Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
COVID-19: новые случаи за 90 дней
США
Источник: РИА "Новости"

О том, в каких случаях COVID-19 может привести к тотальному поражению органов дыхания, что ощущают пациенты с такой патологией и какими методами их спасают — в материале «Газеты.Ru».

«Держись, моя девочка»

В Иркутске врачам удалось вылечить беременную пациентку, болевшую коронавирусом со стопроцентным поражением легких. Девушка поступила в перинатальный центр на 32-й неделе беременности с высокой температурой и обширным очагом поражения органов дыхания. Чтобы спасти ребенка, медики решили сделать кесарево сечение — девочка родилась здоровой, в то время как ее мать отправилась в реанимацию. Там роженица провела около 50 дней, большую часть из которых ей приходилось дышать при помощи ИВЛ.

«Все время мы ее поддерживали. Рассказывали, что и зачем делаем. Говорили: “Держись, моя девочка”. И она держалась. Она поразила своей стойкостью и стремлением выжить. Некоторые сдаются и говорят: “Будь что будет”. А она не сдалась», — рассказывала РИА «Новости» заведующая отделением анестезиологии и реанимации № 2 Иркутского городского перинатального центра Галина Шкандрий.

Сейчас девушка уже дома — 11 января ее выписали из больницы, так как вирус удалось победить. При этом, как отмечают медики, счастливый случай иркутской роженицы скорее исключение, чем правило.

«Согласно данным ВОЗ, беременные женщины подвержены более высокому риску развития тяжелых форм COVID-19 по сравнению с небеременными репродуктивного возраста. В случае тяжелого течения болезни беременные чаще нуждаются в переводе в отделение интенсивной терапии», — объяснила «Газете.Ru» акушер-гинеколог, эксперт команды приложения «Справочник врача» Мария Филатова.

Сама по себе коронавирусная инфекция не является показанием для кесарева сечения, однако ее тяжелое течение может не оставить врачам выбора.

По словам врача-гинеколога Владимира Сурсякова, при стопроцентном поражении легких родить ребенка естественным путем очень трудно.

«В таком случае это будет последнее, что женщина сделает в своей жизни. Кесарево сечение — это единственный способ спасения в данном случае как для мамы, так и для малыша. Тут можно только поаплодировать врачам, которым удалось спасти две жизни в такой сложной ситуации», — заявил медик «Газете.Ru».

В целом развитие COVID-19 на поздних сроках беременности значительно ухудшает прогноз для матери и плода.

Как объяснила акушер-гинеколог, генетик, кандидат медицинских наук Наталия Андронова, в таких условиях спонтанная родовая деятельность может резко усилить респираторный дистресс (воспалительное поражение легких — «Газета.Ru») у женщины с поврежденными легкими и привести к смерти.

В качестве примера врач привела случай смерти роженицы в Университетской клинике Нью-Джерси, США, описанный в журнале «The American journal of case reports». Тогда женщину на 37-й неделе беременности с подтвержденным COVID-19 госпитализировали только спустя пять дней после первых признаков родовой деятельности. В результате врачам пришлось провести кесарево сечение, однако спасти женщину не удалось — спустя 15 дней после операции она умерла.

«На основании представленного наблюдения авторы предлагают внести в клинические рекомендации по ведению беременных с COVID-19 плановое кесарево сечение в качестве оптимального метода родоразрешения», — сообщила Наталия Андронова «Газете.Ru».

Есть ли шансы выжить у пациентов со 100%-м поражением легких

Как показывает медицинская практика, случаи стопроцентного поражения легких при коронавирусе — не редкость. Так, к декабрю 2020 года только из Городской больницы Святого Георгия в Санкт-Петербурге выписали больше 60 таких пациентов. Самому старшему из выздоровевших после тяжелой болезни — 93 года.

Некоторым не помешали победить коронавирус даже сопутствующие заболевания. На сайте больницы врачи рассказали случай 72-летней пациентки с сахарным диабетом и сердечно-сосудистой патологией. Она поступила в стационар на шестой день после начала болезни, когда почувствовала нехватку воздуха при ходьбе по квартире.

«При первичной КТ при поступлении отмечалось поражение 60% легочной ткани. Контрольная КТ показала объем поражения легких уже 100%. Ее сумели “вытащить”, не прибегая к ИВЛ с интубацией трахеи», — уточнили медики.

В том же декабре вылечиться удалось мужчине из Пензы, у которого из-за коронавируса и пневмонии было поражено 100% легких. На стационарном лечении он находился 1,5 месяца, еще несколько дней провел в реанимации. Теперь ему предстоит пройти длительную реабилитацию.

