Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты

Потенциальные приемные родители, отчаявшись стоять в официальных очередях, перекочевали в интернет. Здесь в тематических пабликах «ВКонтакте» одни пишут, что хотят отказаться от ребенка после родов, а другие сообщают о готовности забрать младенца. Почему существует теневое усыновление и как оно работает — выясняли «Известия».

Ни дать ни взять

По официальной статистике, количество детей, оставшихся без попечения родителей, в государственном банке данных год от года сокращается. В детских домах в большинстве своем остаются только подростки, да и те скоро выпустятся, получат от государства квартиру и начнут самостоятельную жизнь. На то, что сирот становится всё меньше, указывают и очереди желающих взять отказного ребенка в органах опеки.

Казалось бы, тенденция положительная. Но и по словам экспертов, и по наблюдениям потенциальных усыновителей, далекая от реальности.

Некого забирать из системы только формально или со слов сотрудников.

Сирот-подростков действительно в приемные семьи берут реже, опасаясь трудностей с воспитанием уже сложившейся личности и пагубного влияния детского дома. Но помимо них в госучреждениях есть немало других детей.

Крайне неохотно отдают в семью детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ).

«В опеках и в ДД (детских домах. — “Известия”) говорят, что все дети с такими диагнозами, что вы дома не справитесь, и ребенок умрет, а на вас ответственность останется…» — пишет одна из подписчиц в группе «Усыновите.ру».

Движет сотрудниками, к сожалению, не всегда исключительно забота о благе подопечных.

Дети находятся на попечении государства. На одного ребенка в детском доме-интернате (ДДИ) государство в месяц тратит порядка 300 тыс., то есть около 11 тыс. в день. В детских домах ребенок обходится в 75−77 тыс. в месяц. А это и зарплата сотрудников, и надбавки, и так далее.
Александр Гезалов.
публицист, консультант социального центра «Попечение»

Другая, еще более обширная группа, которая и вовсе не попадает в поле зрения статистики, — дети, у которых есть родители.

— На 80% детдома забиты детьми, которые находятся там по заявлению — из многодетных семей, тех, кто в трудной жизненной ситуации. Сейчас, согласно постановлению № 481, детдома должны помогать семье. Подразумевается, что ребенок помещается не как в детский дом, а на какую-то там реабилитацию. На деле детей сдали на прокорм и ходят раз в полгода, подписывают заново заявление. Это удобно и системе, и родителям. При этом в федеральной базе детей нет и взять их в семью невозможно, — рассказывает Гезалов в беседе с «Известиями».

Но в одном эксперты со статистикой солидарны. Младенцев в системе действительно почти не осталось.

Возможность быстро обрести дом, а не застрять в госучреждениях, по словам специалистов, им дает так называемая скрытая очередь. Если мать отказалась от ребенка еще в роддоме, то врачи, сотрудники опеки, регионального банка данных быстро сообщают об этом своим бездетным знакомым, а те сразу подают заявку.

Так, даже потратив несколько месяцев на то, чтобы пройти медкомиссию, получить справку об отсутствии судимости, закончить курсы подготовки, лично подать заявление в органы опеки и попечительства по месту жительства, вы можете остаться ни с чем, просто потому что кто-то более предприимчивый или обладающий связями оказался в очереди перед вами.

В поисках альтернативы

Запрос «усыновить ребенка» по группам в социальной сети «ВКонтакте» выдает не только сообщества, где публикуют инструкции по усыновлению и анкеты детей со ссылками на официальные базы данных. Еще чаще там можно найти паблики с «криками души».

Здесь беременные женщины, которые по разным причинам не могут или не хотят воспитывать своего ребенка, пишут, что ищут им приемных родителей, а те, замученные ожиданиями, сообщают о готовности забрать детей.

«Состоявшаяся семья, проживаем в городе Москва и ищем на усыновление мальчика…», «мы благополучная, состоявшаяся семья и ищем на усыновление доченьку, все документы есть…» — сообщений от потенциальных приемных родителей обычно в разы больше, чем от беременных. И каждый день в Сети появляются всё новые и новые сообщения.

— Честно, я написала от отчаяния. Люди по два года в очереди стоят, а для меня это очень много, — делится с «Известиями» одна из женщин, обратившихся в такую группу. — В базе данных «Усыновите.ру» детки есть, а по факту, когда я звоню и спрашиваю, оказывается, на них уже или дали направление, или дали согласие, или даже забрали. Плюс в каждом городе своя очередь, если я иногородняя, то это уже другая очередь. Сначала проходят свои. Еще, на мой взгляд, неправильно, что, пока неблагополучным родителям дают полгода на улучшение условий, ремонт, поиск работы, малыш висит в системе, но его нельзя забрать, им никто не занимается. Это очень долго.

Организаторы групп подчеркивают, что в значительной степени это помощь и матери ребенка, оказавшейся в безвыходной ситуации. «Эта платформа нужна прежде всего самым уязвленным материально и физически беременным женщинам, которые не могут или не успели сделать аборт — чтобы они чувствовали себя в безопасности, понимали, что им помогут, на них не будут орать, их никто не оскорбит словами вроде “проститутка, зачем ноги раздвигала?!”. Здесь будут родители с проверенным заключением, которые не оставят ее в беде», — рассказывает журналистам организатор одной из таких групп.

Часто в сообществах есть и свои юристы, которые объясняют, как сделать всё по закону. Подразумевается, что биологическая мать и кандидаты в приемные родители встречаются, знакомятся, обсуждают условия. У биологической матери есть возможность убедиться, что у кандидатов на ребенка на руках есть все документы, а у приемной семьи — посмотреть, от кого они берут в семью нового члена. Если обе стороны всё устраивает, то после рождения ребенка биологическая мать пишет отказ от ребенка в пользу приемных родителей.

Семейный кодекс РФ (ч. 3 ст. 129) действительно подразумевает, что родители могут дать согласие на усыновление ребенка конкретным лицом либо без указания конкретного лица. Но, по словам специалистов, ситуация довольно шаткая.

«Наличие согласия на усыновление не освобождает родителя от обязанностей по содержанию и воспитанию ребенка. До принятия решения об усыновлении обязательно будет иметь место такой период», — говорит ведущий юрист «Европейской юридической службы» Юрий Тулупов.

По закону

В некоторых штатах Америки возможность биологической матери участвовать в выборе приемной семьи для ребенка предусмотрена законодательством. Исследователи отмечают, что открытость процесса усыновления была характерна для США уже в 1970—1990-х годах. Биологические и приемные родители могли открыто взаимодействовать друг с другом и социальными службами по поводу предстоящего усыновления, более того, первые при желании даже могли принимать участие в воспитании детей.

Помогать с частным усыновлением женщинам вправе посредники: юрист, врач или частная компания, которая специализируется на подборе приемных родителей. Регулирование в разных штатах происходит по-разному. Где-то необходимо проводить экспертизу и самих родителей, и условий их проживания, где-то нужно проводить консультацию со всеми заинтересованными лицами.

Тем не менее общие моменты тоже есть. В частности, в вопросах вознаграждения. «В большинстве штатов действуют нормы, запрещающие посредническую деятельность при подборе кандидатов на усыновление в коммерческих целях, регулируется размер вознаграждения посредников, а юристам разрешается взимать вознаграждение только за предоставленные юридические услуги», — пишет Екатерина Буянова, кандидат юридических наук и доцент кафедры гражданского права и процесса оренбургского филиала Юридического университета имени О. Е. Кутафина.

В России основные посредники — сами паблики или агентства. Ни о каких правилах для них и речи не идет. Единственное, что вообще позволяет им не становиться нарушителями закона, — отсутствие коммерческой составляющей в работе. Любое упоминание оплаты может трактоваться как торговля людьми.

Но любителей наживы это не пугает — в условиях ограниченного выбора жаловаться на их недобросовестность кандидаты в приемные родители обычно не готовы.

Утром деньги — вечером дети

Поживиться агенты могут и на биологической матери, и на доверчивых кандидатах в новые родители. У первой они забирают ребенка и затем фактически его продают.

К кому он попадет в итоге, их не волнует. Возможности проследить за ситуацией у самой матери нет. Прямого контакта с «покупателем» агенты не допустят.

С одной из таких «предпринимательниц» связался корреспондент «Известий».

Объявление с предложением подобрать ребенка найдено в одной из тематических групп. Переписка переходит в личные сообщения (есть в распоряжении «Известий»). Первое, что уточняет владелец страницы под именем Ирина Александровна, — какой нужен ребенок. Найти такие агенты могут и сына, и дочь любой национальности.

Русский, пол не важен? В распоряжении Ирины Александровны оказывается как раз один-единственный русский мальчик трех недель от роду. Конечно, абсолютно здоровый. Уточняю, что делать дальше, если в органы опеки я еще не обращалась и сбором документов не занималась. Оказывается, это не проблема. «Можно оформить через договор суррогатного материнства. Тогда документы не нужны», — уверяет агент.

Главное — предоплата 50%. То есть в моем случае 35 тыс. рублей (обычно итоговая сумма — 100−200 тыс., так что мне еще «повезло»).

Только передав Ирине деньги, можно будет увидеть ребенка и его маму. До этого всё, на что согласен агент, — показать фото ребенка. «Условия просты: встречаемся, подписываем соглашение, происходит оплата, сразу можете поехать забрать ребенка, потом вы получаете через пару дней документы. Это не офис, я простой человек, просто имею связи. По документам будет официально», — заверяет посредница.

Никаких гарантий, никакой конкретной информации, никаких справок и документов получить невозможно. Доверчивым родителям предлагают заплатить за кота в мешке. Притом даже не ясно, а точно ли существуют эти кот и мешок.

Когда клиент начинает сомневаться и очевидно срывается с крючка, разговор заканчивается. Уже на следующий день страница Ирины Александровны оказалась удалена.

Мошенники — мимо

В отсутствие правового регулирования каждый защищается как может. Часто, публикуя объявление, потенциальные мать или отец добавляют в конце приписку: «Деньги не высылаю, мошенники — проходите мимо». Работает это не всегда. Убеждать, давить на жалость, высылать чужие фотографии и поддельные анализы — у мошенниц много способов выудить деньги.

«Взяла деньги на прием у врача/УЗИ/дорогу и пропала», — в соцсети «ВКонтакте» есть целая группа, где кандидаты в приемные родители делятся своим печальным опытом.

Бесконтрольность в этой сфере может обернуться для доверчивых усыновителей разными последствиями. В конце января в сообществе «Подслушано у медиков г. Тверь» автор, пожелавший не раскрывать имени, рассказал, чем закончились попытки его знакомых усыновить ребенка. Получив все документы и встав на учет в органы опеки сразу нескольких регионов, они так и не смогли ничего добиться. Тогда и решили обратиться к черному рынку.

«Нашли они 35-летнюю женщину из Санкт-Петербурга на седьмом месяце беременности, которая на тот момент находилась в Москве. Поселили ее у себя на полном обеспечении. Все платные обследования, качественное питание, лечение, оплатили роды. Купили всё необходимое для малыша (коляску, кроватку, одежду и прочее), оборудовали комнату. После выписки привезли домой. В назначенный день они все вместе должны были пойти в загс, но девушка с младенцем сбежала в неизвестном направлении», — делится автор.

Конечно, жаловаться куда-либо в таких ситуациях бессмысленно. Скрывшаяся мать никаким образом не оформляла отказ от ребенка, а значит, действовала полностью в рамках закона.

Замкнутый круг

Александр Гезалов, сам выпускник детского дома, уверен, что механизмы, которые помогают детям не попадать в госучреждения, необходимо совершенствовать.

Такие функции могла бы взять на себя профессиональная приемная семья, но явно не органы опеки, рассуждает эксперт. У них не всегда хватает ресурсов и на выполнение нынешних задач.

«Важно же проверять не холодильник, балкон и другие показатели красоты и приличности квартиры, а обнаружить наличие детско-родительских отношений. Сможет ли семья обеспечить комфортную жизнь ребенку? Пока же у нас детей отдают первому из родственников, кто заявил. В итоге бабушка берет ребенка, когда ей 60, потом ей уже 70, она не справляется и возвращает его обратно».

И так по кругу. Ожидание, подбор, документы. И чем дольше ребенок будет находиться в системе, тем меньше у него будет шансов обрести семью. Надеяться, что в таких условиях «стихийный» обмен детьми прекратится — сложно. Если не через социальные сети, то любыми другими способами одни продолжат искать возможность найти или пристроить ребенка, а другие — заработать на этом.

Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru