Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

Пётр Дубров рассказал о нештатной ситуации в космосе и даме сердца

Первый хабаровский космонавт после годового пребывания на МКС вернулся в родной город.

Первый хабаровский космонавт Пётр Дубров впервые после годового пребывания на МКС вернулся в родной город: увидеться с родственниками и друзьями, встретиться с молодежью, чтобы рассказать о насыщенной миссии и непростой профессии. Корреспондент ИА «Хабаровский край сегодня» побеседовал с земляком.

 — Пётр, Вы вернулись на Землю около семи месяцев назад после 355-суточного пребывания на МКС. Сложно далось восстановление?

 — Вестибулярный аппарат отвыкает от гравитации. В первый день после прилета достаточно было резко повернуть голову чтобы потерять ориентацию, когда не понимаешь, в какую сторону наклонено тело. В этот период мне помогали передвигаться, поддерживали. Но уже на второй день я начал ходить практически свободно, а на четвёртый — выполнял эксперименты на беговой дорожке и работал в скафандре. А через месяц стал абсолютно комфортно себя чувствовать.

 — Вы только завершили реабилитацию, что же дальше? Второй раз космические просторы планируете покорять?

 — Сейчас я состою в списке активных космонавтов. Меня могут назначить в экипаж, если врачи решат, что состояние здоровья соответствует. Но когда это произойдет, сказать сложно. Экипажи расписаны на несколько лет вперед, космонавты уже готовятся к предстоящим миссиям.

Но работы и на Земле хватает. Находясь на МКС, я подмечал некоторые моменты, требующие усовершенствования. Например, я хочу заняться разработкой программного обеспечения, которое повысит качество информационной поддержки экипажа. Моя задача сделать так, чтобы материалы, которые часто требуются космонавтам, были систематизированы в общей базе и открывались без труда с планшета или компьютера.

Сейчас работа построена на основе более старых технологий: на борт передают отдельные документы, которые между собой не взаимосвязаны, хотя в процессе работы экипажу постоянно приходится объединять информацию из разрозненных источников.

 — Вы наверняка часто вспоминаете время пребывания на борту. Бывало хоть раз страшно?

 — Волновался, конечно. Так, 29 июля к МКС направили лабораторный модуль «Наука», предназначенный для дальнейших исследований. После выведения на орбиту модуля возник ряд нештатных ситуаций. Наземная команда специалистов беспрерывно трудилась на протяжении нескольких суток, чтобы аппарат благополучно прибыл и пристыковаться.

Стыковка прошла штатно, в автоматическом режиме, и мы уже начали открывать люки в новый модуль. Однако через некоторое время двигатели «Науки» включились и нарушили ориентацию станции.

Дело в том, что МКС имеет определенное положение относительно Земли, вращается вокруг нашей планеты с угловой скоростью около 4 градусов в минуту. Точность очень важна! Изменение положения в пространстве относительно Солнца солнечных батарей и радиаторов может привести к нарушениям работы систем электрообеспечения и терморегулирования, а ориентация антенн влияет на наличие связи.

Получив аварийное сообщение, мы оперативно отреагировали согласно инструкциям, достаточно быстро вернули станцию в нормальную состояние.

 — Наверняка вы скучаете по неземным пейзажам, открывающимся с борта МКС. Расскажите, какое астрономическое явление впечатлило больше всего? А созвездия с «корабля» выглядят иначе?

 — Эффектнее всего смотрится северное сияние — масштабно! Переливающиеся всполохи, поднимающиеся от атмосферы вверх. Правда эти разноцветные «шлейфы» в реальности не так ярки, как на кадрах, ведь при съемке фотографы используют длительную выдержку.
В остальном, нахождение на борту практически не влияет на то, как выглядят звезды и планеты. Ведь расстояние до Луны составляет 384 тысячи км, а МКС летает на высоте чуть больше 400 км от земной поверхности. Однако, отсутствие атмосферы между станцией и объектами наблюдения позволяет видеть их более отчетливо и получать детальные фотографии.

Но наблюдать за небесным представлением не так удобно. Каждые 90 минут станция совершает полный оборот вокруг Земли, поэтому Солнце и другие небесные тела скрываются за горизонтом и вскоре появляются вновь. Движение очень быстрое.

 — Мы следим за новостями космической сферы. Ведущие державы после длительного перерыва заявили о готовности вернутся к освоению Луны. Так, например, в 2025 году американцы планирует высадиться на поверхность спутника, да и в России в скором времени хотят запустить первую за 46 лет станцию «Луна-25». Вы считаете, человечеству нужны такие миссии? Сами бы отправились на Луну?

 — Когда знаменитого математика Давида Гилберта в начале прошлого века студенты спросили, какая задача, по его мнению, наиболее важна для математики, он ответил «поймать муху на обратной стороне Луны». И затем пояснил: «Только представьте, сколько важных сложнейших задач надо решить, чтобы это осуществить».

Если мы сможем организовать колонию на Луне, это будет значить, что уровень развития нашей техники остаточно высок для решения следующих задач. Важно это и для обнаружения полезных ресурсов, и для наработки опыта полетов на дальние расстояния.

Российские технологии с учетом ведущихся сейчас разработок позволяют отправиться на пустынный Спутник, правда затраты на такие мисси астрономические. Если мне повезет участвовать в таком путешествии, то это будет очень интересно и почетно!

 — Как считаете, существуют внеземные цивилизации?

 — Исследования космоса продвинулись достаточно далеко, было обнаружено немало экзопланет, схожих по размерам с Землей. Многие их них находятся в «зоне Златовласки», то есть на этих небесных телах, возможно, находится вода в жидком состоянии, возникли благоприятные условия для развития живых организмов. Хочется верить, что разумные существа вне нашей цивилизации существуют.

 — Петр, Ваша жизнь сильно поменялась после полета?

 — Разве что обрушилось большое количество внимания, особенно в родном городе. И до начала пандемии уже проходя подготовку в отряде космонавтов я бывал здесь регулярно, раз в год-два, но визиты такого интереса не вызывали. Нынешний отпуск в Хабаровске оказался напряженным и насыщенным: масса встреч и поездок.

 — Вы большое внимание уделили беседам со школьниками и студентами, чтобы мотивировать ребят. Дайте совет, как им тоже «дотянуться» до космоса?

 — Очень важно, горя идеей, суметь найти себя и не останавливаться, не опускать руки несмотря на все возникающие преграды. Немного выше шансы попасть в ряды космонавтов у выпускников высших учебных заведений, связанных с космической отраслью, кто освоил инженерные специальности.

В нашем крае у таких ребят большие перспективы. В соседской Амурской области развивается быстрыми темпами современный космодром «Восточный». Там требуется большое количество профессионалов и на этапе строительства, и будут востребованы специалисты для обеспечения происходящих сейчас и будущих запусков.

 — Вы сами стали космонавтом благодаря первому в России открытому набору, продолжает ли действовать такой способ формирования штата «Роскосмоса»?

 — Да, с тех пор все наборы в отряд космонавтов проводятся по открытой схеме. Практически постоянно Центр подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина принимает документы от претендентов, а на сайте ЦПК опубликованы требования, с которыми в любое время можно ознакомится.

 — Вы в Хабаровске не были больше трех лет, изменился город?

 — Появляются новые районы, постройки. Мое любимое место — городская набережная Амура — постоянно преображается. Надеюсь, успею до конца отпуска по ней прогуляться и, возможно, даже прокатиться на коньках на народном катке стадиона имени Ленина.

 — Насколько мне известно, вы привезли в родной город подарки, в частности, одну из перчаток скафандра…

 — Да, я подарил Гродековскому музею перчатку скафандра «Орлан-МКС» и несколько вещей бывших со мной в космическом полете. Надеюсь, что в скором времени они станут частью посвящённой космосу экспозиции.

 — В своей профессии вы уже добились немалых высот, но есть и иные сферы жизни. Можно ли поинтересоваться о личном и сокровенном: есть ли у вас дама сердца?

 — Нет, я не женат и, с какой-то стороны, это упрощает мою работу, которая отнимает много времени и внимания. Мне легче совершать длительные полеты в космос: наверное, я бы не смог так спокойно месяцами отсутствовать на Земле, если бы меня на ней ждали супруга и дети.