Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 июля 2010, источник: Фонтанка

Битва волонтеров

В Питере много лет работает общественная благотворительная организация «Перспективы», которая помогает павловскому дому-интернату № 4 и другим учреждениям. Но в последнее время в павловском доме-интернате № 4 сложилась странная, невозможная ситуация. Директор интерната Галина Племянникова фактически выживает волонтеров из учреждения.

В Питере много лет работает общественная благотворительная организация «Перспективы», которую создала еще в 1990-х годах немецкая баронесса Маргарете фон дер Борх. Божьим промыслом занесенная в Павловск, в специализированный дом-интернат № 4, и увидев, в каких условиях живут дети с тяжелой инвалидностью, цивилизованная европейка пришла в такой ужас, что полностью посвятила им свою жизнь. Ее примеру потом последовали еще несколько сотен человек из России, Германии, Польши. Одни ищут спонсоров, другие идут в детские дома. Сейчас «Перспективы» опекают не только детский интернат в Павловске, но и взрослый интернат в Петергофе, куда после совершеннолетия переводят детей. Ни один ребенок не остается один. И это, пожалуй, самое главное, что можно для них сделать.

Но в последнее время в павловском доме-интернате № 4 сложилась странная, невозможная ситуация. Директор интерната Галина Племянникова фактически выживает волонтеров из учреждения, прямым текстом говоря руководству «Перспектив», что не потерпит нарушения вертикали власти!

Остановили конвейер детских смертей

Мы намеренно не называем имена воспитателей, психологов и волонтеров, которые работают в этом доме-интернате. Им здесь и дальше работать, несмотря ни на какие козни администрации. Уйти — значит обречь на дальнейшие муки и без того несчастных детей.

В 1990-е здесь была настоящая «фабрика смерти». Статистика тех лет выдает чудовищные цифры — из 150 детей, находившихся в одном только 4-м корпусе, каждый год умирало 56… (Смертности не избежать и сейчас — дети поступают из «большого мира» с жесточайшими патологиями. Но сегодня этот сплошной похоронный поток удалось остановить. Умирает 6 — 7 человек в год).

Тогда-то в Павловске и появилась баронесса фон дер Борх. В первые годы она работала в Петербурге только с немецкими специалистами — разрабатывали методики реабилитации, привлекали мировой опыт. Потом уже подтянулись и петербуржцы. В том числе и профессиональный психолог Мария Островская, возглавляющая сейчас питерские «Перспективы».

Результаты работы были потрясающие — лежачие дети, которые считались безнадежными, вставали на ноги, начинали говорить. В 2005 году баронесса получила петербургскую премию — знак гражданского мужества «Настоящий герой». Общественное признание, поддержка губернатора Валентины Матвиенко привлекли в «Перспективы» новых благотворителей.

Система финансирования была разработана баронессой с истинно немецкой дотошностью. Понимая, что «живые» деньги давать чиновникам ни в коем случае нельзя, немка решила пускать собранные деньги не на счет дома-интерната, а на конкретные, совершенно овеществленные дела — закупку медицинского оборудования, лекарств, одежды, колясок, оплату услуг профессиональных психологов, врачей, воспитателей, социальных работников.

Деньги собирают по всему миру. Сначала работа «Перспектив» финансировалась исключительно из пожертвований немецких спонсоров. А десять лет назад в организации появились и первые русские благотворители. Ежегодный благотворительный фонд «Перспектив» сегодня составляет уже один миллион евро.
- Мы в прошлом году праздновали нашу маленькую победу: 51 процент вложений составляли именно деньги от русских благотворителей, — улыбается Мария Островская, директор питерских «Перспектив».

Пустят только за деньги?

Галина Племянникова была назначена директором дома-интерната № 4 чуть больше трех лет назад. До этого она трудилась начмедом в одной из городских туберкулезных больниц.
- Поначалу мы восприняли ее приход с большим воодушевлением, — рассказывает Мария Островская, директор питерских «Перспектив». — Нам казалось, что человек со стороны сильнее проникнется судьбами детей. Мы свозили ее в Германию, где показали, как работают аналогичные интернаты, какие применяются методики реабилитации. Какое-то время мы находили с Галиной Ивановной общий язык. А потом что-то изменилось. Можно только предполагать, почему Племянникова неожиданно начала наводить бюрократический порядок на «вверенной ей территории».

- Возможно, это желание избавиться от гражданского контроля в лице волонтеров и сотрудников независимой общественной организации, — размышляет Мария Островская.

- Cуществует нехватка лекарств по целым позициям, а нам говорят, что все нормально, — утверждает бизнесмен Дмитрий Чудинов, глава попечительского совета благотворительной организации «Перспективы». — Штат сотрудников укомплектован всего на 48 процентов! Блокирована работа еще двух благотворительных организаций — «Шаг навстречу» и «Подорожник».

С большим трудом «Перспективам» удалось продлить договор о благотворительной деятельности с администрацией интерната. Только после вмешательства комитета по социальной политике директор Племянникова подписала документ — правда, всего на три года, а не на пять лет, как это было раньше. Казалось бы, какой-то паритет найден.

В то же время заместитель председателя комитета господин Любимов в официальном письме на имя Марии Островской пишет, что «учреждения вправе принять благотворительную помощь в виде целевых денежных поступлений и также вправе отказаться от услуг волонтеров». Этот циничный чиновничий пассаж можно истолковать так: не будете давать денег, не пустим к детям. Очевидно, директору дано негласное добро на все ее действия в отношении благотворительной организации. Идею баронессы Маргарете фон дер Борх об исключении всех коррупционных соблазнов из системы финансирования детей, похоже, хотят похоронить.

- Я и мои друзья желаем помочь детям, которые лишены любви и заботы, — говорит Дмитрий Чудинов, глава попечительского совета. — Хотим помогать и финансово, и физически. Но администрация дома-интерната ставит нам препятствия. Нам уже говорят, что с удовольствием примут от нас деньги, но вместе с тем директор не хочет принимать моего аудитора, проверяющего, как расходуются для детей эти средства….

Все под подозрением

Все, что строилось много лет, вдруг в одночасье начало рассыпаться. В интернате уже закрыто несколько реабилитационных программ. Дорогую аппаратуру для сенсорных занятий (например, ароматную «песочницу» — специальный столик для слабовидящих детей, наполненный молотым кофе и подсвеченный изнутри) разобрали и вывезли на склад. В «цирковой» комнате, где дети играют со звучащими игрушками и сыпучими материалами, зачем-то поставили школьные парты и стулья, на которых больные дети в принципе сидеть не могут! Бессмысленно занята часть комнаты. Но видимость «оказания образовательных услуг» создана. Директору интерната будет что показать комиссии.

Еще одна важная потеря — комната социально-бытовой адаптации. Здесь детей знакомили с миром, где чистят картошку и заваривают в чайнике чай. Для детей это настоящий космос. Но директор интерната Галина Племянникова в этих занятиях разглядела «чрезвычайное происшествие» и отстранила сотрудника от работы. «Кто разрешил пользоваться неизвестно где приобретенными продуктами, кормить детей сырой картошкой (по разъяснению вашего работника — для знакомства со вкусом сырого картофеля)?» — негодует она в письме на имя Марии Островской, директора питерских «Перспектив».

А с недавних пор в ход была пущена «популярная» страшилка о педагогах-растлителях. Директора интерната стало сильно смущать то, что волонтеры (в основном молодые девушки) лежат с детьми на матах — то, что многие малыши не то что стоять, сидеть толком не могут, она как будто не знает. В июне Племянникова заподозрила одного волонтера в «неграмотном педагогическом воздействии» на одного из детей. Мальчик вылепил из пластилина некую фигуру, в которой директор разглядела… мужские половые органы. Племянникова тут же запретила волонтерам заниматься с детьми. А что будет, если директор, например, «застукает» волонтера, обнимающего ребенка? Обвинение в педофилии? Сотрудники «Перспективы» опасаются провокаций.

- У нас существует строгий отбор волонтеров, — рассказывает Мария Островская. — Обязательно проводим собеседование, потом два месяца испытательного срока. Волонтер работает год, после чего ему на смену приходит другой. Такие правила. Но Галина Ивановна отказалась принять волонтерами людей, имеющих высшее образование. Подтекст такой: а какой им интерес заниматься с больными детьми? (По этой логике выходит, что образованный человек идет в волонтеры, только движимый низкими инстинктами, другой мотивации у него быть не может. — Прим. авт.) Другой девушке она отказала под тем предлогом, что та «живет сегодняшним днем».

Волонтеры и сотрудники «Перспектив» находятся сегодня на полулегальном положении. За ворота пускают только по пропускам — при наличии санитарных книжек и прививочных сертификатов. Против них никто бы и не возражал, если бы ограничилось только этим. Множество приказов — устных и письменных — ставят препоны в работе волонтеров и специалистов.

Галина Племянникова, директор дома-интерната № 4, сначала наотрез отказалась озвучивать свою позицию в конфликте с благотворительной организацией. «Пусть это сделает кто-нибудь другой», — попросила она. Но потом официальный комментарий у нее все-таки созрел. Правда, понять из него можно только одно: интернат — закрытое учреждение, в которое посторонним вход заказан.

Благотворительные организации могут работать в детском доме, поскольку государство пока еще не может обеспечить должного человеческого сопровождения наших детей. Но благотворительные организации должны понимать, что они работают в государственном учреждении, и поэтому должны выполнять все правила и нормы, — заявила она.

Ирина Молчанова,
материал также можно прочитать в газете «Ваш тайный советник» от 19 июля 2010 года