Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискComboВсе проекты

Джордано Бруно, в отличие от Николая Коперника, чьи идеи произвели на него огромное впечатление, не был ученым даже в том специфическом смысле, какой применим к людям XVI века. Бруно служил Богу, но на свой лад. Бывший монах — когда на него впервые пали подозрения, из монастыря пришлось сбежать; позже его последовательно отлучили католики, кальвинисты и лютеране — свое эклектичное учение построил без наблюдений и экспериментов. Он был философ, самонадеянный и непочтительный.

Новость
Все, что было не со мнойЧто такое ложные воспоминания и как они образуются

Во времена Бруно почти вся европейская философия была христианской. Но на эту философию сильно повлияли языческие, то есть античные авторы (и арабские мыслители, которые популяризировали труды древних греков и римлян): Платон, его ученик Аристотель и другие. Аристотель, может быть, вообще важнейший философ для западной культуры: мы рассуждаем по принципам, изложенным в «Логике», пользуемся понятиями из «Политики», любой курс для голливудских сценаристов начинается с пересказа «Поэтики». А в XVI веке люди еще и смотрели на космос глазами этого грека, и зря.

Аристотель полагал, что в центре Вселенной находится круглая Земля. Над Землей, как слои луковицы, расположены небесные сферы, которые делят мир на подлунный и надлунный. Внизу их четыре: земля, вода, воздух, огонь, и все постоянно рождается и распадается — ничто не вечно под Луной. Вверху расположены неизменные планеты и звезды из эфира, которые закреплены на сферах и двигаются только потому, что вращаются эти сферы. Сама Вселенная имеет границы, иначе бесконечно удаленные области вращались бы вокруг Земли бесконечно быстро, а это бессмыслица.

Когда через 16 столетий настало время Бруно, тот нагло провозгласил, что опроверг учение «самого глупого философа».

Бруно отталкивался от новой теории Коперника, согласно которой почти в самом центре Вселенной расположено Солнце, а вокруг него вращаются планеты. Правда, у Коперника остались аристотелевские небесные сферы, и он не стал делать главный вывод — у населяющих Землю людей нет особого места в божественном замысле, как проповедовала церковь. Бруно же зашел намного дальше.

По Бруно, планеты, в том числе наша, действительно вращаются вокруг Солнца, но элементы — земля, вода, воздух и огонь — не занимают соответствующие сферы в подлунном мире, а пребывают в постоянном движении и стремятся слиться; соответственно, эфир просто служит средой, где двигаются тела.

Тут Бруно был по-своему прав. Мы знаем, что тела, обладающие массой, притягиваются силой гравитации (только философ считал, что, слившись, элементы становятся ни тяжелыми, ни легкими). А звезды и планеты гибнут. Одну такую умирающую звезду — сверхновую — при жизни Бруно описал Тихо Браге. Из-за мощнейшего взрыва она светила почти так же ярко, как Венера, чем озадачила астронома.

Солнце философ считал всего лишь одной из бесчисленных звезд в бесконечной, однородной и вечной Вселенной и хвастался, что переплюнул Колумба, который открыл всего лишь какой-то континент.

Насчет нашего светила его догадка тоже была верна. Правда и то, что вокруг других звезд вращаются планеты. Долгое время это было всего лишь предположением, пока в 1992 году два таких небесных тела не засекли около пульсара в созвездии Девы.

Фрагмент изображения космоса, составленного из данных, полученных космическим телескопом «Хаббл» | Источник: NASA
Новость
«Пусть погибнут сотни таких, как я, но восторжествует истина»Философия ненасилия одного из самых почитаемых и знаменитых борцов за мир Махатмы Ганди

Вселенная сегодня действительно считается однородной, а вот есть ли у нее границы, мы до сих пор не уверены. В XX веке ученые обнаружили, что она ускоренно расширяется. Учитывая это расширение, после Большого взрыва свет мог долететь до Земли с расстояния без малого 50 млрд световых лет, то есть вся наблюдаемая Вселенная — это где-то 93 млрд световых лет в поперечнике. Существует ли что-то за этой границей, мы, скорее всего, никогда не узнаем.

Также неизвестно, было ли что-то до Большого взрыва (строго говоря, само это событие не что-то раз и навсегда установленное — просто из наблюдений и расчетов следует, что Большой взрыв должен был произойти). Одна гипотеза гласит, что Вселенная пульсирует: то расширяется, то сжимается в точку. Тогда она действительно может быть вечной, но проверить это мы не можем.

Если Вселенная вправду бесконечная и вечная, то в каком-то ее месте протоны, нейтроны и другие частицы сложились точно так, как где-то еще. Это значит, что данную статью пишет еще один я, а то и бесконечное число меня. Бруно рассуждал в том же ключе: Вселенная содержит все возможности, и все со временем становится всем. Для философа это служило свидетельством бытия Бога.

Пример со статьей согласуется с рассуждениями Бруно еще и потому, что философ считал другие планеты обитаемыми. Из бесконечности вытекает многообразие, поэтому даже в нашем мире обитают и люди, и демоны: где преобладает земля — троглодиты, где вода — нимфы. По мнению Бруно, одушевлены и разумны сами небесные тела, но интеллектуально они скорее животные, которые действуют интуитивно, а не рассудочно. Для него дух и жизнь пронизывают всю материю, а Вселенная хоть и бесконечная, но неделимая.

Космология была только частью учения Бруно, где переплелись рассуждения о Боге, человеческой природе, морали, истории, церкви. Он пытался возродить древнюю мудрость, которая появилась еще в Египте, но исказилась за века, в том числе и в Библии.

К примеру, Бруно называл Моисея и Иисуса фокусниками и намекал, что они спутались с демонами: чудес не бывает, поскольку законы природы — суть воплощенный Бог, следовательно, их невозможно нарушить.

В XIX веке на месте казни неподалеку от собора Святого Петра была установлена статуя Джордано Бруно. Тогда же сложился его культ мученика за науку, который особенно поддерживали в Советском Союзе. Но мы не знаем, за что именно его казнили. В обвинении было несколько ересей, и историки до сих пор спорят, расценивалось ли в качестве ереси учение о множественности миров.

Бруно точно был врагом церкви, а памятник ему поставили во многом как упрек Папскому престолу. Он был второстепенным философом, которого редко вспоминают даже на профильных факультетах, и ничего не сделал для становления науки, в отличие от современников — Николая Коперника, Иоганна Кеплера и Галилео Галилея. Но так вышло, что Бруно оказался провидцем, а вдобавок упрямым бузотером. Поэтому мы его помним.

Марат Кузаев

Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru