Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Я кричала и плакала»: истории оппозиционеров ВенесуэлыОни не были знакомы и никогда не представляли себе, что им вместе придется пройти через, возможно, самые травматичные переживания в их жизни
28 июня 2010, источник: Фонтанка

Рейдеров прогнали, неустановленные лица − остались

«Рейдерства в Петербурге больше нет», − заявляли на антирейдерской комиссии Смольного. Бизнесмена Геннадия Черненко от этих слов коробит: как говорит его представитель, предпринимателя «развели» по классическому рейдерскому канону. Он приобрел актив за миллион долларов, а потом совершенно случайно узнал, что предприятие вскоре перейдет к незнакомым людям, успевшим тайно и с помощью липового документа потоптаться в суде.

«Рейдерства в Петербурге больше нет», − заявляли на антирейдерской комиссии Смольного. Бизнесмена Геннадия Черненко от этих слов коробит: как говорит его представитель, предпринимателя «развели» по классическому рейдерскому канону. Он приобрел актив за миллион долларов, а потом совершенно случайно узнал, что предприятие вскоре перейдет к незнакомым людям, успевшим тайно и с помощью липового документа потоптаться в суде. Старая схема, а работает до сих пор продуктивно. Так же эффективно власть не может установить злоумышленников.

Где надо, там и сужусь

Есть много стройных конструкций, которые впору вписывать в учебники по рейдерским захватам. Причем в средней школе милиции. Рейдеры вносят изменения в реестр юрлиц, оперируют фальшивыми печатями и подписями, приходят на предприятия в компании со спортсменами, после которых в фирме пропадает уставная документация. Или задним числом составляют липовый договор займа (купли-продажи, обязательства). С этим документом рейдеры идут в суд. Желательно к нужному судье.

Неплохо при этом соблюдать правила игры. Правило № 1 — делать все, чтобы жертва была
не в курсе процесса. Например, указать в договоре неправильный адрес компании, куда будут безуспешно направляться повестки. Адвоката со стороны ответчика можно пригласить также по липовой доверенности. В итоге судья удовлетворяет иск, а жертва до последнего остается в неведении. А если и случатся проколы, то благоволители найдутся и в правоохранительных органах.

Геннадий Черненко, со слов его представителя Виталия Капитанского, купил ОАО «Дивона» у Георгия Андреева в июле 2008 года. Самым ценным приобретением стала для него земля, на которой находится имущество предприятия,  около четырех гектаров во Всеволожске (стоимость земли и зданий оценивалась примерно в 1 миллион долларов). Но начать бизнес предпринимателю не удалось.

6 августа 2008 года в Ленинский районный суд пришел некто Александр Монов с просьбой взыскать с ОАО «Дивона» около 30 миллионов рублей. Якобы эти деньги занял у него Андреев еще в свою бытность директором предприятия. Монов интересен тем, что знаком с мультимиллионером Алексеем Комраковым, главой ООО «Недвижимость “Красный треугольник” (кстати, в свое время активно участвовавшим в борьбе за активы завода “Красный треугольник”). Монов сначала был его однокурсником по физическому факультету ЛГУ, затем стал его партнером по ряду проектов, был и подчиненным, а теперь состоит с Комраковым в “рабочих отношениях” (все это Монов объяснял в показаниях следователю).

Мужчина утверждал в своем иске: дескать, директор компании Андреев взял у него деньги в долг (под проценты) еще три года назад, в 2005-м. Но в срок не вернул. Предоставил он и договор займа, где была видна подпись Андреева. Монов не стал узнавать действующий адрес компании-должника, чтобы повестки из суда приходили вовремя. Он указал тот адрес, который был написан в его договоре: набережная Обводного канала, 146, тогда как “Дивона” зарегистрирована на улице Декабристов. В итоге руководство компании пребывало в полном неведении о судебном процессе. Дело попало к судье Корчагиной и было рассмотрено с удивительной скоростью. Более того, на процесс пришел адвокат Михаил Саенко и представил доверенность, по которой выходило, что он доверенное лицо директора “Дивоны” Андреева. Хотя на тот момент директором компании вообще был уже совсем другой человек — Черненко.

Теперь уже ясно, что эта доверенность, как установило следствие, была липовой. Может быть, поэтому на суде адвокат особенно не возражал против иска и долг своего подопечного признал. В итоге Корчагина удовлетворила все пожелания Монова и наложила арест на имущество “Дивоны” в качестве обеспечительной меры. Тем временем глава компании Черненко пребывал в полной уверенности и глубоком заблуждении, что в его владениях все в порядке.

Рейдерское лицо − неустановимо

- О том, что имущество компании находится под арестом, ничего не подозревающий
директор узнал случайно, только спустя несколько месяцев, в конце 2008 года, когда обратил ся в Федеральную регистрационную службу, рассказал “ТС” Виталий Капитанский, официальный представитель Черненко. —Таким поворотом событий он был крайне удивлен. Бывший директор Андреев утверждал, что ничего не подписывал и подпись в договоре займа ему не принадлежит.

Мы немедленно обратились в правоохранительные органы.Через четыре месяца, в апреле 2009 года, 4й отдел Главного следственного управления ГУВД возбудил уголовное дело. Следователь Элеонора Михайлова установила, что некие лица (впрочем, они остались “не установленными”) нехитрым способом попытались похитить имущество компании “Дивона”: подделали доверенность адвокату, представлявшему интересы компании в суде, а подписи Андреева на договоре займа выполнены сомнительным способом. Экспертиза ЭКЦ ГУВД показала,что печать, стоявшая на документе, представленном суду, вовсе не является настоящейпечатью “Дивоны”».

Более того, «неустановленные лица» прокололись на деталях. Дело в том, что на копии договора займа и на доверенности, выданной адвокату, подписи Андреева похожи, как две капли воды. Поскольку ни одна человеческая рука еще не смогла сделать две абсолютно одинаковые подписи, то, надо пола гать, они были скопированы с какого-то третьего документа. Вскоре в этом деле появился еще один интересный документ второй договор займа от того же числа, только с более скромной суммой долга  около 5 миллионов рублей. В нем стояла точно такая же подпись «Андреева», как и во всех остальных сомнительных бумагах. Однако по каким-то причинам Монов не предъявил его суду.

Пожалел «должника»?  Нам говорили, что вскоре Монову будет предъявлено обвинение, — говорит Капитанский. —  Однако неожиданно следователь Элеонора Михайлова прекратила уголовное дело, сославшись на то, что это указание генерал-майора юстиции, начальника Главного следственного управления Романова. Самое удивительное, что при собранных доказательствах дело прекратили в связи с отсутствием состава преступления. Мы обратились в суд и прокуратуру — постановление следователя отменили и вернули ей же. А через два месяца она опять прекратила дело. Мы вновь пожаловались, и суд снова встал на нашу сторону. Любопытно, как долго может продолжаться этот бессмысленный круговорот? Бессмысленный,  потому как то упорство, с которым руководство 4го отдела ГСУ ГУВД не желает возбуждать дело, кажется мне подозрительным.

Между тем на основании вновь открывшихся обстоятельств дела мы недавно возобновили дело по иску Монова. На рассмотрение судьи Корчагиной поступил подлинник злополучного договора займа между Моновым и «Андреевым». Интересно, что судья Корчагина решила направить подлинник на экспертизу не в государственное учреждение, а частным экспертам, возмущен Капитанский.  Одна из этих экспертиз уже дала заключение, что подпись на договоре на самом деле сделана Андреевым.

Впрочем, другая сторона настаивает, что договор самый настоящий. Например, в своих
показаниях следователю Монов утверждал, что он давал Андрееву в долг наличными. И у него даже нашлись свидетели этой сцены.

Современное рейдерство похоже на кошмар, потому что предприниматель на пустом
месте может лишиться миллионов рублей, — говорит Виталий Капитанский, представитель
бизнесмена Черненко. — Трудно поверить, что можно нагло и бесцеремонно захватить понравившийся объект. Коррупция в судах, в следственных органах загоняет всякого человека, ищущего справедливости, в тупик. Ведь рейдер, предоставляя фальшивые документы, ничем не рискует  только за то, что он принес в суд липовый документ, его не посадят. А вот предприниматели, на мой взгляд, должны пребывать в постоянном страхе, ведь не известно, кому завтра утром может принадлежать ваше имущество. А жаловаться некому.

По словам Капитанского, они писали во всевозможные инстанции — от МВД до ФСБ. Но
отовсюду приходят вежливые отписки. Перевести их не трудно: «Можете жаловаться».
Любопытно, что именно в тот год, когда «неустановленные лица» попытались захватить
владения «Дивоны», вице-губернатор, председатель антирейдерской комиссии Смольного Михаил Осеевский не без гордости заявлял: «С рейдерами в городе все спокойно». Зато
спокойствием не могут похвастаться предприниматели, которые уверены: угроза их бизнесу существует до сих пор. Она зрима, ощутима. А значит, реальна.

Кстати:

16 июня Госдума приняла так называемые антирейдерские поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. По замыслу законодателей, они позволят привлекать рейдеров к уголовной ответственности уже на начальных этапах захвата. Например, за фальсификацию Единого государственного реестра юридических лиц или реестравладельцев ценных бумаг предусмотрен денежный штраф (от 100 тысяч до 300 тысяч рублей) или лишение свободы до 2 лет. Если же фальсификация реестров была сопряжена с применением насилия или с угрозой его применения, то срок может быть увеличен вплоть до семи лет. Однако юристы считают, что инициатива немного запоздала. «Эти изменения опоздали на 10 лет и для более успешной борьбы с рейдерством не нужны. Имеющейся в настоящий момент законодательной базы более чем достаточно, — прокомментировал “ТС” старший партнер юридической компании Pen & Paper Константин Добрынин. — Проблема в другом — в чудовищной коррумпированности правоохранительных органов и их полной некомпетентности и неумении работать с правом».

Александра Стальнова,

Читайте также в газете «Ваш Тайный Советник» от 28-го июня 2010 года