Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты

В марте основатель Carbon Джо ДеСимон и новый гендиректор стартапа Эллен Куллман всерьез задумались о том, как использование их уникальных технологий может способствовать удовлетворению высокого спроса на медицинские изделия в разгар пандемии. В новостях сообщалось об острой нехватке всего необходимого — от аппаратов искусственной вентиляции легких до медицинских масок. Поэтому они обсудили, как именно Carbon сможет восполнить дефицит с помощью 3D-печати.

ДеСимон и Куллман пришли к выводу, что их «единорог» может сосредоточиться на производстве медицинских средств индивидуальной защиты и тампонов для забора биоматериала. За выходные дизайнеры Carbon спроектировали защитные экраны для лица в сотрудничестве с компанией Verily. Verily — это биомедицинское подразделение Alphabet, которое недавно запустило сайт Project Baseline, где пользователи с помощью опроса могут проверить, стоит ли им пройти тест на коронавирусную инфекцию.

«Вакцина будет к началу 2021 года»: интервью с иммунологом, который прямо сейчас создает прививку от COVID-19.

Команда Carbon произвела партию опытных образцов защитных экранов на 3D-принтере и отправила их на тестирование в больницу при Стэнфордском университете и в медицинские центры страховой компании Kaiser Permanente. Одновременно с этим дизайнеры приступили к работе над специальными тампонами для забора биоматериала из носа и ротоглотки, которых также не хватает в медицинских учреждениях. Считается, что именно из-за нехватки подобных зонд-тампонов в США проводится недостаточное количество тестов на COVID-19.

Carbon уже начал рассылать защитные экраны в больницы по всей стране. Регуляторы выдали им разрешение на серийное производство этой продукции. Carbon смог избежать бюрократической волокиты с подачей документов в управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), поскольку защитные экраны для лица признали изделием медицинского назначения 1-го класса. ДеСимон и Куллман надеются, что их компания вскоре также сможет начать поставки зонд-тампонов для забора биоматериала. Пока что они отказались назвать точные временные рамки.

«Мы отчаянно пытаемся принять экстренные меры», — рассказывает 55-летний ДеСимон. Ранее преподавал он в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл, а в 2013 году создал Carbon, штаб-квартира которой находится в калифорнийском Редвуд-Сити. Когда власти штата ввели строгий карантин, все сотрудники Carbon перешли на удаленную работу. Сам ДеСимон продолжает ездить на производство, чтобы контролировать работу промышленных 3D-принтеров. На случай, если его задержат полицейские, он носит с собой справку о том, что ему разрешено покидать дом. «Мне кажется, что это действительно великий момент для Carbon. Наша страна нуждается в нас», — считает ДеСимон.

Создатель пылесосов Dyson будет производить аппараты вентиляции легких.

По мере распространения пандемии коронавируса и обострения дефицита всех видов медицинских изделий свой вклад в общее дело начали вносить и крупные корпорации, и небольшие компании. На днях Ford объявил о начале сотрудничества с производителем медицинской аппаратуры GE Healthcare и производителем расходных материалов 3M. Партнерство поможет компаниям расширить производство аппаратов искусственной вентиляции легких.

Но прежде всего для компаний, специализирующихся на промышленной 3D-печати, мировой кризис здравоохранения может стать звездным часом. Последние годы эта индустрия пользовалась повышенным вниманием, но именно сейчас настал идеальный момент, чтобы показать общественности, на что способны промышленные 3D-принтеры. С помощью технологий 3D-печати можно производить продукцию в нескольких местах одновременно. Кроме того, современные технологии позволяют переходить от проектирования к производству буквально за один день. Можно сказать, что промышленная 3D-печать в некотором смысле даже предназначена для подобных кризисных ситуаций.

Экономика военного времени. Как пандемия 2020 года изменит мир.

Сотни компаний сейчас могут объединить свои усилия в борьбе против коронавируса, говорит эксперт по 3D-печати Терри Уолерс. По его оценкам, в США насчитывается около 47 000 промышленных 3D-принтеров. Многие из них, если не большинство, можно использованы для борьбы с COVID-19, поскольку сейчас аэрокосмические компании, автопроизводители и другие производственные предприятия, которые обычно используют 3D-принтеры, либо сократили объем работы, либо и вовсе приостановили производство. «Множество 3D-принтеров простаивают без дела, а ведь с их помощью можно было бы печатать опытные образцы или конечную продукцию. Все это оборудование можно использовать для производства», — говорит Уолерс.

HP, Formlabs, Desktop Metal, Stratasys и другие компании делают все возможное, чтобы с помощью технологий 3D-печати приблизить окончание кризиса здравоохранения в США. В частности, HP разработала и напечатала на 3D-принтерах приспособления, которые помогут замедлить распространение инфекции. Речь, к примеру, идет о специальных насадках, с помощью которых двери можно будет открывать, не касаясь дверных ручек.

Кроме того, HP начала производство защитных экранов для лица и креплений для медицинских масок. Компания также работает над созданием упрощенных версий аппаратов искусственной вентиляции легких, с помощью которых можно было бы помочь пациентам в тяжелом состоянии. Благодаря наличию производственных мощностей по всему миру, сотрудники могут разработать необходимое изделие в одном месте и затем разослать файл с его 3D-моделью для дальнейшего производства изделия где-либо еще. Например, защитные экраны, спроектированные в Чехии, можно будет производить в других странах, которые сильно пострадали от пандемии коронавируса.

Два региона Италии выбрали разные способы борьбы с коронавирусом. Одному удалось сдержать эпидемию.

«Достоинство 3D-печати заключается в том, что благодаря этой технологии мы можем в течение нескольких недель перейти от проектирования к производству. Мы уже поставили в больницы тысячи изделий, напечатанных на 3D-принтере», — рассказывает по телфону из Барселоны Рамон Пастор, исполняющий обязанности президента подразделения 3D-печати и цифрового производства в HP.

Carbon — всего лишь одна из множества компаний на рынке 3D-печати, которая решила начать производство столь необходимых медицинских изделий. Тем не менее, на нее стоит обратить внимание. С момента основания в 2013 году Carbon считается одной из самых успешных компаний среди нового поколения стартапов, специализирующихся на 3D-печати. Carbon привлек $680 млн от инвесторов вроде Sequoia Capital, Madrone Capital Partners и Baillie Gifford. Они оценили компанию в $2,4 млрд.

Свободу печати: в компании Carbon изобретают новый способ производства вещей.

Основатель Carbon Джо ДеСимон — химик и изобретатель-самоучка, а гендиректор Эллен Куллман — весьма авторитетный управленец. До перехода в Carbon в ноябре прошлого года 64-летняя Куллман была генеральным директором химической компании DuPont. У нее есть большой опыт работы с глобальными цепочками поставок.

«Даже в мечтах не мог представить такой рост»: какой бизнес бурно развивается во время пандемии.

Carbon наиболее известен благодаря своему партнерству с Adidas. Ее уникальная технология 3D-печати под названием Digital Light Synthesis используется при производстве промежуточной подошвы кроссовок Adidas из легкого и термопластичного эластомера. Подобную подошву с необычной решетчатой структурой можно произвести только с помощью 3D-печати. Carbon также сотрудничает с поставщиком спортивного снаряжения Riddell и делает на заказ шлемы для американского футбола.

В партнерстве с поставщиком стоматологического оборудования Dentsply Serona компания запустила производство элайнеров и съемных зубных протезов, а совместно с холдингом Johnson&Johnson — производство биорассасывающихся полимеров, которые широко используются в хирургии. В настоящее время в эксплуатации находится примерно тысяча 3D-принтеров Carbon.

По словам ДеСимона, для создания нового защитного экрана для лица дизайнеры Carbon использовали три различных фотополимера, один из которых используется при производстве подошвы кроссовок Adidas, а другой — при производстве элайнеров и зубных протезов. По мнению предпринимателя, благодаря наличию трех доступных моделей защитных экранов и использованию трех различных фотополимеров большее число клиентов компании, которые уже закупили 3D-принтеры, смогут начать массовое производство защитных экранов для лица. «Процесс производства достаточно легкий. Защитные экраны можно изготовлять из нескольких фотополимеров. Сейчас это настоящий предмет первой необходимости», — рассказывает ДеСимон.

Как предприниматель из России помогает печатать на 3D-принтерах детали для Boeing, SpaceX и BMW.

23 марта ДеСимон провел вебинар для более чем 300 клиентов и партнеров со всего мира. Компания объявила о намерении разместить в свободном доступе на своем сайте файл 3D-модели защитного экрана для лица, чтобы любой желающий (в том числе и конкурирующие компании) мог получить к нему доступ. Поскольку поставки защитных экранов для лица не регулируются государственными органами, руководство Carbon считает, что компания уже на этой неделе сможет поставить 300 защитных экранов для лица в больницы. В ближайшие недели количество поставок резко возрастет.

На первый взгляд кажется, что производство тампонов для забора биоматериала из носа и ротоглотки — довольно-таки легкий процесс. Тем не менее, дизайнеры Carbon долго трудились над созданием опытных образцов. В течение трех дней они тестировали семь прототипов зонд-тампонов для забора биоматериала с разной решетчатой структурой, характерной для 3D-печати.

Компания быстро провела проверку своих прототипов с помощью медицинского центра при Стэнфордском университете, медицинского центра Beth Israel Deaconess при Гарвардской медицинской школе и медицинского исследовательского центра Chan Zuckerberg Biohub, который был основан при поддержке Марка Цукерберга и его жены Присциллы Чан. За выходные Carbon направил опытные образцы тампонов для забора биоматериала из носа и ротоглотки своим партнерам для тестирования. «Работа в удаленном режиме оказалась самой сложной частью. Ведь все мы сидим дома, потому что у нас в штате введен карантин», — говорит Куллман.

«Дай Бог выжить»: как коронавирус отразился на жизни и бизнесе российских миллиардеров.

По словам ДеСимона, лучшие опытные образцы зонд-тампонов прошли тестирование на эффективность в Стэнфордском университете. Кроме того, забор биоматериала не доставлял дискомфорта пациентам. Все это позволило опытным образцам получить одобрение FDA. Вечером 24 марта было принято решение о создании еще одного нового прототипа — теперь уже на основе двух лучших опытных образцов из тех семи, которые изначально были спроектированы дизайнерами Carbon.

Carbon достаточно легко удалось получить разрешение регулятора, поскольку при производстве зонд-тампонов стартап использует уже давно одобренные фотополимеры — они также используются для производства элайнеров. Кроме того, один из партнеров Carbon по производственной сети уже получил необходимое разрешение на поставки подобных изделий медицинского назначения.

Далее руководству компании необходимо будет понять, как можно быстро поставлять зонд-тампоны для забора биоматериала туда, где они больше всего нужны. «Как только мы выстроим цепочку поставок, мы быстро наладим весь остальной процесс. Поставки зонд-тампонов регулируются государственными органами, поэтому мы понимаем, что нам сперва нужно получить одобрение от соответствующих инстанций», — подчеркивает Куллман.

10 стартапов, за которыми нужно следить в 2020 году. Выбор Forbes «Кухня на районе».

Основанный выходцами из «Рокетбанка» Алексеем Колесниковым, Олегом Козыревым, Кириллом Родиным и присоединившимся к ним сооснователем агрегатора «ЕдаСюда» Антоном Лозиным сервис конкурирует с, казалось бы, непобедимыми гигантами рынка доставки — «Яндекс. Едой» и Delivery Club от Mail.ru Group и Сбербанка. «Кухня на районе» запустилась в Москве в 2017 году по модели dark kitchen — открывала цеха готовки без ресторанных залов, ориентируясь исключительно на доставку блюд собственного приготовления в соседние дома в радиусе 2 км.

Благодаря тому, что кухни разбросаны по разным районам, а курьеры передвигаются только пешком или на велосипедах, время доставки составляет всего 15−30 минут (в среднем быстрее, чем у агрегаторов). Это позволило стартапу отказаться от издержек на содержание залов, снизить розничные цены и одновременно увеличить маржинальность. Сегодня у «Кухни» есть «фудреактор» — центральное производство полуфабрикатов, которые расходятся по всем кухням сети, а также собственная служба доставки, приложение для клиентов и отдельный софт, в том числе алгоритмы прогнозирования спроса, которые позволяют постоянно ротировать меню. Все это, по словам основателей, отличает их сервис от стандартных dark kitchen.

Модель, по которой работает «Кухня», привлекает именитых инвесторов. В сервис вложились совладелец застройщика ПИК Сергей Гордеев и совладелец группы компаний Qiwi Сергей Солонин. Совокупные инвестиции составляют несколько миллионов долларов. «Кухне» уже удалось вывести в операционный плюс три своих точки, следующая глобальная цель — вывести стартап за рубеж (например, в Лондон и Берлин), а затем побороться за статус «единорога» — компании с оценкой от $1 млрд.

Узнать подробнее:

Темная сторона кухни: как основатели Рокетбанка построили бизнес на 800 млн рублей, доставляя еду в соседние дома.

«Либо/Либо».

В июне 2019 года бывший руководитель отдела подкастов издания «Медуза» Лика Кремер в партнерстве с коллегой, автором детских книг и основательницей стартапа по подбору бэбиситеров Kidsout Екатериной Кронгауз и экс-журналистом «Сноба», «Дождя» и других СМИ Андреем Борзенко запустили собственную студию подкастов «Либо/Либо». Студия записывает как собственные подкасты («Либо выйдет, либо нет» об истории запуска «Либо/Либо», «История русского секса» о сексуальных привычках разных поколений, «Так вышло» об этических казусах), так и производит их на заказ.

Команда стартапа вовремя почувствовала всплеск массового интереса к подкастам как новому жанру просветительски-развлекательного контента: в России за последний год запустились десятки аудиоформатов, которые делают и крупные компании (Альфа-банк, «МегаФон», «Яндекс» и др.), и энтузиасты-одиночки. Монетизируются подкасты, как и любой другой медиабизнес, за счет рекламы, партнерских проектов, краудфандинга или платной подписки.

На нишу начали обращать внимание инвесторы: в «Либо/Либо» вложился Лев Левиев, сооснователь «ВКонтакте» и владелец фонда LVL1, в портфеле которого уже были такие медиа, как порталы TJournal и vc.ru, платформа для зацикленных видеороликов Coub, а также сервис бронирования туров Ostrovok.ru и медицинский сервис BestDoctor. Сумма вложений и условия сделки со студией Кремер и Кронгауз не разглашаются.

Несмотря на быстрое развитие, в России рынок подкастов пока выглядит диким: нет ни реальной статистики по количеству прослушиваний, ни сформировавшихся лидеров. Зато, судя по уровню развития этой сферы в США, есть отличные перспективы — в 2018 году американские компании потратили на рекламу в подкастах $479 млн. Если верить прогнозам, по итогам 2019 года показатель приблизится к отметке $680 млн, а в 2021-м — превысит заветную планку в $1 млрд.

«Алгоритмика».

Крупнейшую по количеству учеников российскую школу программирования для детей в 2016 году создал бывший консультант McKinsey Андрей Лобанов. За три с лишним года работы «Алгоритмика» вышла за пределы страны и сегодня работает в 200 городах мира. Франчайзинговые отделения существуют в Австралии, США, Мексике, Эквадоре, Индии, Китае и пр. — всего в порядке 20 стран.

Выпускник мехмата МГУ Лобанов ничего не смыслил в программировании, но видел в трансформации школьного образования большие перспективы. Он набрал команду специалистов, вложил 3 млн рублей собственных накоплений и привлек еще 15 млн рублей от нескольких бизнес-ангелов. Идея была в том, чтобы принести в школы альтернативные — увлекательные и применимые на практике — занятия по информатике. В основу программы лег принцип геймификации: ребенок не просто изучает двоичный код, а выполняет задачу по заселению Марса или спасению Земли.

У компании есть собственная школа в Москве, франшиза с правом использовать IT-платформу и бренд «Алгоритмики», а также SaaS-модель, по которой школы и центры дополнительного образования берут систему «в аренду». Заниматься с «Алгоритмикой» могут дети от 5 до 17 лет — прямо на уроке в школе или с домашнего компьютера. Оценивает успешность прохождения курса преподаватель, у которого есть доступ к аналитике и методическим материалам.

Осенью 2019 года совладельцем «Алгоритмики» стал холдинг Mail.ru Group, купивший 11,7% компании (сумма сделки не разглашается). Для Mail это не первая инвестиция в сферу образования: у компании уже есть доли в образовательных сервисах GeekBrains и Skillbox. «Дело даже не в умении писать код — это не главное. Программирование учит системному мышлению, логике и полному спектру цифровых навыков. Все это станет прекрасной базой для любой профессии XXI века, какую бы ни выбрал ребенок» — считает Лобанов.

Узнать подробнее:

Детский код. Как с пеленок учат понимать логику компьютера.

Winstrike.

Киберспортивный холдинг Winstrike был создан в 2017 году бывшим маркетологом и руководителем портала Cyber.Sports.ru Ярославом Комковым и его партнерами-инвесторами. Компания с ходу стала одним из самых заметных игроков рынка.

Помимо изначальных инвестиций сооснователей компании, в 2018 году в холдинг вкладывался фонд FunCubator. В Winstrike фонд инвестировал $1,5 млн.

