Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Что изменится в жизни россиян с 1 октябряОсенний призыв, повышение "невыездного" порога для должников, введение процедуры tax free и другие нововведения октября.
17 июня 2010, источник: Росбалт - Петербург

Академик Алферов: Сколково – не оазис

Петербургский Союз ученых провел  дискуссию о Сколково. В ней участвовали инженеры, ученые, преподаватели вузов, депутаты, члены правительства Санкт-Петербурга, строители и бизнесмены. Итог дискуссии подвел вице-президент РАН, лауреат Нобелевской премии, академик, сопредседатель Научно-технического совета инновационного центра Сколково Жорес Алферов.

Сначала заговорили об информационном вакууме вокруг Сколково и попросили Алферова «ничего не скрывать». Академик ответил  коротко: «Научного проекта пока нет. Идет работа по созданию Научно-технического совета. Когда он будет создан, его предстоит утвердить. Есть президентский законопроект о Сколково. Читайте. Вот и все. А скрывать мне нечего».

Но это чистосердечное признание информационный вакуум не заполнило и, по предложению Алферова, портрет Сколково по очереди стали рисовать сами участники собрания. Получилось, что Сколково —  это «город будущего», «город Солнца», «умный город»,  «город избытка человеческого капитала», «вторая ВДНХ», «город-оазис», «город-локомотив», «интеллектуальное гетто», «площадка для людей будущего», «город-стимул для развития всей страны», «пример системных решений», «город для амбициозных людей», «город-национальный проект». И, конечно, «наша собственная российская Кремниевая долина».

Этот пафосный разговор перевел в дискуссию преподаватель физического факультета СПбГУ Владислав Боговольнов, который напомнил, что «инновации» — слово импортное, по-русски оно означает «новшество», «нововведение», в том числе – и введение новых рабочих мест. Но поскольку вокруг рабочих мест в Сколково пока, действительно, существует реальный вакуум, серьезные ученые туда не поедут даже за большими деньгами. «А вот талантливые пацаны-математики, которые сегодня учатся в лучших физико-математических школах Петербурга, например, в школе N30, в Лицее у Алферова и других школах, могли бы именно в Сколково начинать свои амбициозные проекты», — сказал Боговольнов.  Его коллега акцентировал внимание на понятии «амбиции» и утверждал, что «хорошим специалистом можно стать только тогда, когда решаешь амбициозные задачи. Это дорого и тяжело делать. Но только это дает блестящий результат».

Идею поселить в Сколково талантливых пацанов-математиков участники встречи пропустили мимо ушей. Но зато дискуссия пришла к одной из самых важных тем, официально заявленных как «Кадровое обеспечение научно-технической и инновационной деятельности при реализации проекта Сколково – роль петербургского сообщества в формировании учебных программ, предоставлении образовательных площадок для отбора и подготовки квалифицированных кадров».

В этих сложных формулировках легко разобрался председатель Комитета по науке и высшей школе правительства Санкт-Петербурга Андрей Максимов.  Он напомнил собравшимся, что северная столица владеет десятью процентами научно-образовательного потенциала страны, что в городе работает 96 вузов, учится более полумиллиона студентов, что каждый 7-й житель города так или иначе связан с наукой и профессиональным образованием, и что правительство города уделяет большое внимание поддержке талантливой молодежи. Один пример тому — уникальная система грантов молодым аспирантам и кандидатам наук, на которую выделено 43 млн рублей из средств федерального субъекта. Другой пример – в условиях кризиса городское правительство «ни на копейку» не уменьшило средства, выделенные на поддержку талантливой молодежи. Словом, потенциал большой, и Петербург, безусловно, способен готовить кадры для Сколково. Но… пока нет механизма их подготовки, распределения, устройства именно в этом городе будущего для талантливых людей. Что делать?  Ждать приглашения или предлагать себя самим?

Эти вопросы остались без ответа. Точнее, они оказались в тени уже другой темы. Так, одни говорили, что «наша собственная российская Кремниевая долина» невозможна без собственного университета. И аргументировали свою уверенность историей американской Силиконовой долины, которая, как известно,  началась со Стенфордского университета, а без него могла и вообще не появиться на свет. Кто-то предложил открыть в Сколково несколько технических университетов, похожих на лучшие петербургские университеты, такие как, например,  ЛЭТИ.

Оппоненты возражали: «Не забывайте, Сколково – почти пригород Москвы,  там своих университетов достаточно. Как-нибудь доберутся до “города Солнца” их выпускники». И предложили начинать строительство образовательных учреждений в Сколково с … детских садиков.

Иронию сгладил Алферов. Он тоже оказался противником собственных университетов в Сколково, но убежденно высказался за организацию там Академического университета, в котором будут учиться только аспиранты. По мнению академика, именно они могут стать серьезным пополнением кадров для иннограда Сколково. «А что касается  “талантливых пацанов”, я бы с удовольствием открыл в Сколково лицей-интернат для одаренных школьников со всей страны. Именно – интернат. Даже если в него будут приняты москвичи, они все равно должны будут жить в интернате лицея», — сказал Алферов, явно намекая на прекрасный опыт Физико-математической школы-лицея, созданного им много лет назад в Петербурге «между Физтехом и Политехом». К сожалению, став взрослыми, эти «пацаны»  (многие и лучшие из них) сделали свой выбор в пользу научных центров за рубежом, их знания там оценили по достоинству, там они успешно работают.  Теперь им можно будет предлагать работу в Сколково.

Участники дискуссии говорили и о том, что резко упал престиж инженерной профессии, что школы и вузы «метнулись в сторону экономики и менеджмента», а надо бы – в сторону физики и техники. Что в Петербурге появился интересный проект  (или пока – только лозунг) «Ученые – в школы!»

Спорили о том, какой должна быть научная экспертиза петербургских проектов, достойных развития в Сколково. Академик РАН, научный руководитель Института цитологии РАН Николай Никольский привел пример работы над применением стволовых клеток, в частности, в лечении ожогов. По его мнению, экспертиза не должна быть ведомственной (что опасно), и не обязательно должна быть международной.
Говорили о важности налоговых льгот, которые Сколково  получит в огромном количестве, и которые реально должны использоваться только для развития высоких технологий, «а не на сигареты».

Говорили и о том, что в организации Сколково надо использовать опыт создания академических городков в Зеленограде и Новосибирске, а также – зарубежный опыт, в частности, Тайваня.

То и дело дискуссия скатывалась в уже привычное русло жалоб на судьбу российской науки, особенно тяжелую в последние годы. И тогда слово взял академик Алферов. Он попросил при разговоре о Сколково «не обсуждать разом все проблемы российской науки». А сконцентрировать внимание на тех пяти приоритетных направлениях, которые предложил для Сколково лично президент РФ Дмитрий Медведев. Это (в сводном изложении) энергоэффективность и энергосбережение, ядерные технологии, космические технологии со всей соответствующей инфраструктурой на земле, медицинские технологии и стратегические компьютерные технологии и программы. По мнению академика, эти направления выбраны разумно, хотя не все сформулированы достаточно четко.

Что касается организации дела, то Алферов сообщил, что вся ответственность за создание Сколково возлагается на Управляющую компанию, а не на муниципальную власть. И это – хорошо. Он сравнил проект Сколково с атомным проектом СССР в 1945 году, когда был создан Научно-технический совет по проекту, и вышло постановление правительства о развитии в стране системы образования. Реализация этого постановления привела к тому, что выпускники вузов обеспечивались в научных учреждениях достойной работой и зарплатой, равной сразу зарплате директора завода. Итог атомного проекта и тех мер – известен.

Алферов особо подчеркнул, что Сколково – не город-оазис, что в его создании будут участвовать специалисты всей страны и зарубежные – в том числе (кстати, первый иностранный инвестор в этом проекте уже нашелся — им стал американский фонд Siguler Guff, который намерен вложить в высокотехнологичный проект $250 млн).

«Этот город должен взаимодействовать со всеми ведущими научными центрами России и других стран», — сказал ученый. По его словам, сейчас наступил ответственный период, когда проект Сколково может и должен обсуждаться научным сообществом, когда в него можно закладывать конкретные научные и организационные идеи, заполнять тот самый вакуум…

А впереди – обсуждение  президентских законопроектов о Сколково. После этого  — конец дискуссиям. Закон есть закон.

Неонилла Ямпольская