С какими болезнями ростовчане чаще всего звонят в «скорую»

Когда в Ростове «скорая» приедет за 20 минут, и что нужно сообщать диспетчеру.

28 апреля — День работников скорой помощи. Чем отличается «скорая» от «неотложки», а также как ее правильно вызывать, чтобы бригада приехала максимально быстро. Об этом и не только — в интервью Радио «Комсомольская правда» на 89,8 FM рассказал заместитель главного врача по скорой помощи ГБСМП Василий Фалин.

Гостем студии радио «Комсомольская правда» стал заместитель главного врача по скорой помощи ГБСМП Василий Фалин. Кристина Круговых.

«ВОДИТЕЛИ СТАЛИ ГОРАЗДО СОЗНАТЕЛЬНЕЕ».

— Василий Владимирович, сколько звонков «скорая» получает в день?

— В Ростовской области между всеми станциями скорой помощи и службой 112 осуществлена интеграция, поэтому около 40% вызовов принимают операторы этой службы, остальные звонки принимают диспетчеры по приему скорой медицинской помощи, которые находятся в нашем штатном расписании и расположены недалеко от ГБСМП. В спокойном режиме мы принимаем и выполняем около 1100 вызовов в сутки, а звонков в центральную диспетчерскую поступает около 1,5 тысячи в сутки.

— Это в штатном, нормальном режиме?

— Да, именно так. В те тяжелые дни, когда город захлебывается от какой-нибудь волны вирусной инфекции, в центральную диспетчерскую Ростова поступает до трех тысяч звонков.

— Вопрос, который волнует всех: время прибытия «скорой». Каковы нормативы и сегодняшняя реальная ситуация?

— В последнее время нормативы не менялись. Нормативно закреплен только приезд бригады на вызов в экстренной форме, когда есть непосредственная угроза для жизни и здоровья пациента — ДТП, падение с высоты, отравление, тяжелые ожоги, электротравмы, — на эти вызовы бригады скорой помощи должны прибыть в течение 20 минут. Все остальные вызовы, которые являются по нашей классификации неотложными, и не представляют непосредственной угрозы жизни или здоровью, на такие вызовы время прибытия не регламентировано. Они выполняются при отсутствии вызовов экстренной формы.

— За счет чего удается добиться такого показателя, 20 минут?

— Это целый комплекс организационных мероприятий — это сеть из десяти подстанций, которые распределены по всему городу, это максимально быстрые прием и передача вызовов по интернет-каналам, это передача вызовов на ближайшую бригаду, для этого все диспетчерские оснащена системой «Глонасс». Благодаря этой системе в совокупности мы и стараемся приезжать к людям как можно быстрее.

— Пробки и те водители, которые не пропускают кареты скорой помощи, ухудшают ситуацию?

— В последние годы ситуация улучшается. Нам сейчас стали чаще уступать дорогу, когда мы включаем проблесковые маяки, сирену. Но иногда бывают ситуации, что дорога загружена настолько, что у водителя физически нет возможности уступить полосу для движения, и тогда, конечно, мы движемся гораздо медленнее, чем хотелось бы. Но повторюсь, если смотреть динамику за последние годы — водители стали гораздо сознательнее, и мы им за это очень благодарны.

«ОТВЕЧАТЬ БЫСТРО, ЧЕТКО, ХЛАДНОКРОВНО».

— До сих пор не все горожане понимают разницу между «скорой» и неотложной помощью. Пожалуйста, проясните этот момент.

— Скорая помощь это именно тот раздел, который спасает жизни. Это падения с высоты, огнестрельные, ножевые ранения, ДТП, вызовы к людям без сознания, не дышит, посинел, это инфаркт миокарда либо инсульт. Все эти вызовы относятся к категории экстренных. Туда мы стараемся прибыть максимально быстро. К этой же категории относятся травмы у детей, кровотечения, проблемы во время беременности, начавшиеся роды. Все остальные вызовы, в которых нет непосредственного риска для жизни либо здоровья, — это вызовы неотложной формы.

— Что нужно сообщить диспетчеру при вызове?

— Всегда нужно помнить, что диспетчер не может знать всех адресов в городе, поэтому максимально точно нужно сообщать номер дома, номер подъезда, этаж, код домофона, номер квартиры, контактный телефон. На все вопросы, которые задает диспетчер, отвечать нужно четко, быстро и хладнокровно.

— С чем точно не надо звонить в «скорую»?

— Нужно понимать, что скорая помощь создана для ликвидации экстренных состояний. Не нужно звонить и отвлекать скорую помощь по поводу порезанного пальца или занозы, которая попала даже в палец маленькому любимому ребенку. Нужно его взять и самостоятельно отвести в травмпункт, если не можете оказать помощь сами. Ресурс скорой помощи рассчитан и на сознательность граждан в том числе. К примеру, каждый человек, который страдает гипертонией, должен иметь дома базовый набор препаратов. Он должен знать алгоритм, если у него повышается давление, какую дополнительную таблетку он должен принять. А «скорую» надо вызывать, когда все возможные методы помочь себе самостоятельно не сработали.

В СРЕДНЕМ, ГОСПИТАЛИЗИРУЕМ 300 ПАЦИЕНТОВ.

— Не всегда человек может адекватно оценить свое состояние. Насколько часто пациенты отказываются от госпитализации?

— Из 1100 вызовов в среднем за сутки, мы госпитализируем в среднем 300 пациентов по всем больницам нашего города. Это разные диагнозы — инфаркты, гипертонические кризы, подозрения на острую хирургическую патологию — язвенные кровотечения, аппендициты и тому подобное. Примерно в 5% случаев, когда мы предлагаем человеку госпитализацию, он от нее отказывается. Для этого в городе выстроена система преемственности, мы такие вызовы обязательно передаем в участковую поликлинику, чтобы человек не остался без внимания со стороны медицинских работников. Если мы видим, что человек по тяжести состояния, находится в том положении, что он не может адекватно оценить тяжесть своего состояния, мы можем приехать к нему «активно», то есть сами оформим вызов, и через час-два приедем, осмотрим, предложим еще раз госпитализацию.

— Но госпитализация — все-таки только с согласия пациента?

— Конечно. Недобровольная госпитализация осуществляется только в рамках оказания экстренной психиатрической помощи, и еще в тех случаях, которые законодательно закреплены — когда пациент представляет угрозу для окружающих в силу неадекватности своего сознания, либо представляет опасность для самого себя, либо не может выполнить минимальные, необходимые вещи по самообслуживанию. Только тогда закон об оказании помощи гражданам с психическими заболеваниями позволяет осуществить его госпитализацию в недобровольном порядке. Вся остальная госпитализация только с согласия пациента.

— Вопрос, который интересует многих ростовчан, — возможно ли при госпитализации выбрать то ли иное медучреждение по желанию пациента?

— В рамках оказания скорой помощи это сделать невозможно. У нас существует приказ по маршрутизации пациентов. Он подписывается министром либо заместителем министра здравоохранения, и этот приказ четко регламентирует порядок. Условно, пневмония госпитализируется сегодня в одну больницу, завтра в другую. Острая хирургическая патология, травматология и так далее — все закреплено в приказном порядке. Вы поймите, если, например, сегодня по хирургии дежурит ГБСМП, то там развернуты операционные, там готовы анестезиологи, лаборатории, УЗИ, вся тяжелая диагностика. А человек хочет госпитализироваться в медуниверситет. Нам не сложно отвезти его туда, но там в данный момент этой подготовки не будет — не готова операционная бригада, операционный стол, стерильные материалы. Желание выбора оно неправильное в рамках оказания скорой помощи. Есть приказ, есть готовая больница — надо ехать туда.

— Если, например, человек проживает в Батайске, находится в гостях в Ростове, ему стало плохо. Приедет ли к нему, и госпитализирует ли его скорая помощь из донской столицы?

— Для скорой помощи в любой части РФ нет разницы, где человек прописан и где он закреплен. Если у нас в гостях окажется житель Москвы, Санкт-Петербурга или Сибири, мы будем работать с ним точно так же, как с ростовчанином. На не интересует его полис ОМС. На этапе скорой помощи нам важны только пациент, его состояние и его медицинские показания к госпитализации. При наличии, мы запишем в карту вызова и данные паспорта, и полиса. Но все это нужно уже потом.

— Налажена ли обратная связь с пациентами, если возникают вопросы-обращения с их стороны?

— Обращения со стороны граждан возникают регулярно. Мы с этим работаем постоянно. И наши заведующие подстанциями прозванивают пациентам, чтобы оценить качество работы и удовлетворенность людей. И люди пишут тоже — и благодарности, и недовольство выражают. И мы в постоянном режиме со всем этим работаем.

«МЫ ОТНОСИМСЯ К ЭТОМУ СОВЕРШЕННО СПОКОЙНО».

— Какие вызовы чаще всего поступают — чем болеют ростовчане?

— Два года пандемии, и сейчас мы работаем в совершенно спокойном режиме. Сейчас минимальное количество пациентов с подтвержденной коронавирусной инфекцией. Мало вирусных инфекций, ОРВИ. В основном это сердечно-сосудистые проблемы, скачки давления, ситуации, когда человека беспокоит болевой синдром, травмы, отравления — все это ежедневная и активная работа для скорой помощи.

— Есть ли проблемы с кадрами?

— Вся скорая помощь страны испытывает дефицит — и центральные города, и отдаленные поселки. Везде не хватает врачей и фельдшеров скорой медицинской помощи. Мы постоянно работаем над этой проблемой, привлекаем молодых сотрудников, поддерживаем их. Например, в рамках Ростова всем молодым сотрудникам, будь-то врач, фельдшер или водитель, не имеющие жилья, городская администрация рассматривает вопрос по предоставлению служебного. Это очень хороший мотиватор. Второй момент — это зарплата. Мы четко выдерживаем ту дорожную карту, которая была разработана в соответствии с указами Президента. И водители, и средние медработники, и врачи скорой помощи получают зарплату максимально приближенную к этим целям.

— Могли бы Вы вспомнить случаи, которые особо запомнились?

— Вы знаете, человек такое существо, которое привыкает ко всему. И когда на скорой помощи проработаешь достаточно долго, то те ситуации, которые человека обычно могут шокировать, вывести надолго из равновесия, их воспринимаешь совершенно спокойно. Ужасного вида раны, человек упавший с высоты выглядит настолько тяжело, что на это трудно смотреть. Но мы к этому привыкаем, мы с этим живем ежедневно. В наших бригадах в среднем раз в неделю рождается ребенок, это ли не удивление. Но это часть нашей жизни и работы, и мы относимся к этому совершенно спокойно.