Источник: ГУ МЧС РФ по Иркутской области

Собака-спасатель по кличке Ирэль отметила 7 лет со дня рождения. К этой дате её хозяева из ГУ МЧС по Иркутской области, подготовили подарок — красивую попону и вкусный обед. Еще бы! На её счету — не одна спасенная жизнь заблудившихся в лесу людей. О своем питомце и о том, как ведутся розыски, irk.aif.ru рассказал Иван Харченко — кинолог Специализированной пожарно-спасательной части.

Серьёзная подготовка.

Белый лабрадор по кличке Ирэль — первая собака-спасатель в Приангарье, ей семь лет, и все эти годы она «на службе». Животных в спасатели отбирают в раннем детстве, после тестов на устойчивость нервной системы, обоняние и слух.

Если так можно сказать, то важен и характер — на такой работе нечего делать меланхоликам и холерикам. А вот сангвиники и флегматики эмоциональные перегрузки выдерживают легко.

«Ирэль на службе с 2016, а я с ней — с 2018 года, — рассказывает Иван Харченко. — Нам, можно сказать, повезло друг с другом. Собака только что прошла подготовку. Ей нужен был профессионал в пару. А я пришёл с документами устраиваться на работу спасателем. Но предложили стать кинологом, я как раз заканчивал обучение по этой специальности. Согласился, не раздумывая. С тех пор мы с Ирэлью — тандем. Вместе ищем людей».

К тому времени Ирэль уже прошла основной курс дрессировки и стала «профессионалом», умела искать людей по запаху в самых сложных условиях и бегать по лесу. В паре с новым проводником она почувствовал себя комфортно.

Спасли мальчишку от медведя.

«Однажды нам с Ирэлью удалось спасти от медведя потерявшегося мальчишку, — рассказывает Иван об истории, которая запомнилась ему больше всего. — Дело было в тайге, в одном из западных районов области. Пятнадцатилетний подросток ушёл в лес за ягодой и потерялся. Поиски начались, конечно, не сразу. И, хотя в тайге были и волонтёры, и полиция — в общем, парня искали сотни людей, задача была непростая. И шансы таяли с каждым часом. Но всё-таки, когда прочесывали сектор за сектором, собака “сделала стойку”. Поймала запах парня. Судя по следам, он уже ушёл далеко вперёд, и мы начали преследование. Видно было, что мальчишка, в общем, неподготовленный, очень быстро идет по тайге. Для нас было главное — он жив и, судя по темпу ходьбы, со страху решил, что главное — не стоять. Потом вдруг он резко рванул в сторону, через бурелом, не разбирая дороги. ..».

К тому времени уже стемнело, и поиски пришлось приостановить до рассвета. «Потеряшка» за сутки рванул больше, чем на 30 километров! Утром выяснилось, что заставило парня уйти с лесной дороги. Скорее всего, он услышал хруст веток и понял, что где-то близко медведь. И теперь задача спасателей усложнилась.

«Медведь почуял добычу и медленно шел за будущей жертвой, — вспоминает Иван Харченко. — А мальчишка, судя по следам, уже выбивался из сил, спотыкался и падал. Он снова “нарезал” около тридцати километров, долго так не протянул бы. Впереди болота. Догнать парня раньше хищника мы не успевали. Осталось отогнать косолапого. Тут, конечно, помог шум. Всё-таки людей в тайге было много и звуков хватало. Мишка ушёл. А парень, когда увидел спасателей, сразу упал. Откачали, доставили в больницу».

Таких историй со счастливым концом в совместной биографии Ивана Харченко и его Ирэли — не одна, с десяток.

Как-то, например, они обнаружили охотника в тайге, которого уже отчаялись найти живым. Оказалось, он отошёл совсем недалеко от машины за водой и надолго потерял сознание. Когда пришел в себя, путал даты.

«Эти поиски, наверное, самые лучшие аттестации и самые жесткие экзамены на “профпригодность”, — смеётся Иван Харченко. — Хотя и самые обычные проверки пёс проходит регулярно — так положено».

День рождения прошёл, и хвостатый спасатель снова на боевом посту.

Пройдет всего месяца три, и наступит пора искать в тайге сборщиков черемши и папоротника. Потом — ягод и грибов, а заодно — и туристов. Потом — орехов.

Подпишитесь на нас