Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Семейное дело — шпионаж: каково быть сыном тайного агента ЦРУПитер Лэнг-Стентон решил сделать радиопередачу, чтобы рассказать о той роли, которую его отец сыграл в одной из крупнейших секретных миссий в американской истории
1 июля 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Юные художники раскроют на молодежной биеннале интимные подробности

Из 60 проектов, представленных на молодежной биеннале «Стой! Кто идет?», «Интимный капитал» наиболее противоречивый и не укладывающийся в представления о выставочных проектах. С кураторами Андреем Паршиковым и Аленой Лапиной, которые придумали показать то, что художники не хотят показывать — самое интимное и сокровенное, беседовала Ирина Саминская.

Из 60 проектов, представленных на молодежной биеннале «Стой! Кто идет?», «Интимный капитал» наиболее противоречивый и не укладывающийся в представления о выставочных проектах. Кураторы Андрей Паршиков и Алена Лапина придумали показать то, что художники не хотят показывать — самое интимное и сокровенное. Это было обязательным условием для участия в проекте, на который согласились 40 молодых художников. Среди них уже ставший известным Андрей Кузькин, популярный клубный персонаж, трансвестит Агасфер, видео и граффити художница Алина Гуткина, группа Толпа, образовавшаяся из «СВОИ 2000» (авторы фильма «Пыль») и многие другие. Куратор Андрей Паршиков раскрыл подробности интимных капиталов участников проекта в интервью РИА Новости. Беседовала Ирина Саминская.

— Что объединяет всех участников помимо названия выставки? Какая идея?

—  Подбор художников — это личные связи, это те художники, с которыми мы знакомы лично, там вообще есть и не художники — дизайнер Маша Черткова, клубные персонажи Агасфер и Кирилл Вычкин (C.L.U.M.B.A.) и так далее. Идея в том, чтобы показать то, что художники не хотят показывать, и я считаю это самым интересным. Обычно от молодых художников ждут проектов, за ними охотятся галереи, кураторы им дают шансы. Со своей стороны художники любят оправдывать ожидания, выбирают такую стратегию, чтобы выстрелить, чтобы в них вложили деньги и тому подобное. У нас все наоборот. Я предлагаю их интимный капитал на выставке обналичить. Сделать из символического капитала реальный.

— И где они будут показывать интим?

— Экспозиция будет построена в трех приватных пространствах — мастерская Тимофей Караффа-Корбута на Тверской, мастерская Арсениия Жиляева в Армянском переулке и мастерская группы «СВОИ 2000» на Фабрике. Все работы будут встроены в личную атмосферу, там будут стоять кружки, диваны. В такой атмосфере искусство обычно не показывают, например, коллекционерам или галеристам.

— Ты знаешь, какие проекты художники покажут?

— Многие проекты для меня до сих пор загадка, например, я не знаю, что будет делать группа Толпа (мастерская СВОИ 2000). Вот знаю про проект Агасфера, он покажет смешную работу «Отбраковано Айдан». Это будут работы, которые Айдан (галеристка Айдан Салахова) не взяла по тем или иным причинам для своей выставки и это оказались наиболее личные и наиболее нравившиеся самому автору произведения — чистое порно. Алина Гуткина покажет три новых видео про своих друзей рэперов, про то, как они ничего не делают и когда они скучают. Такие скучающие мальчики с окраин, их быт. Эта работа, кстати, потом поедет на выставку в Турин, а у нас премьера. У Андрея Кузькина будет странная работа, миллионы его рисунков, которые выстроены в столбы, так, что ты не можешь видеть сами рисунки, а только узоры из листов.

— Я видела в списке участников твою фамилию. То есть ты и куратор, и художник в этом проекте.

— У меня двоякая работа, я ее с одной стороны украл у Альфредо Джаара с АртБазеля, это маленькая фотография, на которую направленно очень-очень много софитов и фотография может сгореть к концу выставки. А фотография будет собственно мой интимный капитал —  черная рамочка с портретом Ольги Лопуховой (известный куратор и артдеятель, скончавшийся в конце прошлого года). И еще будет опять же мой проект в рамках выставки Арсения Жиляева, где основной вопрос — с чего начался ваш путь в современное искусство. Мой путь собственно начался с выставки Елены Берг в галерее Айдан и с галереи XL. Елена Берг в моем проекте будет рвать каталоги галереи в большом количестве и разбрасывать их по полу, как в первый раз, когда я ее увидел.

— Как происходил отбор работ?

— Мы не совершали отбор работ. К нам приходили художники и говорили, как вы считаете, если я вот эту работу покажу — нормально? На что мы отвечали — нам совершенно все равно, что вы покажете, если вы считаете, что это ваш интимный капитал, значит это ваш интимный капитал. И художники интеллектуально поделились на три уровня: первые это художники, у которых интимный капитал это гениталии, вторые, у которых интимный каптал это быт и третьи, у которых интимный капитал это рефлексия. Собственно, первая часть —  гениталии будет у Караффы-Корбута, вторая про быт у Арсения и третья рефлексия на Фабрике. Хотя, честно говоря, я до сих пор не знаю, что будет в этих пространствах. Единственное, о чем я просил, ничего не двигать и не менять специально в мастерских.

— Тогда непонятно, почему ты куратором называешься?

— В том то и дело, я должен был самоустраниться. Я придумал тему, что художники должны показать то, что они никогда не покажут в галереях или по крайней мере имеет очень личную окраску. Я заранее сказал, что на этой выставке их не подцепят коллекционеры, не подцепят кураторы и так далее, эта выставка, как выставка, вам не нужна. Хотите участвовать — участвуйте.

— Все согласились?

— Нет, не все. У этого проекта долгая предыстория. Изначально у меня не было стремления попасть на биеннале, но меня пригласила Ольга Лопухова и я не мог отказаться. Я придумал тогда проект критический по отношению к биеннале, чтобы он был не пафосный и все не очень старались. Когда он только задумывался, я отправил список художников, которых хотел пригласить. После кончины Ольги Лопуховой список участников и сам проект пошел гулять, как утвержденный. Проект был опубликован и начались скандалы, так как заявленные там художники были не в курсе своего участия. И это было потрясающе.