Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: РИА "Новости"

В российское законодательство может вернуться понятие военной тайны. По данным источников «Известий» в Минобороны, соответствующий вопрос сейчас прорабатывают в ведомстве. Под юридический термин «тайна в области обороны» подпадут сведения, касающиеся вооружения, комплектования и дислокации войск, а также планов мобилизации — сейчас эта информация относится к государственной тайне. Требования закона будут распространяться только на военнослужащих. Лица, допущенные к тайным данным, получат определенные привилегии, а за разглашение введут наказание вплоть до уголовного. Эксперты указывают, что действующий закон «О гостайне» не закрывает все лазейки для утечек, но предупреждают, что эффективность нового документа будет зависеть от правоприменения.

Принципиальное решение о введении юридической нормы «тайна в области обороны» уже принято. Сейчас в министерстве активно изучают правовые аспекты и нюансы, которые нужно будет учесть при подготовке пакета документов.

Также специалистам предстоит определить точный перечень сведений, которые признают военной тайной. Ожидается, что эта работа будет закончена в следующем году.

Поправки потребовались, так как в нынешнем виде закон «О гостайне» не в полной мере учитывает армейскую специфику, отметил один из источников. В Вооруженных силах гораздо больше секретной информации, чем в гражданских ведомствах и организациях, и не все эти данные сейчас защищены законом, подчеркнул он.

Ни для кого не секрет

Во времена СССР понятия государственной и военной тайны были разведены, и ответственность за их разглашение устанавливали две разные статьи Уголовного кодекса. Какие военные сведения, не составляющие гостайны, не подлежали оглашению, определяли ведомственные документы.

В 1990-е годы от понятия «военная тайна» отказались. Часть информации, относящейся к Вооруженным силам, была отнесена к гостайне, а некоторые сведения вообще перестали быть секретными.

Согласно действующему закону «О гостайне», в перечень секретных данных попадает, к примеру, информация о дислокации, наименованиях и организационной структуре воинских частей, о вооружении, численности войск и состоянии их боевого обеспечения, а также о военно-политической и оперативной обстановке, пояснил «Известиям» учредитель ассоциации юристов силовых ведомств «Гвардия» Олег Жердев.

— Но есть категория сведений, которую закон о гостайне не защищает, — отметил юрист.

В первую очередь речь идет о документах с грифом «Конфиденциально», «ДСП» (для служебного пользования. — «Известия»), а также, например, геотеги в соцсетях и информация о дислокации и внутреннем положении дел в воинских частях во время ведения боевых действий или подготовке к ним, а также при контртеррористических операциях.

Такая ситуация сложилась после 1993 года, когда был принят действующий закон «О гостайне».

Формально это не секретные сведения, и привлечь к серьезной ответственности за их утечку сейчас нельзя. Но разглашению они не подлежат — третьим лицам эту информацию знать не положено, поскольку ее раскрытие может нанести ущерб ВС и государству. Именно эти сведения, скорее всего, и будет защищать военная тайна, предполагает Олег Жердев.

Защита от утечек

Появление юридической нормы о военной тайне необходимо, согласен и генерал КГБ СССР Борис Курдюмов. По его словам, число утечек секретной информации в последнее время выросло.

— Международная обстановка сейчас напряженная, и нашими секретами интересуются многие страны, — заявил он «Известиям».

И, к сожалению, утечек много. Часто информация о новом вооружении начинает поступать на Запад сразу после того, как оно попало в части или на испытания. Такого быть не должно.

А вот бывший начальник аналитического управления КГБ СССР Владимир Рубанов, в 1990-е годы занимавший пост замсекретаря Совбеза, считает, что из военных сведений пытаются сделать некое подобие коммерческой и служебной тайны.

— По идее, это должно дать возможность руководителям принимать решения, не оглядываясь на утвержденный перечень сведений, составляющих государственную тайну, — сказал Владимир Рубанов.

К примеру, на поле боя или в другой острой ситуации военнослужащий распространяет сведения, которые не подпадают под закон. И формально запретить этого ему нельзя, но такие действия ставят под угрозу выполнения боевой задачи или могут привести к тяжким последствиям, пояснил эксперт. В такой ситуации руководителю нужно оперативно принять решение.

Очень многое будет зависеть и от правоприменительной практики, подчеркнул Владимир Рубанов. Если она будет произвольной и не ограниченной законом, эти нормы будут представлять опасность для общества.

— Новая норма не должна позволить уходить из-под контроля общества, — отметил эксперт. — Хорошо это или плохо? Наверное, хорошо. Для того, кто хочет уйти.

Десять суток вместо расстрела

По словам бывшего судьи Мосгорсуда, заслуженного юриста России Сергея Пашина, участвовавшего в разработке Уголовного кодекса от 1996 года, в процессе составления документа комиссия обсуждала возможность выделения военной тайны в отдельную категорию.

— Тогда мы рассматривали этот вопрос, — рассказал эксперт. — Но уже был закон «О государственной тайне». Надо было издавать нормы в соответствии с законодательством, которое есть.

Юристы отмечают, что важную для армии информацию можно защищать не только в качестве военной тайны. В законодательстве есть понятие сведений конфиденциального характера — в этот утвержденный президентом перечень входят, в частности, персональные данные граждан. Кроме того, существует категория информации ограниченного доступа. Под нее подпадает, к примеру, тайна усыновления, а также врачебная, адвокатская, судебная, нотариальная, банковская и коммерческая тайны и целый ряд сведений других видов — вплоть до тайны исповеди. Все эти категории сведений охраняются разными нормами законодательства.

В УК РСФСР ст. 259 «Разглашение военной тайны или утрата документов, содержащих военную тайну» входила в 12-ю, заключительную главу нормативного акта «Воинские преступления». Сформулирована эта норма довольно широко. Так, разглашение «сведений военного характера, составляющих государственную тайну, при отсутствии признаков измены Родине» либо утрата соответствующих документов влекли за собой до 10 лет заключения.

За совершение преступлений, относящихся к категории воинских, ответственность несли в первую очередь военнослужащие (хотя в качестве «пособника» могли привлечь и гражданского), что позволяло по некоторым статьям при смягчающих обстоятельствах заменить тюремный срок или расстрел на «применение Дисциплинарного устава ВС СССР». Последний в качестве максимального наказания предусматривал 10 суток ареста на гауптвахте.