Winstrike не только управляет составами по нескольким ведущим киберспортивным дисциплинам (Dota 2, CS: GO и др.), но и всерьез занимается киберспортивным маркетингом, причем не только в собственных интересах (например, именно Winstrike продает спонсорские интеграции знаменитой украинской команды Na’Vi в России), а также претендует на заметную роль в сегменте организации турниров. В 2019-м в Москве благодаря Winstrike впервые состоялся турнир серии BLAST Pro Series по CS: GO с призовым фондом $250 000. Его спонсорами стали компании масштаба Toyota и Samsung.

В 2019-м, по словам Комкова, компания также провела крупнейший на постсоветском пространстве трансфер: капитан состава Winstrike по «контре» Кирилл Boombl4 Михайлов перешел в Na’Vi за «несколько сотен тысяч долларов».

Узнать подробнее:

15 самых влиятельных лиц киберспорта. Рейтинг Forbes.

SHU.

История основателя бренда одежды SHU Андрея Кравцова похожа на кино об идеальном стартапе. Предприниматель родился и вырос в Североуральске — небольшом городке в 450 км от Екатеринбурга. После школы переехал сначала в столицу Урала, а потом Санкт-Петербург в погоне за мечтой — стать рок-музыкантом. Но мечте не суждено было сбыться: волею судеб Кравцов начал работать на заводе Hyundai в Сестрорецке.

Однажды по дороге на работу ему пришла в голову идея желтого непромокаемого плаща — в противовес серой петербургской погоде. Этот момент и стал поворотным. В комиссионном магазине будущий стартапер раздобыл подержанную швейную машинку за 2900 рублей и сел шить. Учился на собственных ошибках: распарывал готовые вещи и смотрел, как они сделаны. Первыми покупателями стали коллеги по цеху.

Как-то раз за недельный отпуск Кравцов заработал больше, чем за месяц на заводе, и понял: пора увольняться. Он арендовал небольшое помещение и стал шить. В день удавалось произвести 1−2 плаща, всю работу выполнял полностью сам. Сарафанное радио и необычная концепция технологичной яркой одежды привели в SHU клиентов. Когда Кравцов перестал справляться с валом заказов, он отправился в Китай — налаживать связи с фабриками. Процесс отнял 2,5 года и много нервов, зато позволил сделать бизнес глобальным.

Сегодня у SHU две штаб-квартиры в Москве и Гуанчжоу. В 2019-м команда SHU открыла флагманский магазин на Невском проспекте. На открытии Кравцов делился успехами: контракты с дистрибьюторами из Скандинавии, Италии, Германии, Южной Кореи и Японии, одежда в 100 мультибрендовых магазинах по всему миру. Кроме того, магазины SHU открылись в Милане и Берлине — иностранцам, несмотря на отсутствие серой петербургской осени, желтые плащи тоже пришлись по вкусу.

Owlcat Games.

Московская студия разработки видеоигр была основана в 2016 году опытной командой — сотрудники Owlcat ранее работали, например, в студии Nival и участвовали в разработке таких блокбастеров, как «Аллоды Онлайн», «Проклятые земли», Heroes of Might and Magic V и Silent Storm.

Первый проект молодой студии оказался основан на франшизе Paizo Publishing — Pathfinder (серия настольных игр, похожих по правилам на Dungeons&Dragons). Средства на разработку привлекли от инвесторов, среди которых контролировавшая на тот момент Owlcat структура холдинга Mail.ru Group — My.com, а также посредством краудфандинга. В совокупности пользователи тогда пожертвовали на проект более $900 000. Правда, как рассказывал глава Owlcat Олег Шпильчевский, на разработку полноценной игры суммы все равно не хватило — поход к инвесторам был неизбежен.

На выходе получилась хитовая игра Pathfinder: Kingmaker. К разработке привлекли даже знаменитого геймдизайнера Криса Авеллона, участвовавшего в разработке серии Fallout. Один только лексикон героев превысил миллион слов. Релиз состоялся осенью 2018-го.

Owlcat не раскрывает данных о продажах. По данным сервиса SteamSpy, владельцами цифровых копий Patfinder: Kingmaker могут быть от 200 000 до 500 000 пользователей. Вместе с другим проектом (Dakar 18) Kingmaker помог издателю Deep Silver выручить $27,6 млн в ноябре 2018-го.

Новый проект Owlcat — продолжение первой игры. К моменту анонса студия успела отделиться от My.com и переехать из Москвы на Кипр. С «дочкой» Mail.ru Group компания сохранила партнерские отношения. My.com даже вложилась в новую игру уже как сторонний инвестор. Также среди инвесторов проекта — Gem Capital. Всего Owlcat удалось привлечь.

Подпишитесь на нас