина на Общем собрании РАН в мае этого года сконцентрировать денежные ресурсы на прорывных направлениях, а не «размазывать их тонким слоем по хлебушку» вызвал определенную реакцию ученых. Известно, что прорывных направлений в науке сегодня названо немало: космос, медицина, ядерная физика, энергетика, «нано» во всех вариантах, информационные технологии. Кто-то назовет другие. Кто-то составит более длинный список. И чей тогда «хлебушек» намазать слоем масла потолще? Ученые считают, что на этот вопрос может ответить только экспертные советы по сильным научным группам. Потому что, по их мнению, в науке, особенно –  в фундаментальной, невозможно определить, какое из направлений прорывное, а какое – нет.

Доктор физико-математических наук, главный ученый секретарь президиума СПб НЦ РАН и президент клуба «Гость ученый» Эдуард Тропп привел такой факт из истории науки. В 1936 году сессия Академии наук СССР указала академику Абраму Иоффе на то, что возглавляемый им институт занимается никому не нужным направлением – ядерной физикой. Но такого ученого было нелегко смутить подобными указаниями. Что было дальше – известно: атомный проект, Игорь Курчатов, прорыв в оборонной технике, прорыв в политике.

Сегодня в число непрорывных попала, например, астрономия…

«Наука не проста. Прорывные направления определить сложно. Но есть те направления, которые сегодня нужны стране. Тогда ученым надо давать государственный заказ, а под него – достаточное финансирование. Так всегда и было, к этой модели надо вернуться», — высказывал свою точку зрения Александр Филиппов.

Не без иронии говорили и о том, что наконец-то в России нашелся один идеальный ученый – Григорий Перельман: открытие сделал, денег не берет и не просит, на митинги не ходит, на министра не жалуется, из Академии наук ушел, работает молча и все. Вот с кого брать пример! Но сравнить этого великого математика с цыганской лошадью никто, конечно, не рискнул – слишком высока духовная материя, которая сформировалась в России под именем Григория Перельмана.

Говорили и о том, что в «верхах» появилась явная тенденция — развивать фундаментальную науку в вузах, направлять туда  основные деньги, а почтенным академикам оставить их Академию  в качестве клуба по интересам. Об этом, якобы, заявлял и сам Андрей Фурсенко. И Владимир Путин, на том же общем собрании РАН, говорил о развитии вузовской науки, чем косвенно поддержал своего министра. Правда, по словам премьер-министра, правительство России в 2010-2011 годах направит 3 млрд рублей на поддержку проектов, которые вузы будут реализовывать, но вместе с научными организациями.

Обсуждался и вопрос о том, не лишится ли Академия наук своей завидной собственности, в том числе, – и в Петербурге, cкажем, на Васильевском острове. Тогда уж точно академики будут вынуждены сидеть по домам, им труднее будет и собираться на митинги в защиту академии. Поводом к обсуждению этой темы стала уже 20-летняя «оборона», которую держит Главная астрономическая обсерватории России – Пулковская. Чья-то бредовая идея переселить ее на Кольский полуостров, а на Пулковских высотах построить что-то «современное» периодически возникает снова и снова. Известно, что уже составлялся реестр академических зданий и территорий по всей стране, которые, якобы, перспективны для использования в других целях. Ситуация, когда РАН управляла своей землей, ушла, отметили участники заседания. Но некий оптимизм сохраняется, хотя бы потому, что Путин предложил академикам строить на своих территориях жилье для ученых. Только как строить на территориях, предназначенных и уже приспособленных для научных исследований?

Еще один гость клуба, ведущий научный сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе РАН, доктор физико-математических наук Александр Зиновьев, заметил, что чиновники от науки — люди совсем не из глупых, но они ставят перед собой о цель «утром деньги – вечером стулья», чем развивают не науку, а бизнес. Они ошибочно считают, что хороший менеджмент исправит любую критическую ситуацию. «Возможно, это так, но только не в науке», — заключил ученый.

А по мнению его коллег, «за 286 лет существования Российской академии наук ученые принесли своей стране больше пользы, чем все ее буржуи и чиновники».

В заключении, на вопрос о том, доживет ли Российская академия наук до своего 300-летия, ученые ответили с оптимизмом: «Узнаем через 14 лет».

Неонилла Ямпольская

Проект «Гость ученый» реализуется на средства гранта Санкт-Петербурга