Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

Жизнь без Петра уже не та. Чему император может научить современную Россию?

9 июня Россия отмечает 350-летие со дня рождения первого российского императора Петра Великого. Его роль в истории государства невозможно переоценить. А какой оказалась бы история России без его преобразований?

Его роль в истории государства невозможно переоценить — по сей день мы фактически во многом живем в той стране, которая была создана реформами Петра и его сподвижников.

Какой оказалась бы история России без этих преобразований, как Петр выиграл первую информационную войну, какие уроки страна должна извлечь из Петровского времени, «АиФ-Петербург» рассказал известный историк и публицист Егор Яковлев.

Реформы до Петра.

Сергей Хорошавин, SPB.AIF.RU: Егор Николаевич, на ваш взгляд, петровские реформы стали естественным развитием событий в стране, или и роль личности в этой истории решающая?

Егор Яковлев: Как это часто бывает, сложились оба условия. Личность Петра оказала огромное влияние на скорость и направление реформ, однако вектор развития страны был задан до него и по внешним, и по внутренним причинам. Изменения начались уже при Федоре Алексеевиче, старшем брате Петра Первого, который, например, отменил местничество — систему, при которой места в государственной иерархии люди занимали в зависимости от знатности своего происхождения, а не от деловых качеств. Воспитателем Федора Алексеевича был духовный писатель, поэт и переводчик Симеон Полоцкий, по инициативе которого (еще до Петра) было основано первое высшее учебное заведение России — Славяно-греко-латинская академия. Известно, что фаворит старшей сестры Петра — царевны Софьи — князь Василий Голицын был не просто эрудирован, прекрасно знал латинский, был знаком с греческим и немецким языками, но и выступал активным сторонником установления прочных связей с Европой. Что проявлялось и в личной жизни — сам он брил бороду, завел у себя в доме немало европейских новшеств, покровительствовал иностранцам. Если бы история сложилась чуть иначе, то Василий Голицын мог бы оказаться в числе сподвижников Петра Первого. Так что страна была готова к реформам. Единственное отличие — тогда Россия ориентировалась на соседнюю Речь Посполитую, перенимая моду и институты управления от своего ближайшего соседа. При Петре же в качестве образца были выбраны страны Западной Европы, преимущественно протестантские государства. И ключевое отличие, связанное с гением самого Петра, это — резкость и необратимость реформ, которые без него шли бы медленно, в вялотекущем духе.

Масштаб фигуры.

— В чем особенности личности Петра?

— Масштабностью своего мышления Петр превосходил не только всех русских царей, которые были до него, но, пожалуй, и большинство мировых правителей за всю историю. При этом он совмещал пост монарха с навыками и умениями, которые свойственны представителям совсем иных профессий. Он мыслил, как купец, развивая внутреннюю и внешнюю логистику, пробиваясь к морям, по которым могла идти торговля, — и известно, что в самый критический момент своего царствования, во время окружения турецкими войсками на Пруте в 1711 году, Петр готов был отказаться от всех сделанных приобретений, не соглашаясь лишь уйти из устья Невы и оставить Санкт-Петербург. Он, как купец, понимал всю важность сохранения этой торговой артерии. И огромное влияние на ход и направление реформ оказала также его личная страсть к морю — он влюбился в море, когда впервые побывал в Архангельске, и с тех пор не изменял своей страсти. Нет сомнений, что если бы Петр не был царем, то он бы нашел себя в другой профессии — например, был бы прекрасным корабелом. Он отлично плотничал, разбирался в чертежах, мог строить корабли. В те времена (да и сейчас) это было удивительно, и не только для русского царя. Он мог бы стать и прекрасным капитаном, поскольку умел и любил ходить под парусом. Наконец, нельзя не отметить его дипломатические способности. Так, в Северную войну со Швецией Россия вступила не в одиночку, а в коалиции с другими европейскими державами. Другое дело, что потом Карл XII поочередно «выбил» союзников, и Россия осталась со шведами один на один. Но это умение — сколачивать союзы, играть на противоречиях, в Петре было. Известно, что на последних этапах Северной войны Англия очень подозрительно относилась к деятельности России и фактически поддерживала Швецию. Но английский флот — самый мощный на тот момент в мире — так и не вступил в войну. Возможная причина в том, что Петр сыграл на опережение: в Лондоне не было единства по поводу России. Английский политический класс опасался появления на Балтике новой силы, а вот английские купцы, напротив, были рады появлению петербургского порта и возможности беспрепятственной торговли с Россией — и Петр наладил издание специальных «памфлетов» для англичан, в которых поддерживал доводы «партии торговли».

А поскольку интересы купцов и моряков в Англии всегда были тесно переплетены, то английский флот и воздержался от прямой помощи Швеции. Информационная война была блестяще выиграна.

Как быть с Западом?

— Существует точка зрения, что различные неустройства и проблемы в российской жизни связаны с тем, что Петр привил на русской почве изначально чуждые ей европейские идеи. И без петровских реформ страна развивалась бы более гармонично. Вы согласны с этим?

— Эта точка зрения характерна для славянофилов XIX века, которые, на мой взгляд, ошибаются, представляя Россию в образе этакого витязя на распутье. Он может пойти налево и выбрать одну историю, а может пойти направо и выбрать другую. Реально же у России такого выбора не было — она уже шла, и вопрос был только в том, удастся ли ей сохранить себя на этом пути, или гегемоном Восточной Европы станет любой другой хищный конкурент — Швеция, Турция или Речь Посполитая.

— Петр Первый пробивал «окно в Европу», которое прямо сейчас активно заколачивают. Есть ли алгоритм правильного взаимодействия с Западом для России?

— Иностранцы были в России и до Петра, но они жили в своеобразном гетто — Немецкой слободе, а попасть в страну могли, лишь завербовавшись на русскую службу или в качестве купцов и дипломатов. Петр же разрешил свободный въезд в страну иностранцев, убрал религиозные ограничения, исповедуя принцип равенства возможностей. Примат — интересы Российской империи, и если ты с ним соглашаешься, то абсолютно все равно, кто ты по происхождению. В результате уже в начале XVIII века вице-канцлером России становится крещенный еврей Петр Шафиров (немыслимый случай для тогдашней Европы), не слугой, но крестным сыном, другом и сподвижником Петра оказывается выходец из Африки Авраам Ганнибал — и это на фоне процветающей международной работорговли чернокожими. Все заместители руководителей коллегий (министерств) при Петре были иностранцами. При этом у него не было какого-то преклонения перед иноземцами — царя интересовали исключительно деловые качества человека, и если зарубежный гость оказывался недостоин своего поста, то наказание было столь же стремительным, как и для любого россиянина. И наоборот, при Петре любой житель России мог сделать стремительную карьеру, поднявшись, буквально как Меншиков, из грязи в князи. И этот принцип — открытые двери и работающие социальные лифты, при условии преданности интересам страны — отличает Петровскую эпоху.

— Но есть и отрицательные стороны в деятельности первого российского императора…

— Конечно, он был сыном своего времени — вспыльчивым, жестоким, в личных отношениях — собственником и тираном, иногда удивительно мелочным. Да и реформы не все были продуманы и доведены до конца. С другой стороны — многое из того, чем мы пользуемся и сегодня, появилось в России только благодаря Петру, в том числе и благодаря вот этому вниманию к деталям.

Внимание к Востоку.

— История иногда причудливо повторяется. Так, сегодня наша страна также нуждается в развитии своей экономики и импортозамещении, как и допетровская Россия. Можно почерпнуть какие-то уроки у Петра Первого?

— Мы все знаем про прорубленное окно в Европу. Но надо помнить, что не менее великим свершением были и открытые Петром двери в Азию. Царь понимал, что нам нужно осваивать богатства Урала и Сибири, и именно с его подачи началось бурное развитие отечественного горного дела и промышленности на востоке страны. Петр Первый знал, что именно здесь, в азиатской части мира, скрыты огромные ресурсы и богатства, и именно с опорой на них Россия может успешно развиваться. Внимание к Востоку и рациональное отношение к своим ресурсам — это тоже наследие Петра Великого.