Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
COVID-19: новые случаи за 90 дней
США
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

С момента появления новой доселе невиданной болезни в Китае прошло уже больше года, и теперь мир вступил в вакцинную гонку, готовясь одолеть болезнь посредством массовых прививок. Между тем прошедшие месяцы сильно изменили мир, оказав огромное влияние на политику, экономику и жизнь людей практически во всех странах мира. При этом в каждом регионе и каждой стране имеется своя специфика.

Чемпионы борьбы с коронавирусом

«Да, тетушка, это я, беспилотник, говорю с тобой! Нельзя ходить без маски! Тебе лучше вернуться домой — и не забудь вымыть руки!» — летательный аппарат с четырьмя пропеллерами завис над пожилой жительницей одной из деревень китайской Внутренней Монголии. Женщина с округлившимися глазами замерла, развернулась и поспешила домой, но винтокрылая машина продолжила преследование. «Видишь, мы же просили людей оставаться дома, а ты все равно расхаживаешь. Теперь за тобой наблюдает беспилотник!» — раздалось из динамиков. Квадрокоптер провожал женщину до дома, пока она не закрыла за собой дверь.

Подобные сцены стали своего рода символом китайской борьбы с коронавирусом. Борьбы решительной и беспощадной: новостные сводки западных стран еще прошлой зимой наполняли сообщения о, казалось бы, невероятных мерах вроде закрытия целых городов и поголовного тестирования на COVID-19.

Но борьба-то оказалась эффективной: сейчас случаи заражения измеряются десятками, и большинство «привозят» из-за рубежа.

Предполагаемый мировой очаг заболевания — город Ухань — пережил 76-дневный карантин, такие же меры были приняты в каждом городе провинции Хубэй. Во многих городах лишь один член семьи имел право раз в несколько дней выйти на улицу за продуктами. За несколько недель было проверено 9 млн человек, создана национальная система отслеживания контактов зараженных.

Примечательно, что жесткость этих мер не снижалась по мере стабилизации обстановки: в частности, уже 22 ноября 2020 года, когда число ежедневных случаев заражения в стране измерялось единицами, из-за вспышки коронавируса среди грузчиков аэропорта Пудун в Шанхае власти провели тестирование всех 18 тыс. работников транспортного узла.

К нарушителям ограничительных мер беспощадно все общество: шуму наделал случай в городе Чэнду, где в начале декабря заразилась некая женщина по фамилии Чжао. Власти в установленном порядке опубликовали сведения о местах, которые она посещала за две недели до постановки диагноза, чтобы люди могли проверить, не подвергались ли они риску заражения. Пользователи соцсетей принялись пристально изучать эти данные и практически сразу раскритиковали госпожу Чжао за «сомнительный» образ жизни: выяснилось, что за две недели она успела побывать в маникюрном салоне, баре и нескольких ночных клубах. Интернет-пользователи обвинили ее в преступной беспечности: она якобы знала о диагнозе и заражала соотечественников.

Дошло до того, что мужчина из Чэнду опубликовал все ее личные данные, и соцсети наполнились оскорблениями и угрозами в ее адрес.

Женщина выступила с публичным раскаянием, поведав, что посещала бар и ночные клубы по работе («оценивала атмосферу и продажи там»), а также заверив всех, что тесно взаимодействовала с властями и тщательно отчиталась обо всех посещенных ею местах. Полицейские наказали мужчину, опубликовавшего ее личные данные, однако персонал больницы, где лечится госпожа Чжао, опасается, что у нее может начаться депрессия.

Более или менее успешную борьбу показали соседи Китая: в частности, Южная Корея, где при 42,7 тыс. заболеваний умерли 580 человек. Весеннюю волну вируса ей удалось пройти практически идеально, например, бороться с «внутренним» распространением получилось лучше, чем у любой другой развитой богатой страны. Ключом стало сочетание решительных мер и высокого уровня технологий.

  1. В Южной Корее в экстренном порядке была утверждена система тестирования собственной разработки.
  2. Масштабное проникновение коммуникаций в жизнь людей позволило молниеносно уведомлять всех, кто мог подвергнуться заражению.
  3. Когда в стране пропали маски, государство взяло их производство под свой контроль.
  4. Кроме того, общество приняло ношение масок, которое стало практически поголовным, а каждого заболевшего (даже бессимптомно) изолировали в специальных больницах, где лечили бесплатно.

В итоге стране даже не понадобился карантин, а ее успехи отмечали во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). «Ни одна страна не приспособилась к жизни с вирусом и ограничению распространения этого вируса как Южная Корея», — комментировал опыт Сеула председатель глобальной системы ВОЗ по уведомлению об эпидемиях и борьбе с ними Дэйл Фишер.

У женщины берут тест на коронавирус в Южной Корее | Источник: Reuters

Успешным казался и опыт более бедного и более авторитарного Вьетнама — там заболели 1,4 тыс. человек, умерли 35 из них. Во-первых, страна решительно изолировалась: уже в марте границы были практически закрыты. Началась тотальная кампания по тестированию и отслеживанию контактов заболевших. Ношение масок стало обязательным для всех, кто выходит на улицу, — и люди эти меры восприняли.

Немалую роль в этом сыграла масштабная кампания пропаганды, запущенная правительством. К эпидемии отнеслись как к войне: например, для всех возвращающихся в страну граждан устроили карантинные лагеря, устроенные по военному образцу, — обитатели каждый день вставали в семь утра под звуки вьетнамского гимна. Громкоговорители также транслировали патриотические песни, чтобы пробудить в постояльцах чувство единства и солидарности. Люди в форме раздавали им еду, мерили температуру, справлялись о нуждах.

Одеяла, москитные сетки, помещения — все было цвета хаки или камуфляжной расцветки, и скорее напоминало военную базу, нежели медицинский центр.

Впрочем, за пределами этих обсерваций атмосфера осажденного лагеря не исчезала. На улицах городов были развешаны плакаты с лозунгами вроде «Победим вирус, как мы победили захватчиков!». С подобными воззваниями выступали и телеведущие, сводки по коронавирусу транслировались на улицах через систему громкоговорителей, в свое время предупреждавшую об американских бомбардировках.

На улицах городов Вьетнама были развешаны плакаты с лозунгами вроде «Победим вирус, как мы победили захватчиков!» | Источник: AP 2021

У популярных певцов, художников и артистов были заказаны произведения искусства, вдохновлявшие на борьбу. Вместе с работниками местного министерства здравоохранения была сочинена композиция в стиле рэп, в которой граждан призывали «нести пламенную доблесть миллионов сердец» и «следовать армейским традициям», а также сравнивали борьбу с коронавирусом с борьбой за независимость и свободу.

Во время загрузки произошла ошибка.

Были и более легкомысленные композиции, рассказывающие, например, как мыть руки и зачем носить маски. В соцсетях десятки тысяч лайков набирали сообщения вроде стихотворения учителя литературы со следующими строками: «Премьер-министр дал приказ, вы четко его услышали? На этой войне никого не бросят!» и «Дайте мне нарисовать в вашем сердце образ Родины». В стране развернулось массовое волонтерское движение. Меры дали результат, причем не только в области здравоохранения:

МВФ ожидает, что за год экономика страны вырастет на 1,6% — причем, вероятно, это будет единственная выросшая за год экономика во всем регионе.
Во время загрузки произошла ошибка.

Новая волна

Тем не менее к декабрю во Вьетнаме были выявлены первые за несколько месяцев случаи локального заражения, что вынудило власти вновь перекрыть воздушное сообщение со страной. В Южной Корее зафиксирован рекордный рост заболеваемости — на минувшей неделе число заражений за один день превысило 680 человек, власти были вынуждены устраивать больничные палаты в транспортных контейнерах.

«В этот раз система отслеживания контактов почти на пределе, потому что очагов инфекции много в разных местах, и возникают они одновременно», — прокомментировал ситуацию глава корейского общества эпидемиологии Ким Дон Хён. По его словам, причина в том, что молодые люди устали от постоянных ограничений, и инфекции уже проникли в дома престарелых.

Такая картина наблюдается и в других странах, ранее считавшихся относительно безопасными: вроде Японии, где ослабление ограничений по мере выправления ситуации ради помощи экономике привело к новым вспышкам болезни и превратило страну в новый локальный очаг эпидемии.

Страной-антигероем стали США: там более 16,2 млн заболевших и 300 тыс. смертей. Президент Дональд Трамп, обещавший «перевернуть небо и землю для защиты народа», делегировал большинство решений по ограничениям на уровень штатов, практически никогда не носил маску и превратил вопрос коронавируса в политический. Он сам проводил митинги в разгар эпидемии, высмеивал своего оппонента Джо Байдена, который подчеркнуто уважительно относился к противоэпидемическим правилам, переболел сам и проиграл выборы — и теперь, когда в стране ежедневно заболевает 200−300 тыс. человек и умирает по 2−3 тыс., значительную часть времени посвящает бездоказательной и практически бесперспективной борьбе с мифическими нарушениями на выборах, а не катастрофической ситуации в стране.

Президент США Дональд Трамп, обещавший «перевернуть небо и землю для защиты народа», делегировал большинство решений по ограничениям на уровень штатов, практически никогда не носил маску и превратил вопрос коронавируса в политический | Источник: Reuters

Раскол прошел по всему обществу: губернаторы-республиканцы настаивали на сохранении экономики, губернаторы-демократы — человеческих жизней, в итоге единой системы внедрено не было. По опросам американские демократы куда чаще готовы согласиться на вакцинирование от COVID-19, нежели республиканцы, и относятся к вирусу куда серьезнее, нежели их политические оппоненты.

В стране началась кампания по вакцинации, однако есть и ряд сложностей: утвержденную вакцину компаний Pfizer и BioNTech трудно транспортировать, к тому же при необходимом уровне в более чем 70% вакцинированных соглашается привиться едва больше половины.

Особняком в «ковидной гонке» стоят страны-диссиденты: самым ярким считается пример Швеции, которая с самого начала отказалась от карантина, чем вызвала шквал критики со стороны экспертов в области здравоохранения и других правительств. Поначалу ситуация действительно выглядела плачевной: сводки заболевших и умерших резко выросли, однако к июлю стабилизировались на достаточно низком уровне. Расплата, однако, пришла со второй волной: за субботу, 12 декабря, число зараженных составило 6 тыс. человек, за пятницу — более 8 тыс. В Стокгольме занято 99% коек в реанимации — впервые с начала эпидемии.

«Это, по сути, все койки, что у нас есть. У нас очень серьезная ситуация, нам нужна помощь», — заявил по этому поводу глава местного отделения министерства здравоохранения Бьорн Эрикссон.

Дошло до того, что помощь предложили соседние Норвегия и Финляндия, как раз принявшие стандартные противоэпидемические меры, однако Стокгольм пока соответствующее прошение не отправил. Хотя объективные показатели для этого есть: за прошедший месяц в Швеции умерло 1,4 тыс. человек, в Финляндии — около 80, в Норвегии — около 100, притом что население в каждой из этих стран лишь на 50% меньше шведского.

Кроме того, в стране сообщается о массовых увольнениях работников сферы здравоохранения — об этом в интервью Bloomberg сказала председатель Шведской ассоциации работников здравоохранения Синева Рибейро, описав ситуацию как «ужасную». По данным агентства, проблема в высоком уровне нагрузки и низких зарплатах. Как сообщает Bloomberg, гражданские власти запросили помощь у армии, однако неясно, сможет ли она быть оказана.

Пока руководство страны ограничивается лишь ужесточением рекомендаций, не вводя законных карантинных ограничений. Правительство работает над законом, который позволит силой закрывать магазины и ограничивать работу общественного транспорта, однако его вступление в силу ожидается лишь в начале весны.

Алексей Наумов

Этот материал опубликован более суток назад. Поэтому данные, приведенные в нем, могут устареть и не совпадать с текущими.
Подпишитесь на нас