Источник: Reuters

В США суд вынес приговор американке китайского происхождения, которая, по версии следствия, пыталась передать в Китай химические формулы компании Coca-Cola. Женщина работала на заводе компании в Атланте, где и узнала секретные формулы покрытия внутренней части банок для напитков. Как установил суд, она собиралась вернуться на родину и открыть там бизнес с использованием украденных сведений. Китаянку приговорили к 14 годам тюремного заключения условно и штрафу в 200 тысяч долларов.

Кража коммерческой тайны, или промышленный шпионаж — неотъемлемая часть истории человеческого общества, развития торговых и деловых отношений. Информация о чужих технологиях всегда имела ценность, а вовремя полученные сведения приводили к экономическим рывкам отдельных стран и переделу сфер влияния в мире.

Свое начало промышленный шпионаж берет из глубины веков. АиФ.ru перечисляет самые яркие случаи кражи производственных секретов.

Шелк

В древнем мире очень высоко ценилась эта мягкая ткань из нитей, добываемых из кокона тутового шелкопряда. Впрочем, о том, что к ее производству причастны бабочки, знали только в Китае, который на протяжении тысячелетий изготавливал шелк и строго охранял свою монополию. В китайских хрониках описана легенда о принцессе, которая отправилась за границу к своему возлюбленному, надев на голову шляпу с цветами, где были спрятаны шелковичные черви и семена тутового дерева. Так иностранцы узнали тайну изготовления шелка. Но это всего лишь легенда. В реальности технология производства ценной ткани покинула пределы Поднебесной в VI веке н. э.

В то время цены на шелк были очень высокими, а его поставки — ограниченными. Ситуация изменилась после того, как к византийскому императору Юстиниану Великому наведались два монаха-несторианца. Они рассказали ему секрет изготовления шелка: черви, поедающие листья тутового дерева, прядут коконы, из которых и вытягивается нить будущей ткани.

Сочтя, что климат Средиземноморья вполне годится для разведения тутового шелкопряда, Юстиниан попросил монахов отправиться в Китай в качестве миссионеров и привезти ему оттуда коконы гусениц. Что и было проделано. Шпионы в монашеских одеяниях спрятали яйца шелкопряда в полых бамбуковых посохах. Они старались держать их при низкой температуре, а для того, чтобы кормить появившихся гусениц, прихватили с собой и горшки с тутовыми кустарниками. Их они поливали, используя собственные запасы питьевой воды.

Операция по доставке шелковичных червей в Византию длилась два года и завершилась в 552 году. В результате китайской монополии на владение технологией производства шелка пришел конец.

Вскоре изделия из этой ткани стали изготавливать при императорском дворе, а затем в Восточном Средиземноморье появилась собственная индустрия шелководства.

Фарфор

Еще один традиционный для Китая товар, который появился в период правления монгольской династии Юань. Секрет его производства был овеян мифами. Например, китайцы утверждали, что вся фарфоровая масса в сыром виде находится под землей в нескольких священных местах, где ее охраняют злые духи. А в готовый фарфор она превращается под лучами солнца.

На протяжении столетий Китай сохранял монополию и экспортировал изделия из этого вида керамики в Европу, Персию, на Ближний Восток. Фарфоровой столицей Поднебесной был город Цзиндэчжэнь на юго-востоке страны — там было сосредоточено почти все производство, и тысячи печей, в которых обжигались заготовки из каолина (белой глины), не гасли даже по ночам.

Европейцы безуспешно пытались разгадать тайну производства фарфора. Сначала они вообще считали, что это продукт из смеси яичной скорлупы и рыбьей чешуи, который после обжига надлежит выдерживать в земле на протяжении 100 лет. Затем были попытки поработать с глиняными смесями, но в результате получались материалы, больше похожие на стекло.

В 1698 году в Китай прибыл французский священник-иезуит Франсуа Ксавье д’Антреколь. Был он человеком общительным и обаятельным, умел устанавливать нужные контакты. Находясь в Цзиндэчжэне, святой отец внимательно наблюдал за работой печей и ненавязчиво выведывал информацию о производстве фарфора. Это требовало ума, настойчивости и терпения: технологический процесс был разбит на этапы и поделен между несколькими семьями, проживавшими в городе. Приходилось общаться со всеми.

В 1712 году д’Антреколь отправил из Китая во Францию письма, в которых подробно изложил технологию изготовления фарфоровых изделий. Получателем был другой священник, который вскоре опубликовал их в ежегодном отчете миссий иезуитов и тем самым предал огласке секретную технологию.

«Мои регулярные поездки в Цзиндэчжэнь со временем позволили мне разобраться в процессе изготовления этого прекрасного фарфора, которым все восхищаются и который отправляется во все уголки мира. Я полагаю, что подробное его описание окажется полезным в Европе, — сообщал миссионер. — Кроме того, что мне довелось увидеть собственными глазами, я многое узнал от новообращенных христиан и прочих горожан, которые изготавливают фарфор. Я проверял истинность и точность их ответов по китайским книгам и справочникам о фарфоре. Благодаря этому, полагаю, мне удалось получить довольно точное представление об этом тонком и высоком искусстве…».

Франсуа Ксавье д’Антреколь смог доходчиво объяснить, в каких пропорциях и как смешиваются ингредиенты, как надо месить получаемую массу, делать заготовки и обжигать их в печах. Кроме того, он указал на ряд побочных технологий — например, как надо готовить глазурь. К тому моменту в Европе уже начали производить свой фарфор (в частности, в Саксонии заработала Мейсенская мануфактура), но понимания основного принципа производства (какие виды белой глины и как смешивать) еще не было. Так что сведения, переданные священником, оказались весьма кстати.

Текстиль

Во второй половине XVIII века монополией на производство текстиля владела Англия. Она отправляла в Америку текстильные изделия, на которые непомерно задирала цены, и контролировала этот рынок. Кроме того, англичане тщательно оберегали все, что было связано с их достижениями в текстильной промышленности: из страны нельзя было вывозить фабричное оборудование и даже чертежи станков.

В 1789 в США прибыл Самуэль Слейтер — молодой англичанин, успевший поработать подмастерьем на хлопкопрядильной фабрике и хорошо усвоивший организацию текстильного производства. Он мечтал открыть собственную ткацкую фабрику на родине, но понимал, что не выдержит там конкуренции, а потому отправился в поисках удачи за океан. Зная о действующих запретах на вывоз станков и чертежей, Слейтер просто-напросто выучил эти чертежи наизусть. А поднимаясь на борт отплывающего в Америку корабля, выдал себя за крестьянина.

В США, в городе Потакет, Самуэль Слейтер основал первую в стране текстильную фабрику, на которой он смог реализовать все, что запомнил, работая в Англии. С тех пор этого человека называют «отцом американской промышленной революции», хотя на родине, в Великобритании, за ним закрепилось менее лестное прозвище — Слейтер-предатель.

Каучук

Индейцы Южной Америки веками использовали сок гевеи для получения мягкой тягучей массы, которой можно было придать любую форму и сделать из нее, например, непромокаемую обувь или подпрыгивающий мяч для ритуальной игры. Когда Христофор Колумб привез такой мяч в Испанию, европейцы узнали о существовании удивительного материала — каучука. Позже в него добавили серу, и получилось то, что мы теперь называем резиной.

Стоили резиновые вещи дорого: монополией на производство каучука владела Бразилия, и она устанавливала на него очень высокие цены. При этом вывоз за пределы страны семян гевеи был запрещен под страхом смертной казни. Неудивительно, что Бразилия в XIX веке процветала и являлась самым богатым государством Южной Америки: торговля каучуковыми изделиями приносила ей огромный доход.

Другие страны стремились ликвидировать бразильскую монополию, а англичане даже несколько раз вывозили оттуда и саженцы, и семена гевеи, но растение не приживалось из-за холодного климата. В конце концов британские биологи тщательно изучили гевею и даже нашли подходящее место для ее выращивания (в Малайе, которая была колонией Британской империи), но для этого им требовалось большое количество семян. Кто же их доставит из Бразилии?

Человеком, который не побоялся рискнуть своей жизнью, стал биолог и плантатор Генри Уикхем. Живя в Бразилии, он несколько раз отправлял на родину в Британию большие партии орхидей в корзинах. Таможенники тщательно обыскивали эти корзины и в конце концов привыкли к Уикхему, который к тому же постоянно покрикивал на них, проявляя недовольство. После того, как те перестали обращать на него внимание и махнули рукой на орхидеи, англичанин пошел на хитрость — спрятал в корзины мешок с 70 тысячами семян гевеи. И в июне 1876 года вместе с бесценным грузом отбыл на родину сам.

Прошло несколько лет, и малайский каучук начал теснить бразильский на мировом рынке, в результате чего экономика южноамериканской страны пришла в упадок. А Великобритания вплоть до Второй мировой войны пользовалась плодами своего промышленного шпионажа.

Подпишитесь на нас