Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты
День в истории: 9 августаНачало строительства Пизанской башни, атомная бомбардировка Нагасаки, инаугурация Бориса Ельцина и другие знаменательные события, произошедшие в этот день в истории

Процесс создания номинационного досье «Наскальная живопись пещеры Шульган-Таш» для включения в основной список всемирного наследия ЮНЕСКО вышел на финишный этап. Рабочая группа в составе специалистов различного профиля из Москвы, Санкт-Петербурга, Кемерово, Уфы, Новосибирска под руководством кандидата исторических наук, ведущего научного сотрудника Института археологии им. А. Х. Маргулана Республики Казахстан Алексея Рогожинского побывала в пещере Шульган-Таш (Каповой) и объективно оценила состояние древних изображений.

Пойдем другим путем.

К концу 2020 года досье и план управления объектом номинации предполагается представить независимым экспертам.

У читателей, интересующихся этой темой, может возникнуть чувство дежавю — не о составлении ли досье как раз говорилось несколько лет назад, когда пещеру посещали эксперты ЮНЕСКО? Все так, да не совсем. В 2012 году в предварительный список всемирного наследия ЮНЕСКО пещера Шульган-Таш вошла по смешанной номинации в составе природно-культурного комплекса «Башкирский Урал — земля Урал-батыра». Затем эксперты ЮНЕСКО посоветовали пойти другим путем, и с 2018 года на место во всемирном наследии претендует объект «Наскальная живопись пещеры Шульган-Таш».

— Детальная разработка досье возможна лишь на основе большого объема исследований по разным направлениям, — убежден Алексей Рогожинский. Надо понять, насколько глубоко и разносторонне изучен объект.

Пещера никогда не была обделена вниманием ученых. Они регулярно посещали ее в течение 60 лет, с того момента, когда зоолог Александр Рюмин обнаружил в ней наскальные изображения эпохи палеолита. Но каждая экспедиция решала свои задачи, до согласованных действий дело не доходило. Были взаимные претензии и перекрестная критика. Под огонь попадали и археологи, которые ведут раскопки в пещере, и реставраторы, в разное время очищавшие древние изображения от различных наслоений. Два года назад, например, когда из-под слоя кальцита реставратор из Андорры Антон Эудалд Гуилламет «извлек» рисунок верблюда, высказывались опасения, что изображение разрушится по причине высокой влажности. Дело в том, что по стене с композицией, где, кроме верблюда, нарисованы лошадки и геометрические знаки, стекает вода. Реставрацию называли преждевременной, пока не отведена влага.

Представительный научный «десант» высадился в пещере как раз для того, чтобы положить конец противостоянию. И этого удалось добиться.

— Пока не разработан план управления, решено установить мораторий на проведение любых работ, которые не прошли согласование, — отметил заместитель директора научно-производственного центра по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия РБ Николай Григорьев. — Для снижения антропогенного воздействия и загрязнения пещеры необходимо трассировать маршруты ученых и упорядочить работу археологов.

Сохранить то, что есть.

Все усилия, по словам координатора проекта, руководителя центра палеоискусства Института археологии РАН Елены Левановой, будут направлены на сохранение и консервацию наскальной живописи. Эксперты сошлись во мнении, что сейчас главное именно это.

Люди вторгались в жизнь пещеры по-разному в течение не только десятилетий, но и веков. Первые письменные упоминания о ней относятся к 1760 году.

— Я была бы осторожна со словом «реставрация». До нее еще далеко. Надо сохранить, что есть. Самая острая ситуация сложилась с панно «Лошади и знаки» в зале Хаоса. Вскрытие изображений поставило вопрос о консервации. Мнения очень разные. Мы решили собрать разных специалистов — реставраторов, микробиологов, геологов, химиков и сторонних экспертов, чтобы обсудить ситуацию. Дело в том, что в ходе острой полемики мы перестаем замечать важные проблемы, которые видны со стороны. Речь на данном этапе идет именно о постановке проблем и выработке стратегии их решения. Нам ведь нужно подготовить не только досье, но и план управления уникальным для страны объектом, его охраны. Необходимы четкие положения по посещаемости, проведению работ.

Что касается реставрации, то вообще сложно сказать, когда можно проводить подобные работы. Их нужно долгое время тестировать на полигонах. Памятник сложный. Здесь нельзя что-то сделать, а потом скорректировать. Работать по живому материалу, который является всемирным наследием, — это преступление.

Взвешенный подход.

Один из давних исследователей пещеры, ведущий научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского геологического института им. А. П. Карпинского Юрий Ляхницкий главным негативным фактором, влияющим на сохранность изображений, назвал высокую влажность. Вода агрессивна, она поступает с поверхности земли через различные трещины и смывает частицы краски.

Ученый уверен, что решить проблему высокой влажности на многие годы вперед можно, если применить такой способ, как организация гидрозавесы над участками пещеры, где есть рисунки. Алексей Рогожинский назвал предложение интересным, но требующим глубокой экспертизы. С ним согласен и заместитель директора НПЦ Николай Григорьев.

— Вопрос дискуссионный — не повлияем ли мы таким образом на экологическое состояние пещеры, не вмешаемся ли в природные процессы? Это все равно, что повернуть реки вспять, — отметил он.

Люди вторгались в жизнь пещеры по-разному в течение не только десятилетий, но и веков. Первые письменные упоминания о ней относятся к 1760 году. После открытия наскальных изображений пещеру посещали миллионы туристов, которые хозяйничали, как хотели и могли — писали на стенах, скалывали сталактиты, заносили мусор и грязь.

Сегодня вход сюда строго регламентирован.

Кстати.

Доступ туристов на верхние ярусы пещеры запрещен. Им показывают только привходовую часть с нанесенными на стены копиями рисунков. Но экскурсионный маршрут короткий, а люди хотят увидеть все. Для удовлетворения их законных интересов, а наскальная живопись — всеобщее достояние, недалеко от заповедника «Шульган-Таш», на территории которого расположена пещера, строят музей по образу и подобию тех, что есть в Испании и Франции, где так же есть подобные пещеры с наскальными рисунками. Музей будет копией пещеры. Кроме того он станет местом для проведения образовательных и культурных программ, в том числе для детей.

В тему

Предположения о возрасте наскальных изображений высказывал еще Отто Бадер, проводивший исследования в пещере в 60- 70-х годах прошлого века. В 2015 году их подтвердил приват-доцент группы изучения древнего климата Инсбрукского университета (Австрия) Юрий Дублянский:

— Мы взяли около 20 проб из разных точек пещеры. Важно найти места, где рисунок нанесен на древний кальцитовый натек и перекрыт еще одним, более поздним. Мы работаем именно с натеками, а не с самими рисунками. Датируя возраст подложки и перекрывающего материала с помощью уран-ториевого метода, можно определить временное «окно». В пещере Шульган-Таш оно оказалось большим — около 20 тысяч лет. Самый молодой натек, покрывающий рисунок, образовался 14 тысяч лет, а самый молодой, на который нанесено изображение, то есть подложка, — 41 тысячу лет назад. Это удивительно, ведь 20 тысяч лет назад здесь был пик ледникового периода. В пещере — вечная мерзлота. Художник рисовал даже не в холодильнике, а в морозильнике, при температуре ниже нуля. В этом смысле пещера Шульган-Таш уникальная. В пещерах Испании и Франции такого не было.

Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru