Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты
COVID-19: новые случаи за 90 дней
США
Иконка Вакцинация от COVID-19 Записаться
Источник: Известия

«Во внутреннем здании есть свои окна, но они, как правило, бронебойные и двойные-тройные. И это внутреннее здание и есть грязная зона, где с патогенами и работают. Чистая зона — наружная часть», — сообщил вирусолог.

По его словам, в комнатах есть встроенная вентиляция, где поток воздуха идет сверху вниз.

«Сейчас по похожему принципу переоборудуются даже обычные хирургические операционные. У нас в Новосибирске их несколько штук, в том числе и в наукограде Кольцово. Система вентиляции устроена так: входящий воздух фильтруется через бактериальные фильтры, и ламинарный безмикробный поток обтекает стол с оперируемым. Выходные отверстия для воздуха — в полу. Таким образом более чем на 40% можно уменьшить число инфекционных осложнений после хирургии», — отметил Сергей Нетесов.

Специалист добавил, что в «Векторе» работают только вакцинированные люди, в скафандрах, все возможные источники заражения ликвидируются, дезинфектантов в избытке. В любой комнате, где работают с патогенами, стоит минимум три телекамеры, записи с которых хранят годами.

«Если вы работали в скафандре, то он с вами в чистую зону не уйдет, будет обработан внутри. А вы пройдете через душ, причем не просто через душ, а через два душа: один с дезинфектантом, второй уже нормальный», — рассказал Сергей Нетесов.

Также ученый отметил, что в каждом корпусе «Вектора» стоит установка инактивации и стерилизации стоков.

«Там никаких труб под землей нет. В помещении труба идет по грязной зоне, потом попадает в другую грязную зону, где стоит инактиватор. Инактивация двойная: сначала добавляют химический агент, и далее эта субстанция нагревается до 130 градусов в течение 40 минут», — уточнил он.

Нетесов побывал в главных BSL-4 лабораториях в американском Форт-Детрике и в английском Портон-Дауне.

«В Великобритании уже много десятилетий работает эта самая крутая армейская лаборатория, в которой есть и гражданские подразделения. Называется этот комплекс Центром прикладной микробиологии — Centre for Applied Microbiology. Я их работы знаю со времен СССР. Это одна из самых главных лабораторий мира по изучению и борьбе с особо опасными инфекциями», — рассказал вирусолог.

По словам Сергея Нетесова, в Портон-Дауне хранятся образцы патогенов, которые были собраны еще в XIX веке.

Во время загрузки произошла ошибка.
Этот материал опубликован более суток назад. Поэтому данные, приведенные в нем, могут устареть и не совпадать с текущими.
Подпишитесь на нас