Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты
День в истории: 10 июляПринятие генплана реконструкции Москвы, первый день обороны Ленинграда и другие памятные даты и события, которые произошли 10 июля в разные годы
Источник: Известия

В Оренбургской области проводится проверка по факту изъятия четырех детей из многодетной семьи. Формальным поводом послужило то, что семья проживает в аварийном доме. Однако незадолго до изъятия отец детей обратился за помощью к местным властям и, не получив ее, записал обращение к президенту. Случай, произошедший в поселке Тюльпанный Оренбургской области, лишь один из череды резонансных изъятий детей из малообеспеченных семей, произошедших в этом году.

Почему лишившиеся доходов родители стали легкой мишенью для опеки — разбирались «Известия».

Мама в наручниках

Видеоролик изъятия детей из семьи, снятый на установленную в квартире камеру, моментально разошелся по Сети: мать держит младшего на руках и отказывается отдавать своих детей сотрудникам опеки. До последнего момента она пытается противостоять решению об изъятии малышей из семьи, однако полицейские заламывают ей руки и забирают младенца. После этого женщину заковывают в наручники. Происходящее сопровождается криками и нецензурной бранью.

За несколько дней до случившегося местные чиновники угрожали семье изъятием детей в случае, если они не покинут аварийный дом. Нового жилья многодетной семье никто не предлагал. В областном правительстве утверждают, что выделяли семье 100 тыс. рублей на ремонт дома, но многодетные родители это отрицают. Никаких денег от властей они не получили, хотя и обращались за помощью. В правительстве Оренбургской области заявили, что семья состояла на учете как неблагополучная, а мать трижды привлекали к административной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних.

В областном управлении МВД признали, что изъятие детей произошло из-за угрозы обрушения крыши дома. Детей доставили в больницу. Ранее сотрудники органов опеки проводили беседы с родителями о необходимости срочного ремонта в помещении.

Проверкой действий полицейских занялись местная прокуратура и управление СК. Губернатор региона Денис Паслер поручил министру образования области и детскому омбудсмену лично разобраться в обстоятельствах произошедшего.

Многодетные родители из Оренбургской области Николай Саморока и Алена Лихтенвальд рассказали РЕН ТВ, что изымать детей из семьи приехали без соответствующих документов, а когда бумаги привезли, то в них были ошибки. Когда Лихтенвальд указала на них, приехавшие сотрудники начали кричать на многодетную мать, требуя отдать им детей. После ее отказа трое полицейских скрутили женщину:

Она не согласилась, и ее насильственно заковали в наручники, скрутили. И отобрали детей. Посадили в одну и ту же машину, в «Газель», маму в наручниках и детей полураздетыми. Они у нас маленькие еще, в туалет не ходят. Некоторые описанные. Не постеснялись, без документов поместили в «Газель» и увезли.

Женщина пожаловалась, что полицейские угрожали забрать ее мужа в спецприемник на 15 суток, а после изъятия детей предложили подписать документы об изъятии детей. Семья проживает в поселке Тюльпанный, в доме, купленном на средства, полученные в виде материнского капитала. На ремонт пообещали выделить 100 тыс. рублей из регионального бюджета, однако деньги до семьи не дошли. На то чтобы съехать из аварийного жилья, многодетным родителям дали несколько дней. После инцидента с изъятием Лихтенвальд оштрафовали на 500 рублей за неповиновение полиции.

Порицание от людей в костюмах

Применение силы во время изъятия детей из семьи — рядовое происшествие, однако на камеру этот процесс попадает редко и общественность не узнает о таких злоупотреблениях, считает член комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты РФ Элина Жгутова.

— Это тот редкий случай, когда изъятие детей из семьи попало на камеру. Даже в самой Оренбургской области это второй случай за прошедшие два месяца. Губернатор не полностью был осведомлен о тех подходах, которые практикуют органы опеки. Это достаточно стандартная история, и внимание общественности может хоть как-то изменить ход дела, — подчеркнула Жгутова в беседе с «Известиями».

Всего за месяц до этого в Оренбургской области изъяли трех детей из семьи Богдановых из-за плохого ремонта в квартире и долгов по ЖКХ. Внимание социальных служб привлекли обращения неравнодушных людей с просьбами помочь семье улучшить условия проживания. Но вместо помощи сотрудники соцзащиты приехали с проверкой и вынудили родителей подписать бумагу о добровольной передаче детей. Вернуть детей в семью удалось благодаря помощи благотворительного фонда, который собрал деньги на ремонт в доме и оплату части долга.

Дом семьи Богдановых, отремонтированный на средства жителей | Источник: Сохраняя жизнь

— В семью, у которой ничего нет, нет лишних денег, приходит толпа людей в галстуках и ругает за то, что они плохие родители. На голубом глазу говорят, что ребенку жить в таких условиях преступно. Люди, униженные своей бедностью, пугаются и подписывают в таком состоянии акт о добровольном помещении ребенка в приюты, и таких историй полно. Такая история была с Богдановыми: только когда приходят изымать детей, родители вдруг понимают, что именно они подписали, — добавляет член Общественной палаты.

Как правило, в подобных случаях основанием для изъятия детей из семьи является статья 77 Семейного кодекса РФ, в которой говорится о непосредственной угрозе жизни ребенка. Однако сотрудники опеки зачастую спекулируют этой статьей, трактуя ее так, как им удобно, считает Жгутова.

