Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 июля 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Дети и лето: что же все-таки делать с этим детским отдыхом?

Системы детского отдыха, и здесь надо согласиться с президентом Дмитрием Медведевым, у нас нет. Есть лишь отдельные ее элементы: лагеря, которые волей случая выжили в лихие 90-е, самооотверженная горстка туроператоров, немалые бюджетные средства и контролирующие органы. Но целого, то самой системы они не образуют.

Летний сезон в разгаре и чуть ли не каждый день приносит сообщения о новых трагедиях, которые происходят с детьми в летних лагерях. Так, 7 июля в детском лагере «Азов» на Кубани во время купания утонули шестеро московских школьников и их воспитатель. Проведенная экспертиза подтвердила наличие алкоголя в крови троих из воспитателей, которые следили за детьми. А в минувшее воскресенье на Мальте при попытке перепрыгнуть с балкона на балкон погибла 15-летняя россиянка, которая приехала на остров изучать английский язык.

Президент Дмитрий Медведев на совещании в начале июня заявил, что, к сожалению, в России пока отсутствует чёткая программа действий по созданию современной системы отдыха и оздоровления детей. Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов на пресс-конференции в РИА Новости согласился с главой государства, в подтверждение приведя любопытные цифры: вопросом детского отдыха в России занимается 14 федеральных организаций и в каждом субъекте — до 50 региональных.

На бумаге проблемы не существует как таковой: выделяются миллиарды рублей (в этом году, например, 34,2 миллиарда), все больше и больше детей едут отдыхать и «оздоровляться» (по данным Минздравсоцразвития, в этом году должно отдохнуть более 7 из примерно 15 миллионов живущих в России школьников). И цифры, и факты, и выступления чиновников всех рангов на многочисленных пресс-конференциях должны демонстрировать — уж что-что, а с детским отдыхом у нас все хорошо. Но гладко, как говорится, было на бумаге…

На деле количество организаций, занимающихся у нас детьми, объемы финансирования и благие намерения никак не повлияли на качество. Уже 8 июня на совещании в подмосковном лагере «Левково», на котором перед президентом прошел смотр-отчет программам детского отдыха, звучали тревожные нотки, скрытые за общим позитивом. Например, что из примерно 3 тысяч имеющихся в России детских лагерей 44% — это обычные школы, которые на летний период становятся лагерями дневного пребывания. Или когда директор подмосковного лагеря успела сказать, что выбор места детского отдыха во время тендера только по критерию цены «немножечко» неправилен. Или когда вице-премьер Александр Жуков обмолвился на тот счет, что количество вожатых начинает уменьшаться…

Самое страшное, что критерий оценки качества детского отдыха — жизнь, жизнь маленького человека, который зачастую еще не отдает отчета в своих действиях. А значит в ответе за эту жизнь мы. Но мы — это кто?

Система

Системы детского отдыха, и здесь надо согласиться с президентом, у нас нет. Есть лишь отдельные ее элементы. Так, все еще действуют лагеря, которые по случайному стечению обстоятельств выжили в лихие 90-е. Все они разные: одним благодаря конкурентоспособным флагманам советской экономики удалось удержаться на плаву без перепрофилирования, другим помогли власти, понимающие, что отсутствие детских лагерей может привести к протестам — как внизу, так и наверху, третьи только-только открылись. В итоге мы имеем всю палитру: от пятизвездочных хором, где детям преподают французский язык и прививают навыки верховой езды, до корпусов барачного типа с удобствами во дворе. Плюс детские образовательные лагеря за рубежом, которые также являются элементом системы российского детского отдыха, хотя и проходят по ведомству туризма.

Есть самоотверженная горстка туроператоров по детскому отдыху, компании, которые занимаются этим хлопотным, беспокойным, сезонным и далеко не самым прибыльным направлением. Их названия мало известны широкой публике, но благодаря их усилиям настоящие — не школьные — детские лагеря еще существуют, потому что именно через туроператоров они осуществляют большую часть своих продаж. Как правило, в этих компаниях работают люди, отдавшие детскому отдыху всю жизнь, зачастую занимающиеся им едва ли не по инерции, так как никакого ощутимого дохода эта деятельность не приносит.

Выделяются значительные бюджетные средства, которые при посредстве региональных администраций расходуются на организацию этого самого летнего отдыха. Если быть точным, то идут они на покупку путевок в лагеря, после чего эти путевки передают детям, очень часто из неполных и малообеспеченных семей.

Есть Роспотребнадзор, который следит за тем, чтобы лагеря соблюдали СанПиНы, и есть «Российские железные дороги», которые, являясь естественным монополистом, устанавливают свои правила перевозки детей.

Ну и, собственно, есть дети, родители, опекуны, а также менеджеры турагентств и туроператоров, профессиональные воспитатели, вожатые, тренеры, повара и музработники. Все эти люди, организации и учреждения существуют в правовом поле множества разрозненных документов, призванных регламентировать отношения участников процесса, если так можно именовать детский летний отдых. Что удивительно: российское законодательство, очень четко регламентирующее отдых взрослых, о детях вспоминает выборочно и не всегда.

Детский лагерь: при всем богатстве выбора…

Все дети одинаковые. Кто-то живет в Москве и любит отдыхать на море, а кому-то подавай горы и романтику дальних походов. Лагеря есть на любой вкус и кошелек, большинство их отвечает нормативам, применяемым в Евросоюзе (если лагерь находится в Европе, или, например, в Турции), или требованиям Минздрава и Роспотребнадзора (если лагерь находится в России).

Правда, бывают и исключения. К примеру, детский лагерь создается туроператором на базе отеля. Или хозяин гостиницы (пансионата, санатория) на своей территории делает «два в одном» — отдых для взрослых и детский лагерь. Если отель снимается под лагерь на лето целиком, это означает, что вся отельная инфраструктура работает только на детей — в этом случае «прелести» all inclusive вроде безграничного пива или местного вина до детей (и до вожатых, что тоже важно!) не доходят по определению. Однако случается, что отель (или все те же пансионат или санаторий) делят на этажи или корпуса: в одной части пляжа — взрослые туристы, в другой — как бы детский лагерь. Впрочем, рынок берет свое, и такие случаи постепенно уходят в прошлое.

Но не уходят в прошлое страны, в которых как о европейских, так и российских стандартах знают лишь понаслышке, например Египет или Тунис, Корея или Китай. Здесь свои правила и свои законы, очень не похожие на российские и европейские. Они не лучше и не хуже, они просто другие. И об этом нужно помнить, когда вы решите отправить своего ребенка за рубеж. Да и наши российские жесткие СанПиНы и другие требования зачастую не исполняются, о чем свидетельствуют проверки, которые в течение июня совершали сотрудники уполномоченного по правам ребенка в РФ Павла Астахова.

Еще один аспект, который надо учитывать при выборе детского лагеря: кто конкретно и как будет заниматься вашим ребенком. Допустим, вы сочетаете отдых и, например, обучение иностранным языкам (хотя помните, что все-таки лето — это каникулы, а обучение — это дополнительная нагрузка). Следовательно, вы можете быть спокойны только за первые четыре часа, во время которых проходят занятия. А что дальше?

Если в лагере нет программы, если дети предоставлены сами себе, а за каждый дополнительный чих (экскурсию) надо платить, а на это у вас денег не хватает, будьте уверены — дети найдут себе занятие, но не факт, что вы его одобрите.

Совсем беда, когда родители решают, что их чадо вполне самостоятельно, а те или иные страны (курортные зоны, гостиницы) славятся своим спокойствием, и в целях экономии делают все сами: сами покупают билет на самолет, сами бронируют отель и сами оплачивают обучение в летней школе. Экономия здесь, конечно, присутствует, но напрочь отсутствует юридическая ответственность кого бы то ни было за то, что происходит сразу после окончания уроков. Кто-то идет купаться, а кто-то, изучает конструктивные особенности гостиницы, например, перепрыгивая с одного балкона на другой, как это случилось 11 июля на Мальте.

Удивительно, но все объекты размещения — гостиницы, кемпинги, отели и пансионы — можно классифицировать, российские же детские лагеря такой классификации пока не подверглись. Если за рубежом еще как-то можно оценить, на базе какого отеля организован лагерь, то в России об этом пока можно только мечтать. Пока классификации у нас подлежат только отели, санатории и пляжи. Детские лагеря оказались за «звездной» чертой.

