Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 июня 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Ольга Костина: у нас участились случаи продажи детей иностранным усыновителям

Текст договора между США и Россией по вопросам усыновления будет согласован и готов для подписания 16 июня, сообщил уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов.

 Одним из пунктов в нём будет ужесточение контроля за органами опеки и агентствами, помогающими американцам усыновлять российских детей. Однако представители российских агентств по международному усыновлению заявляют, что процедура отслеживания судьбы усыновленных детей и раньше была прописана в законодательстве крайне подробно. С комментариями для «Вести ФМ» — член Общественной палаты, председатель правления правозащитного движения «Сопротивление» Ольга Костина.

«Вести ФМ»: Ольга, здравствуйте! Как вы прокомментируете этот договор? Получается, что российские чиновники из органов опеки и попечительства либо не успевают контролировать, либо просто пренебрегают имеющимися у них возможностями проверять усыновленных детей.

Костина: Во-первых, я хотела бы сказать, что поддерживаю то упорство, с которым и МИД России, и Павел Алексеевич Астахов добиваются вот этого договора. Конечно, добиваться его надо и, может быть, в случае успеха, даже имеет смысл пересмотреть отношения со странами Европы — там не было таких случаев гибели детей, усыновленных из России. Меня поражает только одно. Почему никто из тех, кто у нас занят этой тематикой так или иначе, не желает заняться, собственно говоря, бревном в собственном глазу? Смотрите, по последнему случаю: вот погиб мальчик Ваня, сейчас идет суд в США, там же рассматривают дело Артема Савельева, но ведь эти дети были усыновлены через агентства! Понимаете, в чем дело? Значит, проблема состоит не только в агентстве, не только в процедуре.

«Вести ФМ»: Но ведь имеющиеся уже законы по усыновлению предполагают проверку как российскими органами опеки, так и американскими? Они имели возможность приходить в эту семью?

Костина: Безусловно. Поэтому я считаю, что проблема здесь не только и не столько в Соединенных Штатах, сколько у нас, потому что, к сожалению, давайте называть вещи своими именами, у нас есть случаи продажи детей иностранным усыновителям. Если вы посмотрите интернет-форумы, которыми сейчас забиты Соединенные Штаты Америки, то там 60 тысяч детей, живущих там счастливой и нормальной жизнью. И их родители переполошились не на шутку: идет обмен воспоминаниями, ощущениями о том, как они усыновляли у нас детей. Я вас уверяю, это не веселые воспоминания. Случай, который мне рассказала моя коллега: одна женщина написала, что ей ребеночка вывели в трусах и босиком, сказав, что ее вещи остаются другим детям в детском доме. То есть надо понимать, что если наши чиновники не перестанут здесь бесконтрольно позволять себе распоряжаться судьбами наших детей, то никакие договора и агентства нам не помогут. Поэтому, помимо регулирования ситуации на международном уровне, нам надо срочно заниматься, видимо, коренными реформами органов опеки в РФ.

«Вести ФМ»: То есть начинать надо в любом случае с себя?

Костина: Конечно. Я еще раз говорю, что, продолжая эту работу, которая сейчас идет на международном уровне, безусловно, нужно как-то вернуться к своей стране, потому что, к сожалению, вот такие истории — не редкость. Не хочу обидеть героических и искренних людей, работающих в детских домах и в органах опеки, но тем не менее, такая ситуация есть. Если мы подпишем чудесный договор с Соединенными Штатами, но не уберем здесь вот этих аморальных людей, которые детьми занимаются как бизнесом, то вряд ли это будет иметь успех.

«Вести ФМ»: А почему все вот эти печально известные случаи связаны именно с американским усыновлением?

Костина: Этого я, к сожалению, не могу вам сказать — почему именно американцы.

«Вести ФМ»: В нашем эфире Павел Астахов, уполномоченный по правам ребенка, рассказал о том, что усыновление ребенка в Америку – это 45 тысяч долларов.

Костина: Ну, конечно, дело в том, что есть бизнес-составляющая, как я уже сказала, что, к сожалению, наши граждане зачастую очень долго и безуспешно обивают пороги для того, чтобы получить российского же ребенка. А иностранным усыновителям это, конечно, быстрей и веселей дается. Вы знаете, США сейчас тоже обеспокоены тем фактором, что они оказались единственной страной, где дети погибают с регулярностью один раз в год (уже выходят на «уровень», когда погибают два раза в год). Это при всем том, что лишь один человек ушел от ответственности, остальные жестко наказаны. Я не исключаю, что супруги, убившие Ваню, получат высшую меру, по крайней мере этого требует прокуратура Пенсильвании — там есть высшая мера. Поэтому я думаю, что там, конечно, есть и финансовая составляющая, но, наверное, есть и какие-то пробелы в контроле внутри самой Америки, потому что, передавая ребенка, нужно удостовериться в адекватности родителей. И я считаю, что человек, который хочет взять ребенка домой, не должен чувствовать себя униженным, если его попросят пройти собеседование с психологом, например. Если контроль за семьей и проживающим там ребенком будет более углубленным — это абсолютно нормально. Но, судя по всему, этого нет, потому что если вы посмотрите и на семью, убившую Ваню, и на мать-одиночку, отправившую Артема, то эти люди не производят адекватного впечатления даже по лицу.