Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 июня 2010, источник: Росбалт - Петербург

Каменка: Живем мы хорошо…

В ставшую печально знаменитой воинскую часть 02511, больше известную на всю страну как «та самая Каменка», приехали правозащитники и журналисты. Независимые наблюдатели должны были лично убедиться, что после громких скандалов и последовавшей за ними смены руководства все изменилось.

В последние годы не только в Петербурге, но и, пожалуй, во всей России при слове «Каменка» уже не надо было уточнять, о чем идет речь. 138-я отдельная гвардейская мотострелковая бригада в Ленинградской области, в поселке Каменка, печально прославилась. Не только «благодаря» многочисленным случаям неуставных отношений, суицидов солдат, но и громкому недавнему ЧП, когда в результате чьей-то преступной халатности (в настоящее время следствие устанавливает, чьей именно) солдаты-срочники расстреляли из танка двух офицеров.

В результате, даже непоколебимая армейская машина тронулась с места: приказом Министра обороны Анатолия Сердюкова уволены с военной службы в связи с невыполнением условий контракта три заместителя командира мотострелковой бригады, а также ряд командиров подразделений, в которых произошли вопиющие случаи нарушений воинской дисциплины. Кроме того, ряду должностных лиц ЛенВО вынесены серьезные дисциплинарные взыскания. Однако очевидно, что такое смачное пятно на мундире одними увольнениями не смоешь. Что сегодня делается в Каменке, решил поинтересоваться недавно избранный уполномоченный по правам человека в Ленинградской области Михаил Козьминых. Отказать ему было сложно: институт омбудсмена заключил договор с военной прокуратурой, и они действуют теперь сообща. Козьминых пригласил с собой журналистов.

Омбудсмен Михаил Козьминых (справа)

«А как вы будете писать про Каменку: хорошо или плохо?» — по-армейски своеобразно шутили в пресс-службе ЛенВО, аккредитовывая журналистов в «Каменку». Журналисты обещали, что постараются быть объективными, — если, конечно, их будут водить не только по «свежепокрашенной траве» и снимать разрешат не только отличников боевой и политической подготовки.

Трава оказалась, действительно, «свежепокрашенной», то есть выметенной и выстриженной, а вот с интервью повезло чуть меньше. Как только корреспонденты пытались неформально пообщаться с кем-то из солдат, тут же, как Бэтмены, появлялись либо командиры, либо представители ЛенВО. Нет, они не мешали: просто молча стояли рядом и внимательно слушали. Солдатики заикались и докладывали, что служба у них идет — просто лучше не бывает.

Игорь Гусев

Для полноты картины командиры выудили из строя двух новобранцев «на контрасте»: 2-метрового петербуржца Игоря Гусева и невысокого щуплого дагестанца Загира Магомеда Омарова. Загир отчитался, что всю жизнь мечтал служить и хочет стать офицером, а то, что попал в Питер из своего Избербаша, — так это просто счастье. А Игорь поведал, что был студентом СПбГУ, престижного экономического факультета, но в один момент «не потянул» и решил послужить. Но после армии мечтает восстановиться. Оба в части всего — по 5-7 дней. К тому же под «ласковым» взглядом трех полковников новобранцы дружно говорят, что «возятся с ними здесь, как с детьми, а о репутации Каменки они и знать не знали».

Ребята наивно признались, что накануне визита уполномоченного по правам человека и журналистов у них был «инструктаж». Впрочем, кто-то из командиров логично заметил, что инструктаж действительно был, но только о том, чтобы не шарахались от журналистов и «рожи в камеру не корчили». Инструктаж, судя по всему, прошел хорошо — «рожи» действительно никто не корчил.

Петербуржцу Георгию Дмитриеву служить осталось всего 15 дней. С парнем удалось поговорить наедине минуту. За это время он сказал, что все было хорошо, а что говорят и пишут про Каменку, — так это «страшилки и байки». Продолжение разговора также прошло под комментарии старшины-контрактника.