Отсутствие профессиональной классификации, которую, кстати, надо ежегодно подтверждать, привело к тому, что родители имеют крайне туманное представление о том, куда они отправляют своих детей. Ведь отсутствие классификации — это еще одна возможность для разного рода жуликов, которые на бумаге всегда смогут представить свои разваливающиеся от старости бараки в качестве отеля luxury-класса на Мальдивах. Очень хочется надеяться, что Ростуризм сможет классифицировать детские лагеря уже в самом ближайшем будущем.

Школа: ничего личного, только бизнес

В большинстве случаев зарубежные детские лагеря отвечают самым строгим стандартам. Это своего рода бренд, который питает сотрудников великого множества российских фирм и фирмочек, «курирующих» одну или сразу несколько школ и предлагающих доверчивым родителям учеников отдых и обучение в лучших европейских детских лагерях. Само собой, за приличное вознаграждение.

Невероятно, но когда отец или мать семейства решают купить что-либо важное и нужное для дома и семьи и отправляются за этим самым в магазин, то они готовы душу вынуть из продавца за правильное оформление гарантии и никогда в жизни не будут приобретать что-то неизвестное и непонятное. Когда же речь заходит о гораздо более важном, а именно о жизни и здоровье самого дорогого на свете ребенка, мы пускаемся в какие-то немыслимые и отчетливо пахнущие мелким криминалом действия.

«В школе собирали деньги на путевку для детей в Англию (Францию, Испанию). Надо сдать 250 евро сразу, а 1500 отдать ребенку, чтобы они могли отдать эти деньги представителю компании по прибытии». Как это знакомо всем, у кого дети учатся в школах с углубленным преподаванием иностранного языка. Всего два предложения, а что ни слово — то статья (незаконное предпринимательство). Ведь школы не имеют права: собирать деньги, тем более в валюте, продавать путевки и принимать наличные без ККМ или бланков строгой отчетности. И касается это и промышляющих «в школьном дворе» мелких фирмочек типа «Свиньин и сын», имеющих весьма общее представление о мере своей ответственности в случае, если там, в Англии, Испании или Франции, что-то произойдет.

Что такое ответственность оператора? Это адресные и достаточно большие средства, которые получают пострадавшие туристы при банкротстве или приостановке деятельности оператора. Если ваш ребенок уехал по путевке туроператора — всегда будут деньги для того, чтобы его вернуть. Правительство всегда будет заниматься такими туристами, так как они легальные, уехавшие по линии компании, деятельность которой хотя бы частично застрахована. Если ваш ребенок уехал по линии компании «Свиньин и сын» и с ним что-то случилось, все ваши проблемы будете решать вы лично и за свой счет. И виноваты в этом будете только вы.

Все еще помнят извержение вулкана в Исландии, на несколько дней закрывшее небо Европы для перелетов. В те дни в одной из островных европейских стран «стараниями» Эйяфьятлайокудля застряла группа детей с учителем. Из семей, где они жили, их выселили, так как приехали новые дети. На самолете не улететь, поезда и автобусы на материк не ходят. Ужас ситуации был еще в том, что компания-отправитель «позабыла» о страховке, свою деятельность осуществляла «на коленке» — то есть к туроператорству не имела никакого отношения, так как была турагентством и раскошеливаться на фингарантию не собиралась. Если принять логику представителей любой российской организации, призванной оказывать помощь в такой ситуации, — МЧС и Ростуризма, то выходит, что детей просто незаконно вывезли за рубеж и никто не несет за них никакой ответственности. На вопрос о договоре один из очень переживающих в тот момент родителей припомнил, что да, был какой-то договор, но мы его даже не читали…

Но вне системного правового поля работают не только школы и другие учреждения образования. Так, музыкальные школы и училища очень любят вывозить детей на многочисленные музыкальные фестивали, а спортивные школы делегируют своих воспитанников на разного рода турниры. Вне системы находятся региональные и городские организации, те самые, чьи представители бодро рапортует о предстоящих тысячах отдохнувших детей и миллиардах рублей, которые отпускаются им на это из государственной казны.

И до тех пор, пока деятельность школ по организации выездов детей в детские лагеря или обучающие центры не будет жестко и жестоко контролироваться Рособрнадзором и Ростуризмом, родители будут постоянно находиться в зоне риска, ведь рано или поздно такая поездка может закончиться бедой.

Деньги не пахнут

Воруют ли городские и региональные чиновники? Вполне себе риторический вопрос, ответ на который каждый родитель может без труда найти в Интернете. Стыдно ли воровать из детских карманов? Стыдно. Но только в первый раз. Воровать из карманов детей-инвалидов или детей из неблагополучных семей тоже нехорошо и некрасиво. Но ко всему можно привыкнуть. Тем паче что это можно представить не как кражу, а как «нецелевую трату бюджетных средств». Суть проблемы в том, что отсутствие профессиональной системы качественной организации детского отдыха создает условия для коррупции.

Когда мэр или губернатор говорит о том, что в этом году в регионе отдохнет столько-то тысяч детей и на это выделяется энная сумма, мы знаем, что мэр или губернатор не сам колесит по округе и выбирает лагеря, а поручает это своему заместителю, ответственному за социальную политику. Тот тоже не занимается этим вопросом лично, а организует тендеры. В тендерный комитет детские лагеря присылают свои заявки, в которых сообщается, что есть в лагере, какие условия, сколько детей он может принять и — главное — сколько стоит путевка.

В прошлые годы путевки в лагеря оплачивались из бюджета федерального Фонда социального страхования, в этом году регионы получили право выделять на них деньги из собственных налоговых поступлений. Схемы разные, но госзаказ остается госзаказом. Лагеря, в которых все хорошо, обычно заполняются на 100%. Лагеря, которые переживают трудности, участвуют в тендерах. Не важно, какую часть путевки оплачивает бюджет, важно то, что это в принципе происходит. Если лагерь называет низкую цену, то для большинства региональных администраций он является самым желанным партнером. Все просто: чем ниже цена, тем больше можно «охватить» детей. Из этой бюрократической аксиомы вытекает другая: если в чьих-то карманах прибыло, значит, где-то убыло. Низкая цена означает, что где-то убрали ставку вожатого, что-то не купили из продуктов, кому-то сократили рабочие часы… Где тонко, там и рвется. В случае с детским отдыхом такая экономия может стоить жизни ребенку.

При этом разнообразные ГУПы и АНО, осуществляющие как бы конкурсный отбор лагерей, заключающие договора с транспортными компаниями о доставке детей в эти лагеря, то есть осуществляющие все туроператорские функции, не попадают под действие российского законодательства о туризме. Предполагается, что государственным компаниям все это не нужно, они не разоряются и не банкротятся, следовательно, никто не должен их контролировать.

Федеральному центру впору задуматься о правилах проведения тендеров в регионах. Кто и каким образом подает заявки, каким обязательным условиям должны отвечать лагеря, желающие получить гарантированный госзаказ? Это ведь задача не из сферы высшей математики, и очень хочется надеяться, что об этом думают не только журналисты, но и те люди из 14 федеральных ведомств, которые «курируют» детский отдых.

Но обольщаться не стоит, ведь над тем, что бессистемно, очень выгодно и, как это ни странно, удобно осуществлять надзор. Под флагом защиты детского отдыха, а точнее — жизни и здоровья детей, Роспотребнадзор продолжает усиливать свои надзорные функции. По мнению большинства туроператоров, занимающихся детским отдыхом, буквальное их исполнение может привести уничтожению отрасли как таковой.

Некоторые правила другого элемента нашей системы — РЖД — базируются на инструкциях военных лет. В виду того, что РЖД и Роспотребнадзор сами себе хозяева, практически никому не подконтрольные, они вовсю «регулируют рынок» и внимательно надзирают за тем, чтобы их внутренние правила беспрекословно выполнялись. Наверное, стоит обратить внимание и на этих регуляторов-монополистов?!

Итого

Ровно два года назад, когда в одном из турецких отелей начались проблемы у детей, приехавших на отдых, системой организации детского отдыха занялся премьер-министр Владимир Путин. В пожарном порядке, в режиме «ручного управления» ситуацией, при помощи турецкого премьера Эрдогана тогда тот вопрос с теми детьми был решен. После чего в рамках Министерства спорта, туризма и молодежной политики, Министерства здравоохранения и социальной политики, Федерального агентства по туризму начали функционировать рабочие группы и комитеты, задача которых была определена премьером очень просто — построить Систему. Прошло два года. На наш взгляд, ситуация в целом не изменилась, а чрезвычайные происшествия в детских лагерях в России и за рубежом участились.

Юрий Римашевский

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора