Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 июня 2010, источник: Вести.Ru

Франция открывает для себя Солженицына

В Карелии в 1931 году началась знаменитая сталинская стройка Беломорско-Балтийского канала силами узников ГУЛага. Собственно, с этого объекта и начинается страшная история Главного управления лагерей. Механизм кровавого молоха во всей полноте раскрыл нам русский классик Александр Исаевич Солженицын.

На прошлой неделе он вновь напомнил о себе. В небольшом городке Крэ во французской глубинке его именем была названа площадь. Как и зачем Франция открывает для себя Солженицына?

Именем Александра Солженицына во Франции в свое время называли бульвар, улицу и даже гимназию. Но впервые имя писателя появилось на табличке с названием площади. И впервые так далеко от Парижа. Новый топоним появился на самом юге страны, в городке Крэ — три звука, пять букв. Идея принадлежит мэру, которому когда-то в школе предложили выбрать, какой язык учить: немецкий или русский. И он выбрал.

«Это была столовая. Эта крепость была и замком, и тюрьмой, и гарнизоном. Башня была построена в XII веке, это символ города», — рассказывает мэр города Крэ Эрве Маритон.

В башне 52 метра каменной кладки. Говорят, выше нее нет во всей Франции. Средневековая достопримечательность отличает Крэ от всех окрестных городов и городочков. Здесь — туристическая столица региона. Но ничто в этих краях не связано с именем Солженицына.

В руках у месье Маритона первое издание «Архипелага ГУЛаг» на русском языке. Он купил его, как и все остальные книги в тот год, в магазине издательства YMCA-Press в Париже. Будущему мэру и депутату парламента было 14 лет.

«Публикация “Архипелаг ГУЛаг” во Франции в 1973 году была очень большим событием. Очень большим. “Архипелаг ГУЛаг” отчеркнул мнения многих в том, что касалось Советского Союза», — вспоминает Эрве Маритон.

Издательство, которое открыло миру «Архипелаг ГУЛаг» — это три комнаты над книжной лавкой в центре Парижа. Наталью Андреевну, которая долго отвечала за все мировые авторские права Солженицына, с Александром Исаевичем связывает не только литература. Писатель был другом семьи Шмеман — не самой последней фамилии в истории русской эмиграции.

«Он пришел сюда подписывать книги и так далее. Гробовое молчание. Он вошел. Люди, это надо себе представить! Такого не было больше никогда! Я думаю, никакой президент нам не заменит никогда то чувство, которое мы испытывали к Солженицыну», — восклицает член исполнительного комитета издательства YMCA-Press Наталья Шмеман.

Это чувство, и спустя вот уже почти четыре десятка лет с того первого приезда в Париж, никуда не делось. И заставляет французов называть именем Солженицына улицы и площади.

С высоты самой верхней площадки самой высокой средневековой башни во Франции открывается прекрасный вид. Он и есть главный источник туристического дохода города Крэ. Площадь Солженицына, правда, отсюда не разглядеть: она скрыта за черепичными крышами домов, но пройти мимо новой достопримечательности у приезжих ну никак не получится. Площадь, которая до этого дня была безымянной, находится между железнодорожной станцией, с которой большинство туристов начинают знакомство с городом, и единственной в Крэ библиотекой. У библиотеки теперь новый адрес: Площадь Солженицына, дом 1. И так вышло неспроста.

«Солженицын всем известен, но необязательно все его читали. Мне кажется, что название площади заставит многих открыть его для себя как писателя», — говорит заместитель директора библиотеки г. Крэ Амандин Жаке.

Журналисты посмотрели в каталог. Последний раз книгу Солженицына — это был «Архипелаг ГУЛаг» — здесь брали неделю назад, вернули пятого июня.

«Это порадовало бы Александра Исаевича, он любил именно провинциальную Францию. Когда мы с ним, скажем, путешествовали по Франции, его часто узнавали, подходили, пожимали руку, благодарили. И можно было думать, что это потому, что накануне по телевидению показали, и люди просто узнавали. Но ничего подобного. Они сразу говорили: “Знаете, я читал „Раковый корпус“. Франция — страна вообще очень читающая, и она полюбила Солженицына, у них была взаимная любовь”, — рассказывает президент русского общественного фонда Александра Солженицына Наталья Солженицына.

Франция — единственная из западных стран, где Солженицын издан полностью и почти полностью переведен.

“Всякое произведение Солженицына, которое переводится, раньше всех выпускают и переводят французы. Они как-то быстрее всего это делают. В Америке это всегда очень долго. Ну, в Англии соответственно так же. В Германии тоже все это основательно, но очень долго. А французы — как огонь по вереску. Они быстро переводят и быстро издают”, — поясняет Наталия Солженицына.

“Это тоже признак того, что Солженицын по-настоящему существует во французском языке. То есть, отличные переводы главных текстов, читатели есть, десятки тысяч, покупаются книги каждый день, значит он жив как писатель. Чего же лучше желать?” — спрашивает профессор кафедры славистики, директор Европейского института при Женевском университете Жорж Нива.