Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 июля 2010, источник: АиФ Волгоград, (новости источника)

«Помои для быдла» или почему нельзя пить блондинкам

25 лет назад в России и союзных республиках началась масштабная антиалкогольная кампания

Ровно четверть века назад – в 1985 годe в бывшем СССР было принято судьбоносное постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Содержание этого документа напечатали все газеты, обсуждали во всех трудовых коллективах, включая даже школы и дошкольные учреждения.

Лозунг «Трезвость — норма жизни» стал девизом глобальной антиалкогольной компании, затмившей собой по размаху на какой-то момент даже лозунги об ускорении и перестройке. Но ещё наглядней оказались последствия затеянной руководством СССР массовой антиалкогольной компании – резкий рост самогоноварения, «мавзолейные очереди» в винно-водочные магазины, талоны на водку и даже гонения на культуры виноградников в южных регионах страны. Каковы последствия и уроки самой яркой и бесславной в новейшей истории антиалкогольной компании? Об этом в «юбилейный» год мы вспоминали с председателем регионального отделения общественной всероссийской организации «Союз борьбы за народную трезвость» ассистента кафедры амбулаторной и скорой медицинской помощи ВолГМУ Анатолия Белоглазова.

«Не все меры борьбы были абсурдными»

— Анатолий Иванович, говорят, основные положения трезвенических мероприятий Горбачеву и его «команде» по политбюро ЦК КПСС подсказали ученые-теоретики антиалкогольных мер?

— Отчасти это верно. Как раз накануне 1985 года огромнейшим тиражом была выпущена книга врача-хирурга Федора Углова про вред алкоголя при действии на различные системы и органы человека, включая, в первую очередь головной мозг. Расхожее (и совершенно справедливое!) утверждение об убийстве алкоголем мыслительного и репродуктивного потенциала человека – основополагающие положения именно труда Углова. Этим же ученым были впервые глобальные выведены кривые смертности и рождаемости во всех республиках СССР. Выяснилась неоспоримая зависимость – чем выше кривая роста потребления алкоголя в обществе по годам, тем выше кривая смертности. В общем, пресловутая антиалкогольная компания к середине 80-х годов минувшего столетия в бывшем СССР созрела и перезрела. Это не была случайная прихоть Горбачева, Лигачева, Яковлева или кого-либо ещё из инициаторов подобных мер.

— Но ведь до этого в России уже неоднократно были попытки ввести «сухой Закон» или серьёзно ограничить потребление спиртного и все они, как правило, заканчивались крахом…

— В том-то и дело, что решения пленума 1985 года и тот самый исторический указ о преодоления алкоголизма и пьянства ничего не имело общего с тотальным введением в России «сухого закона», как это наблюдалось накануне Первой мировой войны, или ещё раньше накануне отмены крепостничества. Были весьма разумные ограничительные меры, хорошо понятные большинству населения страны. Исходя из этого и сочувствующих трезвенническому движению, было в первое время действия антиалкогольных мер гораздо больше, нежели в конце 80-х, в 90-е, да и сейчас тоже.
Всё что на корню погубило благие замыслы антиалкогольной компании — это в корне странные действия исполнителей всех этих решений, в том числе, на уровне местных органов власти. Как вам такая абсурдная двойственность — с одной стороны ограничивали оборот алкогольной продукции в торговой сети, с другой создавали искусственный ажиотаж, раздав «водочные талоны» на всех членов семьи, вплоть до грудничков. Погнавшись за абсурдными запретительными мерами, забыли про главное – поэтапное внедрение в стране норм трезвого образа жизни. Ни новых спортивных площадок, стадионов, ни резкого наращивания выпуска спорттоваров широкого потребления – мячей, велосипедов, тесных ракеток и так далее — ничего этого не произошло. Напротив, из торговли исчез практически всякий популярный спортинвентарь. В общем, создавалось ощущение, что планировали и исполняли все антиалкогольные планы руководства СССР, лица, добивающиеся этими мерами совершенно противоположного эффекта. Словно всё делалось по масонской философии, — рисуем на гербе своего ордена «кирпич и мастерок», а по сути, только разрушаем уже построенное.

Эпоха «Рояла»

— Известно, что финал антиалкогольной компании оказался бесславней некуда; такой же бесславный и бездарный, что и распад самого СССР. А могло бы быть иначе, при логике уже описанных вами мер «антиалкогольного администрирования»?

— Я, полагаю, что иного развития событий (при всей масштабной дискредитации задуманного!) и не предполагалось. Наших людей словно подготовили к тезису – что любое спиртное в неограниченной свободной продаже – меньшее из зол, чем вся эта бездарная «горбачевщина». Когда в 1989-1990 антиалкогольная компания была практически свёрнута, в свободной продаже появился низкокачественный импортный спирт «Роял». С тех пор кривая смертность населения вновь уверенно поползла вверх. В то же время относительно высокая рождаемость середины восьмидесятых (одно из бесспорных очевидных завоеваний антиалкогольных мер), напротив, пошла резко вниз. На моей подстанции «Скорой» Советского района Волгограда произошла тогда яркая показательная вещь. Наши спецмашины, а их было порядка 10 на подстанцию, перестали почти выезжать на роды.

Помимо внедрения «Рояла» в массы проводилась даже, своего рода, «научная реабилитация алкоголя». Где-то именно в 1989 году был снят публицистический популярный фильм с критикой пропаганды трезвости и всех и без того очевидных «перегибов». Один из медицинских научных светил заявил тогда в одном из эпизодов популярного фильма на всю страну: «Пить даже полезно! Если вам за 50, то 50 грамм сухого красного вина, именно то, что вам нужно!». Но ведь нужно учитывать менталитет нашей нации. Для наших людей где 50 грамм можно, там «можно» и все 500, а то и 5 литров. Мы так устроены – нам бы любую лазейку и нас уже не остановишь!

Голубоглазым блондинкам не наливать!

— Есть такая поговорка «блондинки и дураки пьянеют моментально». Откуда истоки такого «дискриминационного» фольклора?

— Не знаю, как насчет дураков, а вот блондинкам и, в равной степени, блондинам с голубыми глазами любое питие действительно противопоказано. У людей с природным белым волосом и соответствующим пигментом в радужной оболочке глаз в организме практически не вырабатывается алкогольдегидрогеназа – фермент, расщепляющий алкоголь. Соответственно, такие люди, едва даже пригубив, буквально чуть-чуть становятся полными дураками. Или дурами.

- Вы сами-то употребляли когда-либо «зелье»?

— Я вырос на Кавказе, соответственно, попробовал сухое вино ещё в «мальчиковом», юном возрасте. И с тех пор практически никогда не пил. На Кавказе 14 летним юношам ставят бокал сухого вина, это традиция. Но там куда более регламентированная культура пития, нежели у нас в России. Поэтому в нашей ситуации детям нельзя давать алкоголь никогда и ни при каких условиях! Тем более в наших условиях, когда давным-давно нет уже ни «настоящего» вина, ни шампанского, ни даже коньяка. Есть опаснейшие синтетические суррогаты. Ведь в чем главный «идеологический конек» сторонников пития – мол, алкоголь «расслабляет», дает ощущение эйфории, оптимизма, отрешенности от житейских проблем. Могу вас с полной ответственностью заверить, как человек с высшим медицинским образованием, что фабрика внутренних совершенно безопасных «наркотиков» вырабатывается самим нашим организмом. Причем ничтожной дозы этих веществ достаточно, чтобы ощутить и парение, и отрешенность, и эйфорию, и возвышенную любовь или ликование счастья. Алкоголь «из вне» как раз таки «ломает» эту внутреннюю фабрику, и «сажает» наш организм на совершенно чудовищные, разрушающие всё и вся дозы «раслабителей»…

— И всё-таки, Анатолий Иванович, если прокрутить ленту времени назад, на четверть века. Как нужно было сделать, организовать всё так, чтобы антиалкогольная компания не провалилась и не скомпрометировала себя?

— Всё просто: нельзя было ничего запрещать. Всякий запрет ведёт к противоположному результату. Развитие бесплатных кружков и секций по интересам для детей и взрослых, дворовые спортивные клубы, новые спортплощадки, убирание рекламы алкоголя с любого рекламного информационного поля. Магазины для продажи алкоголя следовало бы выделить в специализированные центры торговли, чтобы туда и не смели зайти дети и подростки. А самой водке следует дать истинные названия – не «Вода из святого источника», а «рыгаловка», «тошниловка», «помои для быдла» и так далее. Само слово «водка», которое в нашем народе ассоциируется с раннеславянским «вода для святого капища», следует вообще прекратить применять по отношению к этой «жидкости Менделеева». В школах, техникумах, высших учебных заведениях нужна тонкая, но планомерная информационная работа по пропаганде здоровья. Чем, собственно говоря, и занимается наша общественная организация.

— Кстати, Анатолий Иванович, говорят, в вашей семье совершенно никто не курит, и не пьёт, включая вас самих и ваших взрослых отпрысков. Как так получилось?

— Да так и получилось – ни я, ни жена, ни дети, ни сноха не в моей семье не употребляют. Причем никто никого не неволит, не стоит над душой эдаким цербером трезвости. Просто как-то сама сложилась традиция, которая давно воспринимается, как норма. Недавно сын пришел от друзей-однокурсников раньше обычного, Спрашиваю: «Что так рано?». Да опять ерундой занимаются неинтересной – пиво пьют, да обсуждают, кто, сколько до этого выпил. Скукота". Я считаю, это достойный ответ зрелого взрослого мужчины с собственной позицией по данному поводу. Таких бы граждан будущей России да побольше. Мне, по крайней мере, уже есть чем гордиться помимо многолетней работы в службе «скорой» — это воспитание в моей семье представителей нового поколения с правильной жизненной ориентацией.