Казарма (теперь говорят — солдатское общежитие) приятно удивило стеклопакетами и комнатами на трех человек. На стене — обширные списки тех, кому можно пожаловаться на неуставные отношения или иные проблемы, причем с указанием сотовых телефонов. Распорядок дня тоже довольно гуманный: подъем в 6:30, 8 часов занятий, есть время вечернего и даже послеобеденного отдыха.

Вполне пристойным оказалось и питание. Теперь, кстати, обслуживать военных могут только гражданские предприятия, их выбирают по конкурсу. Журналисты попробовали суп, макароны с мясом и компот. Ради объективности следует сказать, что порции настолько объемные, что многие солдаты попросту не доедали и относили в мойку подносы с остатками еды. Командиры клянутся, что так кормят всегда, а не только «для прессы».

Журналисты просились на гауптвахту, но там, оказывается, сейчас никого нет: сажать сюда можно только по решению суда, а таких решений за последнее время не было.

Пожалуй, гораздо меньше пресс-службы ЛенВО беспокоился за репутацию Каменки и за то, «как бы чего не вышло», новый командир 138-й бригады Дмитрий Яшин. Он честно сказал, что скрывать ему нечего, и он готов ответить на любые вопросы журналистов. Вопросы были не самые приятные, и первым был очевидный: каково ему было принимать часть с такой скандальной репутацией?

Полковник ответил, что тот негатив, который был, есть надежда и желание исправить и 138-я бригада будет звучать только в хороших новостях. Он также объяснил, что все прежние проблемы были связаны с недостаточным контролем и работой как с офицерами, так и с сержантами, и солдатами. Часть в Каменке — сборная, здесь служат как срочники, так и контрактники, поскольку есть остродефицитные специальности, в которых без профессионалов-контрактников не обойтись.

Примечательно, что уполномоченного по правам человека чаще всего водили отдельно от журналистов, ссылаясь на некие военные тайны, которые СМИ знать не положено. Об одной такой «тайне» рассказывали почти полтора часа, и все это время журналисты кормили озверевших выборгских комаров. Зато Михаилу Козьминых в целом все понравилось:

«Я могу быть спокоен за солдат, которые здесь служат. Конечно, нужны изменения, связанные с воспитанием солдат. Но молодые солдаты, которые здесь всего неделю, они уже знают – дедовщины в армии нет! По крайней мере, в воинской части 02511. Товарищи, старшие по званию – всего подскажут, всему научат и никогда не обидят», — оптимистично резюмировал свои проверки уполномоченный.

Несколько озадачили местные военные психологи. Так, начальник пункта психологической помощи и реабилитации в/ч 02511 Светлана Тимофеева сказала, что только с весенним призывом в часть пришли более 800 новобранцев. Кто-то пойдет в караулы, — а туда без психологического тестирования просто не пустят, — другие изначально требуют дополнительного внимания специалиста, в том числе и психиатра, навестить которого психолог может порекомендовать. Однако незадача в том, что участники всех страшных и неприятных ЧП, случившихся в части, по результатам психологических тестирований, были вполне адекватны и вменяемы! И самоубийцы, и офицеры, и сержанты, избивавшие солдат. Корреспондент «Росбалта» задал вопрос, усомнившись в целесообразности методик, которые не могут выявить парня, который завтра, например, пойдет и повесится. На что психологи ответили, что часто и в армии не срабатывает самозащита даже у самых стойких мужчин. К тому же два психолога охватить более чем 3-тысячный контингент бригады не в состоянии, а «отцы-командиры» приводят на консультацию совсем уже «очевидных».

«Но зато, — с гордостью сказали психологи. — Еще не было случая, когда осмотренный нами перед караулом солдат (а осмотр происходит в обязательном порядке с 11 до 13 часов) что-нибудь с оружием сотворит!»

Что ж, спасибо и на этом, Каменка.

Марина Бойцова