Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 июля 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Невесомость меняет «земные» навыки человека, рассказал командир МКС

МОСКВА, 14 июл — РИА Новости, Александр Ковалев. Жизнь в невесомости заставляет человека менять навыки, полученные на Земле, и налагает отпечаток на все его действия на орбите, рассказал командир Международной космической станции (МКС) Александр Скворцов РИА Новости.

Вопросы космонавту были отправлены в рамках акции «Почтовый ящик МКС» при содействии пресс-служб Роскосмоса и Мемориального музея космонавтики на ВВЦ.

«Природой нам дано ходить, а тут ты летаешь. Невесомость налагает отпечаток на все действия. Отработать такое на Земле можно только в водной среде. Хотя даже там невозможно предусмотреть всего. Приучиться не ставить, не класть, а все привязывать или пристегивать — это тоже своего рода работа. Обратите внимание, насколько часто на Земле мы, совершенно бездумно, откладываем в сторону тот или иной предмет. В невесомости предмет улетит, поэтому приходится постоянно держать под контролем самого себя, чтобы изменить навыки, к которым приучила гравитация», — поделился Скворцов своими ощущениями.

Его коллега — российский космонавт Максим Сураев, полгода отработавший на МКС, полагает, что способность человека хорошо переносить перегрузки во время космического полета зависит не от интенсивности тренировок, а от индивидуальных возможностей вестибулярного аппарата, которые задаются от рождения.

«Тренировать свой вестибулярный аппарат можно и нужно, однако не всем это удается, в силу индивидуальных особенностей организма. Например, космический турист Ги Лалиберте, с которым мы вместе летали на МКС, на Земле проходил тренировки на специальном вращающемся стуле. Тренировали бедного, тренировали, практически каждый день, и уколы делали, которые притупляли ощущения вестибулярного аппарата, и все равно более нескольких минут он высидеть в кресле не мог: его тошнило», — рассказал космонавт корреспонденту РИА Новости после возвращения из полета.

«Мне перед запуском на Байконуре выдали связку таблеток и заряженных шприцев с просьбой: как полетите, ты Лалиберте сразу укол делай, и пусть отдыхает, потому что ему будет плохо, и он, извините за выражение, вам весь корабль “уделает”, — сообщил Сураев.

Владелец цирка “Cirque du Soleil” Лалиберте побывал на МКС осенью 2009 года как космический турист. Лалиберте провел на Международной космической станции около 11 суток, включая перелет на станцию, пребывание на ней и возвращение на Землю 11 октября в спускаемой капсуле “Союза” вместе с россиянином Геннадием Падалкой и американцем Майклом Барраттом, работавшим на МКС с марта 2009 года.

Вместе с тем, по словам Сураева, на орбите Лалиберте настолько хорошо адаптировался к невесомости, что все свободное время проводил у иллюминатора, фотографируя и просто наблюдая за красотами Земли из космоса.

“Когда мы прилетели на станцию, случилось чудо: Лалиберте просто не отходил от иллюминатора, и даже какого-то намека на то, что ему плохо, не было. Отсюда вывод: если человеку во время вращения на стуле во время предполетных тренировок и полета на „Союзе“ было нехорошо, вовсе не означает, что ему также плохо будет на орбите, и наоборот: я знаю многих космонавтов, которые прекрасно переносили перегрузки на Земле, а по прилету на МКС их вестибулярный аппарат давал сбои. Отчего это зависит, я не знаю, просто у каждого свои индивидуальные особенности организма”, — заключил Максим Сураев.