«Я очень благодарен врачам, всем медсестрам и медбратьям, санитарам — они меня спасли. Вы бы видели, как им самим тяжело работать. Пожалуйста, берегите себя, относитесь серьезно к тому, что нам говорят врачи о масках, дистанции и изоляции. Пережить такое, что пережил я, не пожелаю никому», — цитировал слова пациента местный минздрав.

В ноябре победить коронавирус, поразивший ее легкие полностью, смогла и 60-летняя жительница Уфы с лишним весом и диабетом. По словам врачей, во многом выжить ей помог позитивный настрой.

«Она поступила к нам со стопроцентным поражением легких, то есть у нее было тотальное поражение легких. Женщину сразу же перевели на аппарат ИВЛ, на котором она провела месяц. Если анализировать ее случай с холодным разумом, у нее практически не было шанса выжить, абсолютно никакого.

Но пациентка была настолько позитивно настроенной, настолько веселой, что она прямо зубами вцепилась в жизнь. Мы замечаем, что позитивные люди выходят с минимальными потерями из реанимации, — рассказывал «Башинформ» завотделением реанимации и интенсивной терапии больницы скорой медицинской помощи № 22 Рустем Габидуллин.

Поможет только ИВЛ. Или нет?

Как отмечают врачи-пульмонологи, пережить стопроцентное поражение легких крайне тяжело. В таких случаях иммунная система «сильно» реагирует на болезнь — это состояние врачи обычно называют цитокиновым штормом.

«Оно проявляется лихорадкой, болью в голове и в поясничной области, затрудненным дыханием, иногда — тошнотой, рвотой, диареей, изнуряющим сухим кашлем», — рассказала «Газете.Ru» врач-пульмонолог ФНКЦ ФМБА России Анна Сотникова.

При этом думать, что при поражении легких на 100% человек совсем перестает дышать не стоит, подчеркнула терапевт-пульмонолог Марина Казакова:

«Процент поражения легких, который показывает КТ, не говорит о том, что эти участки легкого не участвуют в газообмене. Кроме того, полное поражение легких все же довольно редко встречается на фоне потока случаев заражения»

Основным фактором, влияющим на степень тяжести болезни, являются генетические маркеры. По словам Анны Сотниковой, сейчас выявлена только одна часть генома человека, которая увеличивает риск попасть в реанимацию при коронавирусе примерно на 60%. Это фрагмент третьей хромосомы длиной около 50 тыс. пар.

Помимо этого, тяжелую переносимость болезни могут обеспечить сопутствующие заболевания у пациента — сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, хроническая почечная недостаточность, обструктивная болезнь легких, инсульт, застойная сердечная недостаточность, астма, хронические заболевания печени, а также высокая вирусная нагрузка, которой не избежать при продолжительном тесном контакте с зараженным или носителем вируса.
Анна Сотникова
врач-пульмонолог ФНКЦ ФМБА России

Наиболее распространенным способом лечения таких пациентов является подключение к аппарату искусственной вентиляции легких.

«В таких случаях пациентов вводят в медицинскую кому, чтобы они спокойно умирали. Или выживали. В целом помочь тут может только ИВЛ», — заявил «Газете.Ru» ЛОР-врач, пульмонолог высшей категории Сергей Пурясев.

В особенно тяжелых случаях применяется также плазма переболевших пациентов с антителами, прошедшая патогеноредукцию, то есть обработку свободными радикалами, отметила Анна Сотникова. «Помимо этого, назначается множество препаратов и другие виды комплексной терапии, так что универсального средства от COVID-19 пока нет», — сказала она.

Терапевт-пульмонолог Марина Казакова, в свою очередь, также выделила метод ЭКМО — экстракорпоральной мембранной оксигенации. Его воздействие заключается в том, что при помощи специального оборудования врачи создают искусственную циркуляцию крови, которую насыщают кислородом и очищают от углекислого газа. По своей сути, аппарат выполняет функцию легких, пока врачи пытаются помочь пораженным органам.

По словам врачей, в 56−70% случаев ЭКМО помогает даже тем, кого не может спасти ИВЛ. Однако, согласно справке Минздрава, по всей России аппаратов ЭКМО всего 137, поэтому чаще всего в больницах прибегают к помощи ИВЛ.

«ЭКМО начинает применяться у пациентов, у которых газообмен с помощью ИВЛ уже невозможно исправить. В порядке эскалации терапии этот метод находится на вершине пирамиды: когда никакие другие способы не помогают, приходит его очередь», — рассказывал порталу «Медвестник» главный анестезиолог-реаниматолог МЧС России Даниил Щелухин.

Александра Баландина

Этот материал опубликован более суток назад. Поэтому данные, приведенные в нем, могут устареть и не совпадать с текущими.
Подпишитесь на нас