Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты
День в истории: 30 ноябряКиберпонедельник, начало советско-финской войны, пожар в Хрустальном дворце и другие события этого дня в истории
COVID-19: Новые случаи
США
Источник: РИА "Новости"

— Валерий Николаевич, какова сейчас эпидемиологическая обстановка в российских вузах? Много ли вузов ушли на дистанционное обучение? И есть ли в этом списке крупные учебные заведения?

— Ситуация непростая, мы все это знаем. Возникает очень много вопросов ежедневно. И мы индивидуально практически с каждым вузом рассматриваем ситуацию, поскольку и в регионах разная ситуация, и, соответственно, в наших университетах она не может быть по определению одинаковой. Если брать в целом, то у нас 1278 вузов и филиалов, из них 724 головных вуза, остальные — филиалы.

На сегодняшний день 152 вуза полностью перешли на удаленный формат обучения студентов.

Очень часто мы любим говорить дистант. Дистант — это слово уже вошло в обиход. Но я бы использовал другую терминологию. У нас есть традиционный формат обучения, что мы знаем, очно ходим и занимаемся. Сегодня в условиях пандемии коронавируса у нас появилась ситуация, когда часть студентов учится полностью удаленно.

И в этом случае, я как раз говорю, 152 вуза, в которых студенты полностью удаленно. Есть вузы, практически все, где формат обучения смешанный, когда студенты отчасти посещают занятия, то есть ходят в университет, может быть это совсем немного, но тем не менее, лабораторные занятия по естественно-научным дисциплинам, по физике, биологии, химии, с соблюдением особых мер предосторожности. Повышенные меры предосторожности. Но, тем не менее, ходят. И при этом часть дисциплин, естественно, они прослушивают удаленно или работают удаленно. Получается, что 152 вуза из 1278 полностью перевели студентов на удаленный формат обучения.

— А в этих 152 есть ли какие-то крупные такие системообразующие вузы?

— Системообразующие вузы у нас, понимаете, понятие относительное. Для Москвы, мы все знаем, для России это одни вузы. А в некоторых регионах вообще один вуз. И он по определению системообразующий. Да, есть и такие вузы. Но большинство, конечно, крупных, ведущих вузов пока так или иначе двигаются по пути смешанного формата обучения.

— Бауманка, вроде бы, возвращается на очный формат?

— Бауманка — это флагман технического образования России. И Бауманке особое внимание. Действительно, у них был один очень непростой день, но они преодолели эти трудности, которые были. Мы знаем, что проведена большая работа. И уже с завтрашнего дня студенты выйдут и будут опять же в смешанном формате, но заниматься. Часть занятий в любом случае перенесена, скажем так, в дистант.

— Ректор вуза, руководитель вуза при принятии решения о переводе обучения на дистанционный формат на что ориентируется? На распоряжение Роспотребнадзора или на статистику по региону, на статистику конкретно по вузу? В какой момент он должен принять такое решение?

— Универсальных алгоритмов нет и быть не может. При принятии решения, а вообще роль ректоров в ситуации пандемии коронавируса существенно возросла, умение действовать в кризисных ситуациях ценится. Всех сразу же можно достаточно легко оценить, насколько готовы управленческие команды, насколько готовы сами ректоры. Конечно, мы ежедневно консультируем, советуемся, подсказываем нашим коллегам, помогали и будем помогать и дальше в сложных ситуациях. Но при принятии решения в первую очередь надо ориентироваться на интересы студентов и преподавателей. Второе, что надо учитывать, не только локальную ситуацию в вузе, а она все-таки исходной является для принятия решений. Затем, ситуация в регионе.

И третье, что мы всегда рекомендуем при принятии решения, посоветоваться и обсудить ситуацию с местным отделением Роспотребнадзора и собственно с регионом в лице, конечно, органов управления здравоохранения.

Затем идет учредитель, в данном случае родное министерство, если речь идет о министерстве науки и высшего образования. Мы тщательнейшим образом обсуждаем каждую такую ситуацию и помогаем вузам принимать решение.

— Какова эпидобстановка в общежитиях? Есть ли там вспышки заболеваемости среди студентов? Как студент следит за своим здоровьем? Он сам должен сдавать тесты или организовано какое-то общее тестирование?

— Общежитие, мы с вами понимаем, по определению зона нашего приоритетного внимания. Поскольку организованные коллективы, молодые люди и девушки, мы знаем, какое отношение, все сами были студентами, это всегда люди достаточно смелые, резкие в оценках. И далеко не все из них, конечно же, готовы так беспрекословно соблюдать те ограничения, которые установлены. Наши университеты проводят большую работу по формированию особой санитарно-эпидемиологической культуры. И приоритетное внимание уделяют тому, что происходит в общежитиях.

Ситуация здесь везде разная. Нельзя сказать, что она благополучная, потому что мы видим, не может быть благополучной ситуация, когда в целом регионах и университетах она достаточно непростая. Но в то же время эта ситуация управляемая, эта ситуация находится на контроле.

И как только появляется информация в каждом конкретном общежитии о больных коронавирусом или, допустим, о подозрении, то принимаются все меры, которые в этой ситуации, собственно, должны быть приняты. Это и изоляция, потому что у нас в общежитиях почти 900 тысяч мест. И несколько десятков тысяч мест в студенческих общежитиях специально зарезервированы под обсервации, то есть под места, когда можно поместить на карантин того или иного студента.

У многих вузов у наших есть свои клиники, есть свои медицинские факультеты или институты. Это, конечно, помогает идти вперед. Ежедневного тестирования, безусловно, нет, мы это с вами понимаем. Но здесь на ситуацию надо реагировать очень чутко. Исходя из ситуации, в которой оказались, надо и действовать: если есть первые признаки, надо просто помогать обращаться и проводить диагностику.

— Зарезервированы 10 тысяч мест?

— Десятки тысяч, я сказал, их там больше 20 тысяч.

— Насколько активно они сейчас заняты?

— Они практически не заняты, больше чем на 80% они пока у нас в хорошем смысле этого слова простаивают. То есть, мы же понимаем, они были рассчитаны в том числе на приезд иностранных студентов, готовились с начала учебного года. Но и сейчас мы понимаем, что в случае чего они могут выступить тем местом, где студента можно отправить на карантин.

— Но при этом все-таки общежития, закрытые на карантин, имеются?

— Разные есть общежития, разные ситуации. Потому что, если обнаружили студента, то конечно, проводится эпидемиологическое расследование, университет этому способствует. Если есть необходимость изолировать какую-то часть общежития, где проживают студенты, то конечно, эта работа проводится.

— Сегодня было большое совещание у президента. Большая его часть была посвящена научно-образовательным центрам. Владимир Путин задал такой очень понятный для нас, зрителей, вопрос: что конкретно, какие результаты уже можно, условно говоря, пощупать руками? Я бы тоже спросила именно об этом. Какие-то есть уже ощутимые результаты, которые могут нам нашу жизнь сделать проще, удобнее, комфортнее, в целом продвинуть как-то наше развитие страны в целом?

— Давайте начнем с того, что этому проекту чуть больше года. Он еще новый. И в каком-то смысле и бизнес, и регионы обкатывают этот инструмент своего развития, я имею в виду научно-образовательные центры. Поэтому происходит, конечно, уточнение того, что, как это было задумано, а как на практике. Результаты есть. Отвечая на вопрос, есть ли результаты конкретных технологических проектов, надо сказать, что они появятся в самое ближайшее время.

Я сегодня приводил пример. Допустим, Белгородский НОЦ вместе с институтом проблем управления имени Трапезникова и вместе с местным научным аграрным центром, с местными университетами, крупным предприятием, агропромышленным холдингом, делают большой проект на основе машинного зрения, связанный с тем, чтобы усовершенствовать деятельность этого сельскохозяйственного предприятия. Речь идет об установке специальных камер, которые отслеживают все параметры жизнедеятельности животного, и тем самым помогают снизить издержки предприятию, предупредить заболевания, какие-то рекомендации получить гораздо раньше. Это реальный пример.

Проект возник в 2019 году во время создания научно-образовательного центра. И мы понимаем, что все такие проекты сложные, требуют 2−3 и больше лет, чтобы понять, какой результат, в том числе, какая экономическая выгода. Но что мы уже имеем в первые годы, этого достаточно.

Первое, мы видим, как происходит трансформация государственной политики в регионах.
Как построить новое Солнце

Те регионы, которые создали НОЦы, стали больше внимания уделять науке и высшему образованию. У них появились инструменты поддержки исследовательских групп, привлечения молодых ученых и так далее.

Второе, бизнес, конечно, пока ведет себя очень осторожно. Нельзя сказать, что здесь бизнес быстро в эту историю зашел, потому что бизнес, конечно, ищет в том числе экономические стимулы для того, чтобы участвовать в таких проектах. Но бизнес стал плотнее взаимодействовать с университетами и научными институтами в рамках научно-образовательного центра. Появились контуры первых технологических проектов. Это хорошие проекты. Они, я думаю, в течение нескольких лет должны будут повлиять в том числе и на региональную экономику: это новые рабочие места, это новые более наукоемкие производства. И это другая структура экономики в перспективе, потому что проект НОЦ, я сегодня это отмечал особенно, это инструмент для реализации длинной повестки на 10 лет и больше.

Отдельно хотелось бы сказать, что по-другому совершенно смотрели на результаты своей деятельности наши коллеги — ученые, исследователи. Поскольку традиционно и в научных институтах, и в университетах результатом научного труда является научная статья. Что очень важное в рамках НОЦа произошло? Во всех тех субъектах, где были созданы НОЦы, была за это время проведена большая работа по формированию общей повестки.

Это не так просто, как может показаться, когда маленькие разрозненные коллективы занимались может быть и близкими исследованиями близких вопросов, но неодинаковых. И сегодня они соотнесли свою повестку со стратегией научно-технологического развития, определили, насколько это соответствует мировому уровню или нет, объединили свои усилия, теперь сообща пошли вместе. Это важный момент.

А сами исследователи стали понимать, что результатом их труда должна стать не просто статья, пусть и в высокорейтинговом журнале, а конкретный продукт или технология, или усовершенствованная, может быть, уже действующая, уже имеющаяся, но усовершенствованная технология или продукт.

Это важно, поскольку это совершенно по-другому заставляет исследователей организовывать свой труд и понимать, что статья — это лишь промежуточный результат, который должен привести к тому, что вы сказали — к улучшению жизни людей. Еще раз повторюсь, НОЦ — это инструмент государственной научно-технической политики, но он молодой, должно пройти некое время, и безусловно, результаты, которые будут менять жизнь каждого человека, мы получим.

Этот материал опубликован более суток назад. Поэтому данные, приведенные в нем, могут устареть и не совпадать с текущими.
Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru