Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 июня 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Ольга Свиблова: фотография ушла в виртуальное пространство

О том, куда идет фотография и каково ей приходится в Москве, рассказала в интервью РИА Новости директор Московского дома фотографии Ольга Свиблова. Беседовала Мария Ганиянц.

О том, куда идет фотография и каково ей приходится в Москве, рассказала в интервью РИА Новости директор Московского дома фотографии Ольга Свиблова. Беседовала Мария Ганиянц.

— Ольга Львовна, неужели вы получите новое здание Дома фотографии на Остоженке в день взятия Бастилии, 14 июля?

— Не знаю, столько раз переносили сроки, что я порой сомневаюсь, случится ли это, пока я жива. Если серьезно — те, от кого зависит открытие нашего музея, прилагают максимум усилий. На сегодняшний день его ввод в эксплуатацию действительно назначен на 14 июля. До осени мы планируем обживать новое здание, заниматься его отделкой, потом устроим официальное открытие. 2 сентября мы планируем открыть выставку Фабриса Ибера «Ретроспектива». На самом деле открыть Дом фотографии мне хотело ретроспективой Аннетт Мессаже – но не получилось.

— То есть, женщину-легенду, получившую Золотого льва Венецианской биеннале, мы не увидим?

— Увидите. Выставка откроется 24 июня, но в здании Фонда культуры «Екатерина». Спасибо большое Семенихиным за то, что они предоставили для нашего проекта свое пространство.

— Почему именно с Мессаже вы хотели открыть новый музей?

— Аннетт Мессаже — знаковая фигура поколения женщин-художниц, которым впервые в истории искусства удалось встать на одну ступень с их коллегами-мужчинами; она, по сути, совершила гендерную революцию в художественном пространстве. Мы представим работы,  созданные ею в семидесятые годы, в самом начале художественной карьеры. Эти инсталляции, состоящие из бесчисленного множества предметов, фотографий и рисунков, собраны в серии, иллюстрирующие стереотипный мир женщин двадцатого века.

— Во всем многообразии тенденций, которые сегодня существуют в фотографии, легко потеряться даже профессионалу. Существуют ли какие-нибудь глобальные тренды, формы существования, которые бы определяли жизнь фотографии в XXI веке?

— Если говорить о форме существования фотографии, то она претерпела значительные изменения. Еще 20 лет назад фотографы существовали за счет печатных изданий. Такие журналы как Libération, Time, Life, заказывали огромное количество репортажей. Фотографы, работавшие на них, были на вершине пирамиды. Существовали еще глянцевые журналы, где работали звезды — Ричард Аведон, Хельмут Ньютон. Но сейчас печатная фотография в кризисе, социальных репортажей все меньше.

— Причина в мировом финансовом кризисе?

— Нет, кризис в печатной прессе и фотографии начался еще до финансового кризиса. Никто сегодня не хочет платить за печатные фотографии в прессе, фотографии некому продавать,  агентства терпят крах. Агентство «Рафо» перестало существовать, остальные доживают свой век на дотациях. «Магнум» еще держится на плаву — главным образом потому, что ему принадлежат права на работы Картье-Брессона. Иллюстрированная пресса теряет свои позиции. Книжный рынок тоже переживает упадок, фактически рынок иллюстрированной книги отмирает.

— И что ждет фотографию?

— Фотография прекрасно себя чувствует в Интернете, и она постепенно уходит в виртуальное пространство. Правда, пока не понятно, как фотографы будут существовать, за счет чего кормиться, но ясно одно: в сети они могут себя показать. Кроме того, тиражные фотографии приобретают новые формы: например, выбирают для печати более прочные материалы – металл, плитку, пластик. Например, Борис Савельев печатает на железе.

— За счет чего же живут фотографы, если пресса уже перестала их кормить?

— За последние 20 лет фотография довольно успешно освоила галерейный бизнес, вторглась на арт-рынок: 40% галерей во всем мире в той или иной степени выставляют фотографию. Фотография проникла в музеи: те фотографы, которые 20 лет назад печатались на страницах глянцев, сегодня украшают стены лучших музеев мира. Кстати, первым музеем, который стал собирать фотографии, стал американский MoMA. Его первый директор Альфред Барр в тридцатые годы посетил Москву и встретился с Александром Родченко. Встреча оказалась судьбоносной — американцу очень понравилась идея Родченко создать музей будущего, в котором бы соединились классика, авангард, дизайн и мультимедийные технологии. Во многом благодаря усилиям Родченко в провинциальных музеях появились прекрасные коллекции русского авангарда.

— А как фотографу попасть в галерею, не говоря уже о музее?

— Фотографов галеристы отбирают на многочисленных биеннале и ярмарках, фестивалях современного искусства, а также ищут новые имена в Интернете. Таких случаев немало: найдут автора в Интернете, а потом его растят. Галеристы, к слову, — довольно новое образование; во времена Рембрандта их не было, а были дилеры.

— Чем руководствуются галеристы при отборе фотографов?

— Путь, как правило, вкусовой: выбирают тех, кто нравится. Некоторые начинают выставлять художников потому, что дружат с ними. Но ясно одно: фотографы с голоду не умрут. Рынок искусства притягивает свежие деньги.

Музейно-выставочный комплекс «Московский Дом фотографии» основан в 1996 году – это первый в России музей с фотографической специализацией. Среди проектов МДФ —  международная Фотобиеннале в Москве, фестивали «Мода и стиль в фотографии», а также сотни выставок, организованных как в собственных выставочных залах, так и в крупнейших музеях и выставочных залах столицы.  С 1996 года силами МДФ в Москве и российских регионах было показано около 200 зарубежных проектов, в том числе-  выставки Эжена Атже, Мориса Табара, Хорста П.Хорста, Ман Рэя, Робера Дуано, Анри Картье-Брессона, Хельмута Ньютона, Сейду Кейта, Беттины Реймс, Уильяма Кляйна, Жанлу Сиеффа, Жан-Поль Гуда, Мартины Франк, Сары Мун, Лиллиан Бассман и других.