— Под отсутствием надзора могут понимать отсутствие каких-то удобств в доме, но это совершенно неправомерно. Обратите внимание, как был осуществлен захват ребенка: стоит сотрудница опеки и выжидает момент, когда можно будет перехватить ребенка у полицейских. Применение наручников в такой ситуации абсолютно недопустимая процедура, но я уверяю, что не найдут в этом состава преступления. Здесь надевают наручники на человека, который не представляет угрозы. Более того, она находится в том психологическом состоянии, в котором находилась бы на ее месте абсолютно любая нормальная мать, — отмечает член ОП.

Локальная манипуляция

Родителей могут привлечь за сопротивление полицейским, как это произошло с многодетным отцом из города Рубцовска в Алтайском крае. В конце марта на мужчину завели уголовное дело по факту нападения на сотрудницу опеки и полицейских, которые пришли с актом об изъятии детей из семьи. Многодетный отец вытолкал пришедших за детьми из квартиры на лестничную клетку. Мужчина также пытался добиться от местных властей помощи для улучшения жилищных условий, но узнав о том, что в аварийном доме проживают дети, туда приехали инспекторы по делам несовершеннолетних.

Локальные конфликты многодетных семей с муниципальными властями зачастую становятся поводом для манипуляций и давления на родителей со стороны органов опеки. На многодетную семью в Оренбурге обратили внимание после того, как Николай Саморока записал видеообращение, в котором показал, в каком состоянии находится дом, и обратился за помощью, считает Жгутова.

— Этот метод давления на родителей используется достаточно часто. Как мы видим, в ситуации этой семьи нет обстоятельств непосредственной угрозы жизни, когда всё решают несколько часов. Этим обстоятельством пользуются налево и направо, отнимают детей, если в холодильнике мало еды. Отец записал видео от отчаяния, неоднократно просил помочь отремонтировать дом, но в результате их обвиняют в том, что они сами купили дом в плохом состоянии. В этой ситуации сытый голодного не разумеет. Мужчину начали ставить на место, потому что он записал видеообращение. Логика опеки такая: детей вернут, когда родители отремонтируют этот дом, и, мол, не надо делать трагедию из-за того, что эти малыши полгода будут жить без родителей, — рассказала член Общественной палаты.

Сфера требует реформу

В понедельник 1 июня уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова на встрече с президентом Владимиром Путиным выступила с предложением реформировать российскую систему органов опеки и попечительства. По данным детского омбудсмена, число обращений с жалобами на работу этих структур выросло.

— На 23% выросло число обращений с жалобами на работу этих структур. Наши проверки и мониторинг, который мы провели в регионах, подтверждают системный сбой в работе этой структуры. Более того, прокурорские проверки и работа следственных органов также дают основания полагать наличие системных сбоев в работе данной структуры, — заявила уполномоченный по правам ребенка.

Комментируя ситуацию в Оренбургской области, Кузнецова назвала произошедшее «ужасом» и заявила, что подобные меры были избыточными. Местные власти тем не менее продолжают стоять на своем: министр образования Оренбургской области Алексей Пахомов назвал изъятие детей из многодетной семьи «единственно возможной мерой в этой ситуации».

«Оценку деятельности отдельных должностных лиц, естественно, дадут надзорные органы. В любом случае я еще раз подчеркну, исходя из того, к какой ситуации пришли в итоге, отобрание было единственной возможной мерой воздействия на родителей в данной ситуации. Говоря о воздействии на родителей, я говорю о возможности соблюдения мер безопасности для детей и соблюдения их законных прав. Вот в этой ситуации такие действия состоялись. Считаю, что они здесь были единственно возможными», — заявил региональный министр.

Убрать эксклюзивное право

Во время изъятий сотрудники органов опеки позволяют себе действовать излишне жестко из-за отсутствия наказаний за подобные деяния, пояснил в разговоре с «Известиями» общественный деятель Александр Гезалов. Он поддержал предложение о реформировании законодательства в сфере поддержки семьи. В структуре органов опеки помимо административного ресурса должны появиться юридическая и социальная поддержка семей в трудной ситуации.

— Лица, принимающие решения об изъятии, должны понимать, что за жесткие действия последует наказание. Потому что у нас фактически некого наказывать, когда случаются подобные инциденты. Берут максимум 500 рублей штраф. Надо пересматривать законодательство в сфере поддержки семьи и реформировать органы опеки, в которой помимо изъятия появится юридическая и социальная поддержка семей. Чтобы у опеки не было эксклюзивного права творить то, что они сейчас творят. Еще очень важно отдать часть работ и услуг общественным организациям. Должна быть совместная работа, а не эксклюзивное право изымать детей в закрытой структуре, — подчеркнул общественный деятель.

Сохранение текущей системы защиты детей, в которой органы опеки принимают решения, исходя из своих представлений об устройстве семьи, могут вылиться в существенный рост числа сирот в детских домах и интернатах, при этом дети не будут иметь соответствующего статуса. То есть они будут находиться там временно, пока родители пытаются исправить трудную жизненную ситуацию.

— Число людей, проживающих за чертой бедности, увеличивается, а опека по-прежнему действует из своих соображений о том, как должна жить семья. Бедность, нищета являются для них красной тряпкой, а из-за того, что сейчас многие остаются без работы, это может стать фактором отправки детей в детские дома «на питание». Система защиты после карантина может вылиться в переполненные детские дома и появление там детей, чьи родители не по собственной вине, а по собственной беде не имеют возможности поддерживать семью. Потому что рычагов поддержки семьи недостаточно. Страшно то, что детские дома будут забиты детьми без статуса. Там будут содержаться дети, которых нельзя взять под опеку из-за того, что их родители ограничены в правах, но не лишены их, — резюмировал Гезалов.

Россия: Детский омбудсмен предложила реформировать систему органов опеки и попечительства
Во время загрузки произошла ошибка.
3 июня© Ньюстюб
Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru