Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 июля 2010, источник: Росбалт - Петербург

Инга Рантала пошла в политику

Россиянка Инга Рантала, ставшая знаменитой из-за громкой истории с изъятием финскими социальными службами ее 7-летнего сына Роберта, решила пойти в политику. Она приехала в Петербург в качестве «лица» новой партии — «Европейцы Соцдемократы Турку».

Многочисленные журналисты, собравшиеся на пресс-конференцию Инги Рантала в «Росбалте», увидели женщину в новом качестве. Мать, прославившаяся на всю Европу благодаря громкой истории с изъятием финскими органами опеки ее маленького сына Роберта, сразу же заявила, что эта проблема была политической. Поэтому она и решила заняться политикой — а именно, стала координатором партии «Европейцы Соцдемократы Турку».

Присутствовала на пресс-конференции и председатель правления партии Ольга Чижик-Киннунен, а также психотерапевт Ирина Калин, которая по большей части молчала.

Зато Чижик-Киннунен заявила, что партия будет заниматься решением правовых проблем, из которых основные — создание нового совместного российско-финского договора о соотечественниках, проживающих за рубежом, а также способы и методы, которыми Россия должна защищать этих же соотечественников. По ее словам, Финляндия налево и направо нарушает все законы, там «идут сплошные правонарушения». При этом в качестве примера почему-то был приведен странный случай с 17-летним русским парнем, который «приватизировал» (то есть, видимо, просто украл) сотовый телефон у своего финского ровесника и был за это отведен в полицию. Однако вывод Ольги Чижик был однозначен: «Это же типичная дискриминация!». В конце концов журналистам удалось все-таки выудить, что члены партии «Европейцы Соцдемократы Турку» хотят добиться равноправия в смешанных семьях, а также узаконенного права на то, чтобы русские дети из смешанных браков имели право говорить на русском языке.

«Если в полицию обращается русский, то воспринимается это совсем по-другому, чем когда  им звонит финн, — утверждала Ольга Чижик-Киннунен. — Финна выслушают, а русский звонок могут даже не зарегистрировать. И второй вопрос: почему наши дети, рожденные в Финляндии, должны стать финнами? Мы должны отстоять свой менталитет и право детей говорить на своем языке!»

По мнению Ольги, «русофобия у финнов в крови, они так воспитаны». По ее словам, Инга Рантала восстала против системы, и до нее даже финны не знали, что у них за три года из семей изъяты 60 тысяч детей. Правда, ни Ольга, ни сама Инга так и не смогли объяснить, откуда они взяли такие чудовищные цифры, ссылаясь лишь на слова Уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова.

«50 тысяч русских семей в Финляндии ждут этого международного договора, без него мы не сможем защищать детей, — говорила Ольга. — И у нас уже есть некоторые наметки: есть определенные люди в российских партиях, готовые обсуждать с нами эти проблемы.  С финской стороны политики “не потянут”, тут надо серьезных людей подключать».

Затем слово взяла психотерапевт Ирина, которая сказала, что она лично ни с Робертом Рантала, ни с другими «изъятыми» детьми не общалась, но она «уже год живет в Финляндии, и у нее тоже есть ребенок». В новой партии она планирует заняться «обследованием» в семьях, из которых изъяли детей, а также подсчетами, сколько этих семей на момент изъятия находились в процессе развода.  Больше психотерапевт ничего не говорила.

Затем Ольга Чижик-Киннунен и Инга Рантала заявили и вовсе шокирующее: они сказали, что в Финляндии очень развит «черный бизнес на детях». Заскучавшие журналисты тут же воспряли и стали задавать наводящие вопросы о том, в чем же он заключается: уж не на органы ли финские социальные службы разбирают изъятых из семей детей? На это участницы пресс-конференции ответили: у них есть данные, что деньги, которое финское правительство выделяет на содержание детей в приютах, попросту разворовываются. Однако технологию этого процесса они пояснить так и не смогли. Зато женщины рассказали (со ссылкой на Астахова), что руководство некоего финского города было даже оштрафовано на 330 тысяч евро якобы за то, что там мало изымают детей…

Касательно своей истории Инга была немногословна. Она сказала, что Роберт сейчас находится в России, в данный момент он отдыхает с бабушкой на даче, и когда они собираются возвращаться в Финляндию, пока неизвестно.

Инга сообщила также, что сразу после отъезда из Суоми Павла Астахова (куда, напомним, российский детский правозащитник приезжал специально весной этого года, чтобы разобраться в громких историях с Рантала, Риммой Салонен и другими «новыми финскими») финские власти завели на нее уголовное дело. В случае, если суд признает Ингу виновной в якобы имевшем место избиении собственного сына, матери грозит два года лишения свободы. «Но если это случится, мы с мужем обратимся в Страсбургский суд по правам человека», — сказала Инга.

«Росбалт» попытался у женщин, долгие годы живуших в Финляндии, выяснить, как же там обстоят дела в других интернациональных семьях. Или же подобный беспредел творится только в русских семьях?  На это Ольга загадочно сказала, что «такое» происходит только в русских семьях, потому что, по ее словам, тронь финны какую-нибудь африканскую семью, «давно бы те революцию устроили».

Ожидаемый на пресс-конференции финский правозащитник Йохан Бекман, который отстаивает права русских матерей в Финляндии, так и не появился, хотя приехали они в Санкт-Петербурге все вместе. Дамы весьма туманно объясняли его отсутствие: похоже, в последний момент их взгляды на больные места российско-финских отношений разошлись. Либо просто ни тем, ни другим не нужны конкуренты на благодатной правозащитной почве.

Марина Бойцова